Иисусова молитва личный опыт

Религиозное чтение: иисусова молитва личный опыт в помощь нашим читателям.

Иисусова молитва для мирян. Разъясняют пастыри

Содержимое

Есть мнение, что Иисусову молитву – «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго», – могут творить только монахи, а мирянам это духовное делание неполезно. Так ли это? Можно ли молиться Иисусовой молитвой мирянам? И как это делать с наибольшей духовной пользой? Что вообще значит для нас Иисусова молитва?

Иисусова молитва может и должна быть всегда с нами

– По мысли святителя Игнатия (Брянчанинова), занятие Иисусовой молитвой есть общехристианское делание. «Непрестанно молитесь» (1 Фес. 5: 17) – эти слова апостола Павла обращены ко всем христианам, без различия, монах ты или мирянин. Святитель Игнатий знал современников христиан из мирян, которые в делании Иисусовой молитвы достигали значительных успехов. Причина очевидна: в его время была живая духовная жизнь многих людей и возможность соприкоснуться с подлинным делателем молитвы Иисусовой, который мог научить сначала правильной, а потом и непрестанной молитве. Понятно, что духовными молитвенными центрами и школами были святые обители. Из них молитвенный опыт выходил и в мир, где его впитывали и совершенствовали лучшие из христиан.

Наше время стало другим, оно внесло в жизнь Церкви значительные особенности и изменения. Главная среди них – разрушенная традиция духовной жизни. Мы, современные христиане, в большинстве своем первопроходцы на пути духовном. Многие делания, главные из которых – жизнь по совету духовника, покаяние в грехах, несение креста, отсечение своей воли и, конечно, молитва – даются нам непросто, и ошибки здесь неизбежны. Но, как говорится, волков бояться – в лес не ходить.

Попробуем дать некоторые советы на тему Иисусовой молитвы не столько из личного опыта, которого почти ни у кого нет, сколько из духовных советов наших славных отцов и старцев.

Через молитву Иисусову мы со Христом везде

– Иисусова молитва дана всем – и монахам, и мирянам. Христианин – это тот, кто всегда со Христом, а этому и служит молитва Иисусова. Посредством молитвы Иисусовой мы со Христом бываем везде – и в метро, и на заснеженных улицах, в магазине и на работе, среди друзей и посреди врагов: молитва Иисусова есть златая связь со Спасителем. Она спасает от отчаяния, не дает нам упасть мыслями в пропасть мирской пустоты, но, как огонек лампады, призывает к духовному бодрствованию и предстоянию перед Господом.

Обыкновенно наш ум занят самыми беспорядочными мыслями, они скачут, сменяют друг друга, не дают нам покоя; в сердце – такие же хаотичные чувства. Если не занять ум и сердце молитвой, то в них будут рождаться мысли и чувства греховные. Молитва Иисусова – это лекарство для души, больной страстями.

В Древнем Патерике приводится такое сравнение. Когда котел подогревается огнем, то на него не сядет ни одна муха со своими бактериями. А когда котел остывает, то по нему бегают разные насекомые. Так и душа, согреваемая молитвой Богу, оказывается недоступной дурному воздействию демонов. Душа искушается, когда остывает, когда огонек молитвы угас. А когда вновь молится, искушения рассеиваются. Это каждый может проверить на собственном опыте: в минуту скорби, когда гнетут проблемы или сердце разрывается от недобрых помыслов, стоит начать молиться Господу, произносить молитву Иисусову – и накал помыслов схлынет.

Молитва Иисусова крайне нужна именно мирянам. Она спасительна во многих бытовых ситуациях. Если ты чувствуешь, что сейчас взорвешься, выйдешь из себя, если тебе хочется произнести какое-то скверное слово или возникли нечистые пожелания, остановись и начни в уме произносить неспешно молитву Иисусову. Произноси ее со вниманием, благоговением, покаянием, и увидишь, как накал страстей уходит, всё внутри успокаивается, становится на свое место.

Если сказать прямо, то страстный человек – это человек, который не молится. Без молитвы ты никогда не будешь с Богом. А если не будешь с Богом, то что у тебя будет в душе? Молитва Иисусова – это самая доступная, простая по словам, но глубокая по содержанию молитва, которую ты можешь иметь в любом месте и в любое время.

Еще святые отцы называли молитву Иисусову царицей добродетелей, потому что она привлекает все остальные добродетели. Терпение и смирение, воздержание и целомудрие, милосердие и любовь – всё это связано с молитвой Иисусовой. Потому что она приобщает Христу, молящийся перенимает образ Христов, воспринимает от Господа добродетели.

