Молитва давид у солунскому

Религиозное чтение: молитва давид у солунскому в помощь нашим читателям.

Икона Преподобный Давид Солунский.

Преподобный Давид Солунский.

Преподобный Давид происходил из Северной Месопотамии – важного монашеского центра. Он родился около 450 г. н.э. По неизвестным причинам он вместе с монахом Адолаем отправился в Салоники. Согласно биографии, первоначально святой подвизался в монастыре святых мучеников Феодора и Меркурия, называемый монастырем Кукулатов. Этот монастырь располагался в северной части города близ стены, где находились ворота Апроитон. Название «Кукульяты» или «Кукулаты» обозначает монахов, носивших клобук (гр. «koukoulio») особенным образом, когда он ниспадал на плечи, как можно судить из ранних изображений святого. Монастырь, по всей видимости, располагался к северо-востоку от Акрополя, в местности под названием «Пастуший сад».

Примеры святых отцов Ветхого Завета, в особенности царя и пророка Давида, который «в течение трех лет просил о том, чтобы ему были даны благость, образованность и благоразумие», побудили преподобного Давида сесть на миндальное дерево и оставаться там до тех пор, пока Господь не откроет ему Свою волю и не подарит ему мудрость и смирение. По прошествии трех лет преподобному явился ангел Господень, который уверил святого, что его просьба услышана и его послушание на дереве окончено. Ангел повелел ему спуститься с дерева и продолжить аскетическую жизнь в келье, восхваляя и благословляя Бога. Преподобный рассказал об этом явлении своим ученикам, прося их о помощи в строительстве кельи. Эта весть вскоре разнеслась по городу и дошла до архиепископа солунского Дорофея.

Когда император Юстиниан своей одиннадцатой Новеллой (Дигестой) 535 г. изъял из юрисдикции солунского архиепископа северные епархии Иллирика и перенес в Юстиниану Первую, архиепископом солунским был Аристид, который хотя и принял это изменение, но попытался сохранить политическое значение города при переносе кафедры наместника из Юстинианы Первой в Салоники. В то время как распад церковной администрации не уменьшил ценности Салоник, перенос кафедры епархии явился серьезным унижением для города. Поэтому требованием жителей Салоник и желанием епарха Домника было возвращение кафедры в Салоники. Эту идею с энтузиазмом воспринял архиепископ Аристид. Чтобы сообщить об этом вопросе императору Юстиниану, потребовалась помощь преподобного Давида, поскольку архиепископ, по словам жития, не мог оставить город без главы и отправиться в Константинополь.

Тот факт, что выбор пал на преподобного Давида, показывает всю важность и трудность вопроса при переговорах с Юстинианом, который недавно почтил свою особенную родину – Юстиниану Первую – кафедрами новой епископии и епархии. После долгих лет затворничества преподобный Давид впервые вышел в свет. Его внешность изменилась: волосы были длиной до пояса, борода – до земли, его святое лицо излучало свет, подобный солнечному. В сопровождении двух учеников, Феодора и Димитрия, святой направился в столицу. Слава преподобного распространилась повсюду. Его встречали всем городом. Встреча преподобного Феодорой, супругой Юстиниана, ее почтение и уважение по отношению к нему вызвали восхищение всех предстоящих. Феодора действовала решительно. По возвращении Юстиниана, который отсутствовал из-за различных государственных дел, Феодора настроила его положительно по отношению к Давиду. Поэтому Юстиниан пригласил Давида предстать перед синклитом. Преподобный пришел на собрание синклита поразительным образом, держа в руках зажженный ладан, который не обжигал его рук. Это чудо и удивительная внешность святого повергли всех присутствующих в трепет и умиление, так что император незамедлительно исполнил просьбу преподобного.

С этой доброй вестью святой направился в Салоники, которые, однако, ему удалось увидеть лишь издалека, ведь как только корабль обогнул мыс, Давид предал свой дух в руки Бога. Это произошло между 535и 541 гг.

