Батюшка ночная молитва

Религиозное чтение: батюшка ночная молитва в помощь нашим читателям.

Сокровищница духовной мудрости

Со слезами молись ночью, так, чтоб никто не ощутил, что ты молишься, — и обрящешь благодать (авва Евагрий, 89, 615).

Великое дело — среди глубокой ночи, когда спят все люди, звери и скот, когда господствует глубочайшая тишина, тебе одному бодрствовать и дерзновенно беседовать с общим всех Владыкою (свт. Иоанн Златоуст, 45, 758).

Сладок сон? Но нет ничего слаще молитвы (свт. Иоанн Златоуст, 45, 758).

. Научимся неотступно и постоянно прилежать к молитве, и днем и ночью, и особенно ночью, когда никто не смущает, когда ум спокоен, когда великая тишина и нет никакого волнения в доме, никто не препятствует нам заняться молитвою и не отвлекает от нее, когда возбужденная душа может обстоятельно высказать все Врачу душ (свт. Иоанн Златоуст, 47, 322).

Преклони колена, воздыхай, моли Господа твоего быть милостивым к тебе; Он особенно преклоняется (на милость) ночными молитвами, когда ты время отдохновения делаешь временем плача (свт. Иоанн Златоуст, 52, 248—249).

. Растения восстанавливают свои силы. во время ночи; тогда особенно и душа еще более их принимает в себя росу. Что днем накаляется солнцем, то освежается ночью. Ночные слезы лучше всякой росы нисходят и на пожелания и на всякое пламенное разжжение, и не попускают потерпеть ничего вредного. Если она не будет питаться этой росою, то будет сожигаться во время дня (свт. Иоанн Златоуст, 52, 250).

Поверь мне, не столько огонь истребляет ржавчину (металла), сколько ночная молитва — ржавчину грехов наших (свт. Иоанн Златоуст, 52, 250).

Всякая молитва, которую совершаем ночью, да будет в очах твоих досточестнее всех дневных деяний (прп. Исаак Сирин, 58, 173).

Если намерен ты предать душу свою на дело молитвы, очищающей ум, и на пребывание в бодрствовании ночью, чтобы приобрести светлый разум, то удаляйся от зрения мира. (прп. Исаак Сирин, 58, 284).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

О ночной молитве

«Не надо молиться поздно. До 12 часов ночи молитва должна быть кончена, и молящийся должен отойти ко сну. Мы не знаем всех тайн невидимого мира. Не всё нам открыто, и не всё ведомо. Неведомо нам и то, почему именно в эти поздние часы, после 12-ти, тёмные силы особенно чувствуют своё могущество и нападают на душу с особенной яростью. Но люди духовной жизни заметили это. В миру, где такой разгул бесовщины, ночные часы – излюбленные часы предающихся страстям. Люди становятся одержимыми в эти часы. Они теряют образ и подобие своё. Исчезает грань между действительностью и фантазией. Дьявол в эти часы собирает свою жатву.

«Ночная молитва имеет свои особые трудности. Двоящиеся мысли всего сильней сказываются именно на ночной молитве.

Достигнув третьего молитвенного правила, человек приблизился к состоянию единства. Но проверь ночною своею молитвою, чтобы не было оно кажущимся.

Ночью демоны склонны, пользуясь двойственностью, вести споры в недрах человеческой души. Надо остерегаться вступать в пустые внутренние словопрения. Надо гнать их. Вопросы оставлять без ответов. И не соблазняться добрыми намерениями в этих внутренних спорах посрамить врага.

Ночное молитвенное правило должно быть коротким – не более трёхсот молитв. Дабы не воспользовались злые силы ослаблением внутреннего внимания, столь возможного при повышенности всех духовных состояний ночью.

Особенность ночной молитвы заключается в характере искушений. Ночью они более духовны. Больше всего искушают демоны на ночной молитве высотой молитвенных состояний. Внушают горделивые мысли. О необычайных духовных дарованиях молящегося. Услаждают неблагодатными поддельными откровениями. Принимают вид ангела света. Всё это гони от себя именем Господа нашего Иисуса Христа. Всё это – ночные томления души нашей, ней освободившейся от власти страстей.

Когда отступят от души тёмные силы, отравляющие её утончёнными соблазнами, скажется благотворное значение ночной молитвы. Поэтому и демоны так сильно влияют на душу ночью, что на ночной молитве душа делается открытее и доступнее. Но она делается открытее как для злого, так и для доброго. Когда злое отступит, доброе даст плоды во сто крат.