Есть, конечно, ряд ошибок, которые случаются с молящимися. Ни в коем случае нельзя произносить молитву Иисусову ради каких-то душевных восторгов или что-то представлять в воображении. Молитва Иисусова должна быть без образов, со вниманием к словам, наполнена благоговением и покаянным чувством. Такая молитва дисциплинирует ум и очищает сердце, душе становится легче, потому что уходят посторонние помыслы и хаотичные чувства.

Молитва Иисусова – это спасение для любого христианина, в какой бы ситуации он ни оказался.

Молитва Иисусова – ступеньки лестницы в Царствие Божие

– Об Иисусовой молитве для мирянина сказано очень много и святыми отцами, и современными опытными духовниками: она необходима. Но весь «секрет» ее заключается в том, что никакого секрета нет. И если мы сами себе эти «секреты» не придумываем, то сердечное и внимательное обращение к Господу в простоте и сокрушении, несомненно, будет содействовать нашему доброму прохождению пути христианской жизни. Здесь надо различать «делание умной молитвы» монахом под руководством опытного духовника (это отдельная тема, которой мы не будем сейчас касаться) и повторение молитвы мирянином во всякое время и во всякий час: вслух, если есть такая возможность, или про себя, если человек находится в общественном месте. Простота и сердечность, осознание своей немощи и всецелое предание себя в руки Божии – главное здесь, как и в любой молитве.

Но вот еще о чем, кажется, нужно сказать. Иногда даже эту простую молитву произносить очень сложно, и святитель Игнатий (Брянчанинов), например, определяет в этом случае «малую меру» необходимого, то есть внимание к произносимым словам в посильном приложении к ним своего сердца, пусть даже и с понуждением. Господь видит нашу тугу и борьбу и доброе произволение. Не может быть, чтобы всё время было легко, – это относится как к жизни вообще, так и к молитве. Иногда надо понудить себя, потрудиться, «пробиваясь» к Господу через собственную дебелость и уныние и смуту. И вот это делание уже всецело относится к сфере нашего доброго произволения, потому что никто у нас это стремление к Богу отнять не может, только бы оно (пусть даже и ослабевая в нас по временам) не прекращалось. И молитва Иисусова в этом случае – это те простейшие «узелки» на веревочной лестнице, по которой мы хоть и с трудом, но можем и должны постепенно взбираться горе, в Царствие Божие. А Господь, подавший нам эту «лестницу», разве не поможет, не поддержит, не укрепит? Конечно, поддержит, и наставит, и укрепит, только бы мы совершали свое восхождение с доверием и простотой, «не мечтая о себе ничего», но с усердием и постоянством.

Статистика просмотров

Автор(ы) материала

Популярное за 7 дней

Нижнее меню

Просмотров сегодня: 7528

Мнение редакции портала может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций.

Использование материалов сайта в печатных изданиях и на интернет-ресурсах возможно только с указанием ссылки на портал.

Школа Иисусовой молитвы

Урок о технических тонкостях делания божественного призывания имени Иисуса Христа Сына Божьего

Мир всем призывающим имя Божие с усердием, вниманием и благоговением!

Я не устану повторять, что всё, что я имею от Бога в виде преуспеяния и духовных плодов, я имею благодаря призыванию божественного имени Иисуса Христа. Вот почему я не перестану до конца дней своих призывать людей, желающих спастись и угодить Богу, к покаянному деланию призывания имени Иисуса Христа.

Однако одного призыва к деланию недостаточно. Ведь делание это насколько полезно, спасительно и плодоносно, настолько возвышенно, труднодоступно и крайне неподатливо к успешному практическому его осуществлению!

С одной стороны нет ничего проще и удобнее, чем призывать имя Божие в форме Иисусовой молитвы: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». С другой стороны, мы настолько сложны и лукавы, что эта простота становится для нас недоступной и даже камнем преткновения. Вот почему нам нужно тщательное руководство со стороны живого опытного делателя для научения этому великому и спасительному деланию. Бедой нашего последнего предантихристового времени является отсутствие опытных делателей молитвы. Сейчас и новоначальных делателей не сыщешь днем с огнем, не то что преуспевших. Тем не менее задача и ее решение остаются прежними, и другого пути у нас просто нет. Если мы не спасемся призыванием имени Божьего, то мы вряд ли спасемся вообще! К тому же вам несказанно повезло, ибо вы можете получать реальную помощь со стороны знающего это делание не понаслышке человека – от меня.