Известие о прибытии святых мощей преподобного Давида при таких обстоятельствах потрясло весь город. Вначале святые мощи были возложены на том месте, где до этого хранились мощи святых мучеников Феодула и Агафопода в западной части порта. Архиепископ Аристид с большой скорбью организовал всенародные похороны. Святые мощи преподобного были положены в монастыре, согласно его желанию.

Спустя сто пятьдесят лет после кончины преподобного около 685 – 690 гг. от Р.Х. была предпринята попытка раскопать захоронение, так как игумен монастыря Апроитон Димитрий пожелал по своей глубокой вере взять часть мощей преподобного. Однако как только они приступили к работе, плита, скрывавшая могилу, раскололась, и это было расценено как выражение воли святого, желавшего, чтобы мощи остались нетронуты. Мощи пребывали на этом месте до начала эпохи крестовых походов. В период латинского владычества в Салониках (1204 – 1222) святые мощи были перенесены в Италию и с 1236 года находились в Павии, откуда они в 1967 году были перевезены в Милан. В конце концов, мощи 16 сентября 1978 года оказались в Салониках в базилике Святого Димитрия.

Память: 26 июня/9 июля по н. ст.

Преподобный Давид получил от Бога дар чудотворений, многих исцелил от болезней. Всем, приходившим к нему, святой подвижник давал душеполезные советы.

Тропарь преподобного Давида, глас 8

В тебе, отче, известно спасеся, еже по образу,/ приим бо крест, последовал еси Христу/ и дея учил еси презирати убо плоть, преходит бо,/ прилежати же о души, вещи безсмертней.// Темже и со Ангелы срадуется, преподобне Давиде, дух твой.

Кондак преподобного Давида, глас 1

Сад присноцветущ, добродетелей плоды приносяй,/ явился еси на садовне древе, яко благопеснивая птица,/ рай же паче, жизни древо, Господа, в сердцы твоем прием,/ яко возделав, богомудре,/ имже питаеши нас благодатию;// присно моли о нас, Давиде всеблаженне.

Память преподобного отца нашего Давида Селунского

Другие иконы:

Икона преподобному Савве, игумену Сторожевскому, Звенигородскому чудотворцу

Икона святому мученику Вонифатию

Икона Преподобные схимонах Кирилл и схимонахиня Мария

Икона Маруфу, епископу Месопотамскому

Икона Агафон Печерский

Икона преподобному Иову Игумену и чудотворцу Почаевскому

Икона Преподобный Стефан, Махрищский чудотворец

Икона Блаженный Андрей Тотемский

Икона Божьей Матери именуемой Казанская

Икона святой Параскеве, Пятнице

Икона Божьей Матери именуемая “Благодатное Небо”

Икона Божьей Матери, именуемая “Страстная”

Икона святой мученицы Наталии и святого мученика Адриана

Все Иконы Божьей матери и Святых угодников

Православные информеры для сайтов и блогов

Все иконы к Пресвятой Богородице и святым .

Преподобный Давид Солунский

(MP3 файл. Продолжительность 7:00 мин. Размер 3.4 Mb ) Читает иеромонах Игнатий (Шестаков)

Особое его восхищение вызывали святые столпники Си­меон Ветхий, Симеон Дивногорец, Даниил, Патапий и другие. Ревностно желая подражать им, прп. Давид стал жить на мин­дальном дереве, росшем по правую сторону от церкви, устроив на ветвях новый невиданным столп. Так он сделал себя по­зорищем для мира, для Ангелов и человеков (1 Кор 4,9). Подвиж­ник терпеливо переносил лю­бую погоду: и порывы ветра, и солнечный зной, и потоки дождя, и зимний снег, и холод. У него даже не было той проч­ной опоры, которую имели свя­тые, подвизавшиеся на столпе. Прп. Давиду приходилось все время держаться за свою вет­ку — он стал подобен птице, которая денно и нощно воз­носит ко Господу сладостные звуки непрерывных молитв и славословий.