Ночью в душе тише, чем днём. А чем тише в душе, тем слышнее Господу. Ночью молитва легче переходит от внешних слов внутрь сердца и становится духовной молитвой. На ночной молитве, когда без слов взывает душа одним сердечным воздыханием, укрепляется и возрастает дух молитвенный. Ночным молитвенным правилом достигнется то, чего не может дать молитва дневная: как бы призрачность и лёгкость душевной нашей оболочки.

Если ночное правило начато во благовремении, оно сильно подвинет молящегося на молитвенном пути, приближая к вожделенной сердечной молитве.»

из книги прот. Валентина Свенцицкого «Монастырь в миру».

Рекомендуем прочитать:

Добавить комментарий Отменить ответ

Для отправки комментария вам необходимо авторизоваться.

Ночные труды и ночные молитвы

Чистота и порядок должны быть в каждом доме, а уж если это Дом Божий – храм, то тут и порядок должен быть особенным, и чистота – благолепной. Кто следит за всем этим? И возможно ли такое послушание, требующее от человека прагматичности и практичности, соединять с, казалось бы, совершенно иным по настрою – с клиросным пением? Оказывается, возможно. О трудах ризничего и монастырских хорах, уставе и ночных богослужениях – беседа с иеродиаконом Серафимом (Чернышуком), продолжающая серию материалов к 20-летию возрождения Сретенской обители.

– Отец Серафим, вы уже много лет несете послушание ризничего Сретенского монастыря. В чем оно заключается? Что входит в обязанности ризничего?

– Начать надо с того, что такое ризница. Ризницей в монастырях называется помещение, в котором хранится вся церковная утварь – ризы (отсюда и название), сосуды, иконы. Человек, приставленный к ризнице для того, чтобы следить за всей этой утварью, и называется ризничим. Сейчас ризничий занимается не только этим, но и вообще всем внешним обустройством храма. В обязанности ризничего у нас в обители входит уборка алтаря и подготовка к богослужению: принести просфоры, налить вино для литургии, приготовить облачения. На каждый праздник положено облачение своего цвета – соответственно, накануне праздника необходимо принести из ризницы облачение нужного цвета для всех священников, диаконов и пономарей.

Конечно, самое тяжелое время работы в ризнице – накануне праздников.

– Ризница была вашим первым послушанием в монастыре?

– Да. Хотя всё-таки сначала у меня, как и у всякого трудника, были послушания «на подхвате»: подмести двор, разгрузить книги на книжном складе, помочь в саду и т.д. Я пришел в монастырь в апреле 1997 года, а примерно в середине лета меня определили в ризницу.

– Расскажите, каким было послушание в ризнице в то время.

– Начальником тогда был иеродиакон Феофан. Он отличался скрупулезностью и требовательностью к своим подчиненным, особенно придирчиво проверял, как мы исполнили наше послушание.

Тогда мы с отцом Феофаном вдвоем работали в ризнице, нам помогал наш пономарь Тимофей – сейчас он священник. Первым моим «заданием» в ризнице было вывести воск из ковров. Сейчас для меня это не является чем-то серьезным, а тогда на чистку одного ковра ушло два дня. После этого отец Феофан больше не давал мне чистить ковры – счел меня неспособным к этому послушанию. Ковры были очень грязными, и я старался полностью их вычистить – хотя можно было просто вывести самые свежие пятна – и ковры бы казались чистыми.

Через некоторое время отец Феофан стал келарем, а на его место вступил отец Киприан. Тогда кроме меня помощником в ризнице стал послушник Давид, родом из Грузии (сейчас он иеромонах Нафанаил, служит в Грузии). Отец Киприан взялся за послушание даже еще более ревностно, чем отец Феофан. Тогда пол у нас в алтаре был выложен камнем-песчаником, а сверху лежали ковры, которые мы ежедневно пылесосили. Как-то отец Киприан решил отчистить до белизны весь пол под коврами. Мы начали работать – на шлифовку одного квадрата камня у нас уходило около двух часов.

Для нас стало обычным заканчивать послушание далеко за полночь. Послушание начиналось сразу по окончании Литургии – слава Богу, если мы не пономарили. Конечно, постоянно очень хотелось спать. Как сейчас помню: мы с Давидом пришли после Литургии, замертво упали на свои кровати и заснули. Проходит примерно полчаса, и в коридоре слышатся тяжелые шаги нашего начальника, отца Киприана. Он без стука зашел в нашу келью, молча встал посередине комнаты. Воцарилась тишина.