К сожалению приходится отметить, что очень редко кто из моих чад духовных вопрошает меня о делании Иисусовой молитвы. Для меня это служит печальным признаком и свидетельством того, что мои чада серьезно не занимаются спасительным деланием Иисусовой молитвы. Они призывают имя Божье в течение дня, но как придется, мало, без должного внимания и усердия, а потому остаются без преуспеяния. А поскольку нет явного преуспеяния, постольку гаснет и та малая ревность о делании, которая была у них в начале.

Откуда же я знаю, что мои чада не имеют преуспеяния в Иисусовой молитве? А знаю я это из того, что они не задают мне по её деланию никаких вопросов. Не может такое возвышенное делание, которое отцы называли искусством из искусств и художеством из художеств, не ставить перед делателем вопросов. Если нет вопросов по деланию – значит, нет и самого делания!

Но всё же нашлись у меня два чада женского рода, которые задали мне вопросы по деланию Иисусовой молитвы. Поставленные ими вопросы – о дыхании во время молитвы, о надавливании на сердце и другие – свидетельствовали о том, что они занимаются деланием молитвы.

Если на практике не заниматься упражнением Иисусовой молитвы, но лишь читать написанное о ней делателями её, то будет казаться, что все легко и понятно. Но стоит только с должной ревностью и усердием взяться за само делание со вниманием, так сразу возникают препятствия и недоумения, которые и ставят перед делателем вопросы, требующие немедленного разрешения.

Как это ни странно прозвучит, но фактом является то, что чтение деятельных мест древних отцов делателей Иисусовой молитвы может приносить вред современным делателям. Во-первых, нам стало отцов трудно правильно понимать. Во-вторых, между состоянием святых отцов и состоянием наших современников лежит огромная пропасть. Если и в те времена при обилии опытных делателей многие подвижники по гордостному самочинию и неправильным действиям повреждались при делании Иисусовой молитвы, то что говорить о нашем времени и о нас?! Вот почему нам надо быть очень осторожными при чтении советов опытных делателей молитвы Иисусовой, как древних, так и относительно недавних, таких, например, как святитель Игнатий Брянчанинов.

Возьмем, например, вопрос с дыханием во время молитвы. Мы бы не ставили вообще этот вопрос, если бы не находили его у отцов. А отцы писали из своего святого опыта то, что они знали и что им помогало. Однако простое механическое копирование их советов нам не подходит. Мой личный опыт показал мне, что разбивание слов Иисусовой молитвы на те, которые произносятся на вдохе, и те, которые произносятся на выдохе, а также само слежение нашим вниманием за тем, как мы дышим во время молитвы, является для нас препятствием к её деланию, так как способствует рассеянности внимания к словам молитвы и к Божьему присутствию.

Вот почему я лично для себя нашел лучшим в отношении дыхания во время молитвы следующее:

  • Не следить за дыханием вовсе, но все внимание сосредоточить только на словах молитвы.
  • Не разбивать молитву на слова, произносимые на вдохе и выдохе, но читать молитву цельно, не взирая на то, как она согласуется с нашим дыханием.
  • Дышать тихо, свободно, естественно, без всякого напряжения и контроля за дыханием.
  • Соблюдение этого моего совета разрешает все проблемы с дыханием во время делания Иисусовой молитвы.

    Приведу отрывок из письма духовной дочери с вопросом по Иисусовой молитве:

    «Пожалуйста, наставьте, как мне поступать.

    В отношении Иисусовой молитвы. Из Ваших слов я понимала, что нужно молиться Иисусовой молитвой как можно чаще при всяких обстоятельствах в течение дня, а также как можно большее число молитв произносить в специально отведенное время (в уединении). При этом нужно держать посильное внимание.

    Я так понимаю, что без поддержки внимания, моление этой молитвой (именно в уединении) если и приносит пользу, то очень-очень маленькую, помогая лишь стяжать навык частого произношения имени Господа, но не приведет к особому преуспеянию.

    Сперва он описывает очень интересно про те искушения, которые могут поджидать начинающего молиться этой молитвой. Потом в какой-то части он чуть ли не пошагово описывает, как нужно приступить к ней впервые, а также, как вообще шествовать этим путем.