Ученики преподобного Давида, благочестивые и усердные в делах добродетели, умоляли его спуститься с ветки, чтобы настав­лять их в основах иноческой жизни. Но святой отвечал, что сойдет с дерева не раньше, чем через три года, когда получит от Господа знамение. По истечении этого срока прп. Дави­ду явился Ангел и возвестил, что его небесная жизнь была угодна Богу, а теперь настало время спуститься и удалиться в келью в ожидании иной миссии. Святой рассказал об этом видении ученикам, и они приготовили ему новое жилище — крошечную хижину. Тогда в присутствии митрополита Солунского Дорофея и многочисленных священников преподобный Да­вид сошел с дерева. Они отслужили Божественную литургию, затем святой удалился в затвор при общем духовном ликова­нии и благодарственных песнопениях.

Прп. Давид непрестанно молился, ни на что не отвлекаясь, и стяжал еще большую благодать и милость у Бога. Однажды ночью воины, которые несли службу на городских стенах, уви­дели, что из окна кельи святого вырывается пламя. Наутро они пришли к нему и с изумлением увидели, что келья не­вредима, а человек Божий жив и здоров. Это чудо повторя­лось часто, и весь город мог свидетельствовать о нем. Один из жителей, Палладий, многократно присутствовавший при удивительном явлении, говорил: «Если Господь дарует Сво­им служителям такую славу, то что же Он уготовал им в буду­щем веке, когда их лица будут сиять подобно солнцу?» И он ушел в Египет, чтобы стать монахом.

Божественная слава, которую преподобный Давид созерцал, да­ровала ему силу изгонять бесов. Он также возвращал зрение слепым и исцелял всякую болезнь, призывая имя Христово, так что весь город почитал его своим Ангелом-Хранителем.

В это время орды славян и аваров, уже заполонившие и разо­рившие почти всю Македонию, угрожали гор. Сирмию, ко­торый был резиденцией префекта Иллирика. Тогда префект написал митрополиту Солунскому Аристиду, прося его отпра­вить с посольством к императору Юстиниану какого-нибудь добродетельного человека, чтобы умолить последнего пере­нести резиденцию префекта в Фессалонику, окруженную не­приступными для варваров стенами. Епископ собрал знатных людей и духовенство, и все они в один голос воскликнули, что только святой отшельник Давид может быть их достойным представителем перед императором. Преподобный, ссылаясь на преклонный возраст, сначала отказался, но затем, вспом­нив о посещении Ангела, подчинился. Он предсказал, что умрет по возвращении, за несколько стадий до своей кельи.

Когда подвижник вышел из кельи, горожане, увидев его, простерлись на земле: волосы и борода покрывали его с голо­вы до пят, а лик, подобный лику праотца Авраама, излучал си­яние славы. Вместе с двумя учениками он отплыл в Констан­тинополь, но когда они прибыли, императора не оказалось во дворце, и святого приняла императрица Феодора. Она про­сила его молиться о спасении империи и города. Когда импе­ратор Юстиниан вернулся и узнал, что при дворе находится некий человек Божий, он собрал сенат, чтобы выслушать его просьбу. Тогда прп. Давид взял голыми руками раскаленные угли, возложил на них фимиам и кадил перед императором и всем сенатом около часа, причем руки его нисколько не бы­ли обожжены . Император был поражен и милостиво принял прошение митрополита, принесенное прп. Давидом. Он согла­сился перенести в Фессалонику резиденцию префекта Иллирика (535) и отправил святого на родину с большими почестями.

Когда корабль приближался к Солунскому маяку, отку­да уже был виден монастырь прп. Давида, святой возвестил ученикам, что настал его час. Обменявшись с ними поцелу­ем мира, он вознес последнюю молитву Господу и предал Ему свою блаженную душу (540). Хотя дул сильный ветер, корабль остановился. Повсюду распространилось благоуха­ние и послышались небесные голоса. Когда видение исчез­ло, корабль снова поплыл. Митрополит и все жители горо­да встретили святого на берегу и, согласно последней волей подвижника, похоронили в монастыре.