Отцу Киприану тогда недавно подарили скуфью с собольей опушкой. Худой, с острыми чертами лица, небольшой бородкой и в этой скуфье – он походил если не на Кощея Бессмертного, то по крайней мере на Ивана Грозного. Выждав какое-то время, отец Киприан достал свои карманные часы на цепочке. Мы лежим, каждый на своей кровати, повернувшись к стенке. Наш начальник, посмотрев на часы, обратился к нам: «Отцы! Я не понял. Уже десять часов. А почему вы еще здесь?» Первым не выдержал Давид. Недовольным голосом с характерным грузинским акцентом он ответил: «Ну хорошо, хорошо, не стой над душой, сейчас оденемся и идем».

Еще один случай вспоминается. Это было Великим постом, накануне какого-то праздника – то ли Лазаревой субботы, то ли Великого четверга. У нас в храме над входом, где сейчас балкон для клироса, реставрировали фрески. Там стояли леса. Реставратор уже закончил работу, и леса несколько дней не использовались. На это обратил внимание отец Тихон и повелел: чтобы к утру лесов не было! Мы тогда работали в ризнице втроем – отец Киприан, послушник Роман (теперь иеромонах Клеопа) и я. Где-то мы достали китайские пассатижи – больше ничего не было – и начали пытаться отвернуть крепко закрученные гайки на этих лесах. Ставили их профессиональные рабочие, а мы в первый раз имели дело с таким послушанием. В дополнение ко всему в течение всей ночи, пока мы работали, нас донимал своими вопросами сторож Александр. Он сидел за столом у входа и читал Псалтирь, но периодически приходил к нам и задавал отцу Киприану какой-нибудь жизненно важный духовный вопрос. Отец Киприан прекращал работать, тщательно обдумывал ответ, потом пространно отвечал.

Очень хотелось спать. Чтобы было полегче, мы с отцом Клеопой что-нибудь пели. Когда мы приноровились, работа пошла легче. Закончили мы где-то в 4 утра – уже светало. Нам очень хотелось причаститься, мы пошли в алтарь читать Правило к Причастию. Совершили это с немалым трудом: то отец Клеопа читает – я засну, то я читаю – он заснет. Оставалось около часа до службы. Мы пошли немного отдохнуть – и проспали, проснулись уже часов в 9. Но отец Тихон отнесся к нам с пониманием и совсем не ругал.

– И долго ваше послушание продолжалось в таком ритме?

– Через некоторое время, когда я поступил в семинарию, меня перевели на другое послушание, а у отца Киприана стали работать наши студенты. Со временем он, конечно, стал помягче. Какое-то время, после хиротонии во диакона, я был секретарем у отца Тихона – около двух месяцев исполнял это послушание. Потом отца Киприана поставили начальником в просфорню и пошивочную, а ризница перешла ко мне. Долгое время мы работали вдвоем с отцом Севастианом, а сейчас начальник над ризницей отец Лука, мы трудимся с ним вместе.

– Вы также являетесь уставщиком Сретенской обители. Что это за послушание?

– Уставщик – это человек, который следит за правильным совершением богослужения – в соответствии с монастырским уставом. Послушание также очень важное – ведь богослужение является центральной частью жизни обители. А особенность нашего монастыря в том, что он еще и большой приход: большинство молящихся практически на всех службах – не монахи, а миряне. Поэтому мы не можем совершать все службы в точности по уставу – это будет совершенно невозможно для наших прихожан. Мы выработали такой средний устав, основанный в первую очередь на уставе богослужения в Псково-Печерском монастыре, который бы, с одной стороны, не очень утомлял молящихся, а с другой – не сокращал бы службу так сильно, как это подчас происходит на приходах. Пожалуй, для столичной обители это оптимально.

– Есть ли какие-то особенности в богослужебном уставе Сретенского монастыря, отличающие его от других обителей?

– Пожалуй, самая заметная особенность – это братские службы. Они совершаются у нас еженедельно, обычно в четверг – день Тайной вечери. На них, как правило, служит наместник, а вся братия молится и причащается. Накануне проходит братская исповедь. Такие службы очень объединяют братию, помогают в духовной жизни, не дают расслабляться.

Еще одна особенность – это ночные Литургии. Такие Литургии служатся в полночь по желанию братии – обычно два-три раза в неделю, в приделах нашего собора или в домовом храме братского корпуса. На них присутствует братия монастыря и студенты семинарии – человек 5–10, не больше. По сложившейся традиции все пришедшие на ночную Литургию причащаются, как это было в древней Церкви. Ночная молитва – древнее монашеское правило, совершение которого, конечно, приносит только пользу.

Великим постом один раз в неделю Литургия Преждеосвященных Даров у нас совершается вечером, как это положено по Уставу. Все, кто хочет приобщиться святых Христовых таин на этой службе, должны ничего не есть и не пить весь день. Несмотря на такую трудность, эти службы народ очень любит, причащается на них обычно около 100 человек.