    Так вот он пишет так, что выражает чуть ли не запрет молиться на первое время числом более, чем 100-200 молитв, а в течение дня и вовсе не рекомендует ее часто повторять, разве что время от времени и не более одной молитвы за раз, объясняя это возможным впадением в различные опасности:

    «Молиться на людях, в повседневной жизни, не овладев собою, – значит подвергать свой молитвенный путь всевозможным опасностям. Творить молитву рассеянно – приучиться к небрежности. Творить молитву видимо для окружающих – соблазн гордости. Пока не воспиталось внутреннее внимание, пока душа не навыкла отзываться на каждое слово молитвы, повторение молитвы среди дня помногу неразумно. Со всею тщательностью надо закладывать фундамент молитвенности. Небрежность, хотя и невольная, проистекающая от неопытности, а не от нерадивости, поведет к большим упущениям, которые скажутся лишь впоследствии».

    Я не понимаю, как так? Я держалась мысли, что все, как раз-таки, наоборот. Что чем больше, тем лучше. Я помню, что Вы писали часто, что это лучше, но не в ущерб качеству (про уединенную молитву).

    Может, такие предостережения сделаны для случая, когда у человека нет наставника в молитве»?

    Мой ответ на этот вопрос:

    В предупреждении протоиерея Валентина Свенцицкого виден начитанный компилятор, который серьезно и с большой заботой относится к данной теме, но не является опытным делателем Иисусовой молитвы. Он от других лиц, писавших об Иисусовой молитве, собрал правильные сами по себе изречения, но сложил их неправильно и сделал ошибочный и вредный вывод. Он умудрился каждую написанную им фразу преподнести с такой стороны, чтобы тормозить делание.

    Я отвечу на его изречение: «Молиться на людях, в повседневной жизни, не овладев собою, – значит подвергать свой молитвенный путь всевозможным опасностям». Опасности на пути покаянно-молитвенного делания возникают от противления врагов нашего спасения – демонов. Мы можем лишь усугублять для себя эти опасности гордостью, самочинием, невниманием, небрежением и тому подобными действиями. Однако мы не можем оставлять делания, под предлогом наличия опасностей.

    Также мы не можем оставлять делания на людях, по причине их присутствия. Люди присутствуют не по нашему выбору и желанию. К тому же им нет никакого дела – молимся ли мы или нет. Ведь при людях мы молимся не на показ, а шепотом или гортанным почувением.

    В отношении «не овладев собою» Свенцицкий тоже ошибается. Ведь без призывания имени Божьего с целью покаяния собой овладеть нельзя никак. По Свенцицкому же выходит, что современный христианин непонятно как должен сперва овладеть собой и лишь затем браться за делание Иисусовой молитвы. Так утверждать нелепо, ибо все обстоит как раз наоборот. Сперва мы начинаем с Божьей помощью призывать с целью покаяния имя Божье, а затем приходим к овладению собой.

    Его изречение: «Творить молитву рассеянно – приучиться к небрежности» настолько смешно, насколько и вредно. Никто не учит и не призывает творить молитву рассеянно. Наоборот, все опытные делатели говорят и пишут, что у новоначального делателя молитвы вся борьба идет за внимание к словам молитвы. Другое дело, что человек, приступивший к деланию Иисусовой молитвы, сразу же сталкивается с большой проблемой – расхищением его ума во время молитвы или рассеянием его ума. Но это состояние для падшего человека является неизбежным, ибо есть жуткое следствие его падения. Для того-то и приходил на землю Сын Божий Иисус Христос, чтобы вывести нас из этого жуткого и погибельного состояния.

    Для того-то Он и даровал нам в помощь моление Его всемогущим божественным именем! Как же из этого рассеяния ума мы можем выйти без призывания Его имени? Никак! Ведь само призывание Его имени новоначальным и открывает ему великую его беду – насильственное расхищение его ума помыслами. Без моления именем Иисуса Христа человек бы не узнал о таком своем погибельном состоянии, но продолжал бы погибать в обрядоверии и поверхностном молитвословии по книгам. К небрежности приводит сознательное пребывание в рассеянности ума без сопротивления этой рассеянности, а не пребывание в молитве.

    Не менее нелепо и это изречение Свенцицкого: «Творить молитву видимо для окружающих – соблазн гордости». Я не представляю, как можно творить Иисусовую молитву видимо для окружающих. Для этого надо либо громко её произносить в присутствии других, либо написать её в виде плаката и ходить с ним. Но ясно, что никто из молящихся так не делает. Вот почему угроза возгордения от делания напоказ мнима.