Через сто пятьдесят лет игумен обители, желая взять ча­стичку мощей святого, приказал открыть его могилу, но ле­жащий на ней камень разбился на тысячу кусочков. Через тридцать лет следующий игумен сумел поднять гроб и обрел святые мощи прп. Давида нетленными. В 1222 г., во времена латинского владычества, святыня была перенесена в италь­янский гор. Павию и возвращена в Фессалонику в 1978 г. На протяжении столетий от мощей прп. Давида происхо­дят многочисленные чудеса.

Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,

адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря

скрыть способы оплаты

Император приказал устроить большое благодарственное жертвоприношение богам. Орентий отказался в нем участвовать, заявив, что своей победой обязан благодати Христа, а не ничтожным языческим богам. Боясь возмущения войск, император не стал принуждать святого Орентия, однако несколькими днями позже, когда восторги утихли, Максимиан призвал его вместе с братьями и стал требовать отречения от христианской веры.

Это первое подготовленное на высоком современном научном уровне и в то же время общедоступное собрание житий святых. По полноте персоналий оно не имеет аналогов. В собрание вошли рассказы как о святых православного Востока, так и о святых Запада, прославленных Церковью до X века. Большое внимание уделено русским святым, в том числе новомученикам.

Сампсон не мог равнодушно смотреть на страдания и нищету, поэто­му в своем доме принимал всех встречавшихся ему больных и бедных, милосердно предоставляя им необходимый уход, а также утешение в молитве и вере. Особенно он заботился о страждущих не­излечимыми недугами и о тех, кого отказывались лечить другие врачи: о прокаженных, парализованных, слепых, одержимых.

скрыть способы оплаты

Подпишитесь на рассылку Православие.Ru

Рассылка выходит два раза в неделю:

  • В воскресенье — православный календарь на предстоящую неделю.
  • Новые книги издательства Сретенского монастыря.
  • Специальная рассылка к большим праздникам.

Молитва давид у солунскому

Но по пути его корабль попал в руки турецких пиратов. Они заковали святителя Григория в цепи, били и морили голодом. Его отвезли в турецкую столицу и позволили жить в одном из монастырей Никеи, пока на родине собирали деньги для его выкупа.

Тем временем Иоанн Палеолог, желая править единолично, захватил с помощью генуэзских войск весь оружейный арсенал столицы и сверг с престола своего старого наставника Канта­кузена. Так закончилось правление одного из самых блестящих и деятельных византийских императоров. Кантакузен и его суп­руга Ирина ушли в монастыри и прожили остаток дней в ангельском чине. Матфей еще несколько месяцев продолжал борьбу против Иоанна Палеолога, а потом, по совету отца, при­сягнул на верность императору Иоанну, и, будучи ровесниками, они стали близкими друзьями.

Святитель Григорий приехал в столицу через несколько дней после выплаты выкупа и восхождения на престол моло­дого императора. Турки отпустили святителя Григория, но Иоанн Палеолог не оказал ему должного приема, считая, что знамени­тый исихаст поддерживал Кантакузена. Возможно, архиепис­копа даже опять посадили под домашний арест. Как бы там ни было, он вернулся в свою епархию лишь в 1356 году, а 14 ноября 1359 года скончался после тяжелой болезни. Через девять лет после кончины он был канонизирован.

Главный защитник и практик традиции исихазма вынужден был провести большую часть жизни не в уединении, коего жаждала его душа, а в центре политического хаоса после­дних десятилетий существо­вания Византии. По воле Божией богословское наследие святителя Григория питало Церковь своей живительной силой — в трудах преподоб­ного Никодима Святогорца, святителя Макария Корин­фского, участников движе­ния Колливадов в Греции, преподобного Паисия (Ве- личковского) в Румынии и учеников преподобного Па­исия в России, где это уче­ние в XVIII веке привело к расцвету старче­ства (в том числе в Оптиной пустыни). Если будет на то воля Божия, оно переживет и наши времена.