– Сретенский монастырь славится своими хорами. Расскажите, пожалуйста, о них.

– Я собственно сюда и пришел из-за хора. Здесь уже в самом начале, в 1990-е годы, был один из лучших мужских хоров Москвы. Стоять здесь на службах было просто божественно.

Потом я узнал, что здесь есть что-то наподобие братского хора, где пели не только насельники, но и прихожане. Я попросился туда, меня взяли. Поначалу мы пели ночные службы – тогда отец Тихон служил их в 4 часа утра. Со временем стали петь и рядовые службы – до этого все будни пел женский хор. Иногда удивляются: почему в мужском монастыре поет женский хор? Это наши прихожанки, которые пришли в обитель еще в самом начале, в 1994 году, вместе с отцом Тихоном. Тогда братии не было вообще, петь было совершенно некому – и они с энтузиазмом взялись за это дело. А сейчас у нас уже есть возможность полностью обеспечить службы мужскими хорами – но не выгонять же их…

Постепенно наш клирос усиливался. Регент тогдашнего большого хора, Сергей Пельгук, предложил отцу Тихону петь всенощные на два хора. Какое-то время мы так и служили, было очень красиво.

Когда братии стало побольше, у нас появился чисто братский хор. Это было в конце 1997 – начале 1998 года. Мы нашли регента, ее звали Валентина. Она к нам весьма строго относилась, но сейчас мы ей очень благодарны: она создала основу нашего хора. Мы стали петь несколько служб в неделю, «отняв» их у женского хора, за что они на нас неслабо обиделись. Каждое воскресенье мы пели раннюю, причем отец Лука и отец Клеопа, которые тогда уже были диаконами, пели раннюю, а потом служили на поздней. Помню, я их будил, расталкивал к ранней службе, они с такой неохотой приходили…

Со временем, когда наша семинария разрослась, нас рукоположили, и постепенно братский хор превратился в семинарский, который сейчас и поет ранние Литургии и еще несколько служб в неделю.

– В монастыре есть еще и народный хор. Как вы оказались его руководителем?

– Народный хор был в нашем монастыре с самого начала. Когда я только пришел сюда, они уже пели две службы в неделю. Со временем, когда тогдашний регент был вынужден уехать из России, хор стал постепенно приходить в упадок. И тогда певчие этого хора просто пошли к отцу Тихону и попросили поставить меня их регентом. Отец Тихон не возражал – так я и начал возглавлять народный хор.

9 февраля 2014 г.

скрыть способы оплаты

скрыть способы оплаты

Мон. Амвросия (Горбунова)

«Что Божиим Промыслом дано, всё то надо исполнять и тому подчиняться…»

Сретенский монастырь 20 лет назад

Монахиня Амвросия (Горбунова)

Небо помню: сначала просто голубое, а потом уже позднее, черное со звездами – и луна светит. Нас не пускают в храм кочетковцы, но Господь нам дверь открыл.

Культура, пастырство и монастырь

Иеромонах Павел (Щербачёв)

Культура, пастырство и монастырь

Иеромонах Павел (Щербачёв)

Пастырь обязан хорошо знать окружающие нас жизненные реалии. Без этого знания ему будет трудно понять своих словесных овец, а значит и помочь им в деле спасения души.

«Монастырское детство»

Иером. Клеопа (Данелян)

«Монастырское детство»

Иеромонах Клеопа (Данелян)

Послушание в принципе не может мешать монашеской жизни. Фильм посмотреть, музыку послушать – вот это отвлекает. Ропот отвлекает, но никак не послушание. В монастырь суета не проникает – если ты сам себе ее не добавишь.

«В Сретенский монастырь меня направил старец Зосима»

Иером. Зосима (Мельник)

«В Сретенский монастырь меня направил старец Зосима»

Иеромонах Зосима (Мельник)

Батюшка Зосима сказал: «Будет тебе 25 лет – определишься». И слово в слово исполнилось, день в день: накануне своего 25-летия я и определился – получил благословение стать послушником.

Книжное дело

Сретенский монастырь

«Всё, что есть прекрасного в мире, принадлежит нам»

Иеромонах Симеон (Томачинский)

Сегодня читатели хотят, чтобы рядом была добрая, теплая, оптимистическая книга – не будем говорить, духовная или нет, написанная священником или не обязательно. Главное, чтобы это была хорошая литература с добрым зарядом.

Святой хлеб

О послушании просфорника

Святой хлеб

О послушании просфорника

Игумен Киприан (Партс)

Мы узнаем о том, для чего Господь создал пшеницу, почему на Земле везде можно испечь просфору и почему послушание просфорника, которое отец Киприан несет уже более десяти лет, считается в монастырях таким важным.

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.
Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here