    Полное непонимание сути делания показал Свенцицкий в своем изречении: «Пока не воспиталось внутреннее внимание, пока душа не навыкла отзываться на каждое слово молитвы, повторение молитвы среди дня помногу неразумно». Кто же выступает против внутреннего внимания? Кто выступает против навыка души – отзываться на каждое слово молитвы? Но как может воспитаться внутреннее внимание без внутренней молитвы? Как может душа (лучше говорить – сердце) отзываться на каждое слово молитвы без упражнения в молитве? Получается, что написав о необходимости внутреннего внимания и навыка – отзываться душой на всякое слово молитвы, Свенцицкий должен был призвать к усердному её возделыванию со вниманием, а не к её прекращению, как он это сделал.

    В своем казалось бы правильном увещании: «Со всею тщательностью надо закладывать фундамент молитвенности» Свенцицкий не указывает то, как это делать, но в общем контексте его изречений выходит, что это надо делать с как можно меньшим числом призываний имени Иисуса Христа в течение дня. Трудно найти рекомендации более вредной, чем эта!

    Далее в своем письме духовная дочь вопрошает:

    «В отношении скорости я тоже не знаю, что предпринять. Обычно была такая, что ровно за полтора часа, если не отвлекаться, могла прочесть 1000 молитв. Но такое количество я в последнее время осиливаю очень и очень редко. При такой скорости в конце я уже совсем невнимательна, и только спешу “дочитать”. При этом я чувствую, что ум не поспевает за словами, едва улавливая лишь “Иисусе Христе”. Смысл остальных слов смазывается, а ум парит.

    При этом я старалась молиться, как Вы писали в одном из ответов – не прерываясь на вдыхание, а и при вдохе произнося молитву (правда, при вдохе ее получается произнести лишь шепотом, а слова звучат не так четко). Сперва для меня был неясен вопрос о правильности “непрерывной” молитвы, но потом я нашла ответ на сайте: “Для себя я нашел лучшим следующее: . не делить слов молитвы на вдохе и выдохе, но читать их непрерывно, не переводя внимание на процесс дыхания”.

    Эти пару дней я попыталась читать медленнее – с темпом, который медленнее обычной речи – так, чтобы можно было разуметь, замечать каждое слово. Мне показалось это неплохо, но с таким темпом очень много теряется в количестве. Я вообще в тот раз прочитала всего около 200, не заставив себя на большее, а во второй раз меньше ста, а потом снова отключилась из-за телесной усталости. Вы писали: “Иисусовую молитву должно стараться читать везде, в любых условиях и как можно чаще”.

    На меня в последнее время нападали помыслы о том, что такое произношение, сделанное без должного внимания к словам, не дает пользы; а про уединенную молитву возникают мысли, что такое малое количество мне не поможет.

    А также – что не стоит мне дерзать считать, что возможные находящие искушения происходят от молитвы, и воодушевляться этим (как “от противного”) – ибо “нападки приходят только после большего”.

    Батюшка, какая должна быть скорость, оправдано ли ее уменьшение (и вследствие этого, сокращение количества молитв)? Может, сперва только так и можно стяжать внимание?

    Как мне полезно поступать?

    Пожалуйста, вразумите, батюшка! Утвердите»!

    Скорость чтения молитвы Иисусовой определяется каждым делателем для себя самого опытно. Надо читать молитву как можно быстрее, но так, чтобы это способствовало вниманию к словам молитвы, а не препятствовало ему. Если при начале чтения молитвы скорость, держащая внимание, может быть одна, то по истечении некоторого времени, когда ум устанет от наряженного делания, скорость надо плавно уменьшать, согласовывая её со вниманием. Нам надо всеусердно держаться за внимание и регулировать скорость произношения молитвы согласно ему. Количество молитв или часов, проведенных в молитве, само по себе не имеет значения, но при борьбе за внимание во время этого количества и во время часов, проведенных в молитве, это количество и эти часы непременно послужат на улучшению качества нашей молитвы, и прежде всего на улучшение нашего внимания в ней. Читать же Иисусовую молитву при полной потере внимания и без борьбы за него не следует.

    При чтении Иисусовой молитвы важно не только количество, работающее на качество, но и частота произнесения молитвы. Поскольку мы существа тёплые, то и процессы, в нас происходящие, всегда связаны с теплом. Наше каменное по состоянию сердце нуждается в размягчении влагой – плачем со слезами, и в согревании молитвой. Для согревания сердца молитвой и одновременной обработке его ею в разогретом состоянии очень важна частота молитвы, т.е. произнесение определенного числа молитв в единицу времени. Вот почему, если наше внимание требует от нас очень неспешного произнесения молитвы, мы будем делать её с такой, угодной нашему вниманию скоростью, но лишь в виде исключения, ради укрепления внимания и лишь непродолжительное время. Долгое пребывание в молитве даже со вниманием к её словам, но без достаточной для воздействия на наше сердце частоты не полезно для нас и приведет к плохим последствиям. Ведь и мы позволяем своим детям в начале освоения ими грамоты читать по слогам. Но мы не желаем, чтоб они долго пребывали в таком послоговом чтении, но стремимся обучить их беглому и осмысленному чтению. Так и при делании Иисусовой молитвы мы должны стремиться к беглому (т.е. возможно быстрому), но внимательному и осмысленному её произношению.

    Усталость наша от чтения молитвы и во время чтения молитвы – вещь неизбежная. Однако мы должны знать, что часто её наводят бесы, не желающие упустить нас из своего плена. Вот почему нам должно не доверять себе в ощущениях усталости, но продолжать делание молитвы вопреки этому ощущению. Если это бесовское действие, то оно пройдет и бесы будут пытаться применять другое средство для запинания нас в нашем делании. Если же усталость будет естественная, то она возьмет верх.

    Лукавство насчет запугивания нас нашей усталостью легко увидеть в том случае, когда для молитвы мы чувствуем крайнюю усталость, но для предложения в земном (например, прием гостей, поездка на прогулку или развлечение и т.п.) мы забываем об усталости.

    Для определения правильности нашего делания у новоначального мы должны знать о первом признаке, свидетельствующем о правильности нашего делания. Таким признаком является открытие явной бесовской брани.

    Для бесов существуют две важнейшие задачи в борьбе за погубление уверовавших во Христа людей:

  • Отвести под любым предлогом от духовного отца.
  • Отвести под любым предлогом от моления Иисусовой молитвой.
  • В отношении к молению именем Иисуса Христа они стараются все сделать, чтобы не допустить человека к этому спасительному для него деланию. Если этого сделать им не удалось, то они начинают борьбу за отведение человека от этого делания. Если и в этом они не преуспеют, то начинают путать человека в самом делании Иисусовой молитвы, стараясь свести его в неправильности и тем лишить человека пользы от молитвы. Но если человек будет правильно возделывать молитву Иисусовую, то бесам ничего не остается, как открыть явную против него брань.

    Брань, воздвигамая бесами против делателя Иисусовой молитвы, бывает многообразной, но сводится она к нескольким основным видам:

  • Запугивание, устрашение или страхование, чтобы человек, испугавшись, прекратил бы занятие молитвой. При этом бывает наведение различных звуков, рычаний, говоров, шумов, топотов и т.п. Наводятся и явления в виде света, свечений, в виде показа уродливых монстров, исполинов, карликов, невиданных животных и прочих страшилищ.
  • Воздействие через плотское саможаление, чтобы человек от жалости к себе, не терпя боли и прочих неприятных ощущений, наводимых бесами на молящегося, прекратил бы или хотя бы ослабил бы делание молитвы.
  • Наведение тщеславных помыслов и ощущений, похвалы от бесов, чтобы человек превознесся и попал бы в прелесть бесовскую и потерял все благие плоды от делания молитвы.
  • Наведение ощущения безполезности делания, невозможности его для данного делателя, безуспешности и от всего этого – наведение злого уныния и разленения к деланию, с оставлением его.
  • Использование к препятствию для молитвы окружающих людей и средств. Против делателя восстанут родители (если они есть и живут рядом) и прочие подвластные им родственники и друзья. Они все вдруг срочно вспомнят о делателе, возымеют в нем и в его помощи крайнюю нужду, будут звонить ему, приглашать, приходить к нему и повисать на нем своими «важными» просьбами. Приятели, которые давно не общались с делателем, вдруг вспомнят о нем и начнут наседать со своими пустыми предложениями. Бесы будут включать ложную жалость к родителям или детям и прочим близким людям. На улице и в общественном транспорте к делателю начнут приставать сумасшедшие, бесноватые, пьяницы, цыгане и бомжи. Они будут то восхвалять делателя вслух всем, называя его «святым», то шарахаться от него, как от прокаженного. В том и в другом случае цель бесов – нанести смущение делателю и охладить его ревность к деланию молитвы.
  • Нападение во сне и через сновидения.
  • Нападение через зверей, птиц, животных, насекомых и стихий.

    Если подобная брань у вас открылась – благодарите Господа Бога и потерпите её, не оставляя делания, – значит, вы на правильном пути!

  • Оценка 4.1 проголосовавших: 27
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here