Паломники могут не только приложиться к мощам святителя Григория в Митрополичьем соборе в Салониках, но и посе­тить пещеру недалеко от Верии, в монастыре святого Иоанна Предтечи, где он в течение десяти лет подвизался, совершая множество чудес, предаваясь молитве, бдению и посту.

Церковь преподобной Феодоры (Преп. Феодора Солунская и преп. Давид Солунский)

В маленьком храме в центре города покоятся мощи двух самых любимых в Салониках святых — преподобной Феодоры Мироточивой и преподобно­го Давида Солунского. Церковь является частью монастыря преподобной Феодоры Мироточивой. Сначала он носил имя святого Стефана, а после кончины преподобной Феодоры в 892 году его пере­именовали в честь этой Святой.

Святая Феодора родилась в 812 году на ост­рове Эгина. В 837 году она поступила в обитель свято­го Стефана, где потом и скончалась. Турки, напав на Салоники в 1430 году, раз­грабили этот храм и выбро­сили из раки мощи препо­добнойФеодоры. Благочестивым христианам удалось их собрать. Во вре­мена турецкого ига храм был известен под названи­ем "Малая Святая София". К сожалению, древние монастыр­ские постройки погибли в пожарах 1890 и 1917 годов. В 1935 году они были возведены заново. В 1957 году здесь возвели второе большое здание, которое сейчас используется для разме­щения православного духовенства, приезжающего сюда погостить. Сам монастырь сейчас не действует.

В храме, украшенном прекрасными фресками, пребывают мощи этих святых: справа от входа покоятся мощи пре­подобного Давида, слева — преподобной Феодоры. Над моща­ми находятся фрески со сценами из их житий.

Преподобная Феодора Мироточивая

Преподобная Феодора родилась на острове Эгина в 812 году в семье протопресвитера (старшего священника) местного со­бора отца Антония. При крещении получила имя Агапи. Мать девочки умерла вскоре после родов, а отец Антоний, поручив новорожденную дочь заботам ее крестной матери, покинул дом и принял монашеский постриг. В возрасте семи лет девочка была помолвлена и потом выдана замуж, вероятно, в подростко­вом возрасте. Около 820 года остров подвергся серии опусто­шительных набегов арабских пиратов, и во время одного из этих набегов был убит единственный брат Агапи, служивший диаконом. Полагая, что набеги будут продолжаться, муж Агапи отправился к ее отцу за советом. Отец Антоний посоветовал им уехать в Салоники, где у семьи были родственники, и сам поехал с ними.

В Салониках отец Антоний отыскал уединенное место по­дальше от городской суеты, называвшееся Торопа, и основал там скит. Агапи с мужем устроились в городе. Она родила троих детей, но второй и третий умерли вскоре после рождения. Даже смерть третьего ребенка не сломила Агапи, и она умоляла мужа не отчаиваться, напоминая ему, что Господь благословил их, да­ровав им детей. Она предложила сделать эту жертву Богу совер­шенной — отдать старшего ребенка (девочку) в монастырь.

Муж согласился, и они отвезли шестилетнюю дочь в обитель святого Луки к игуменье Екатерине, своей родственнице, сестре архиепископа Антония Солунского. На следующее утро девоч­ку постригли с именем Феописта, и она осталась в обители. Муж Агапи вскоре после того скончался, и молодая вдова, отметив третий и девятый день по его кончине, быстро раздала все свое имущество. Она отделила третью часть бедным на помин души мужа, а остальное пожертвовала обители святого Стефана, в ко­торую поступила и сама. Зная ее благочестивую жизнь, игумения Анна позволила ей принять постриг сразу. В монашестве она получила имя Феодора. Она всегда жила по вере, и теперь ей это помогло легко приспособиться к монастырским порядкам.

Приведем два случая из ее монашеской жизни, показываю­щие силу характеров Феодоры, игумении Анны и Феописты. Через несколько лет после пострига Феописты умерла игумения Екатерина, и девочку привезли к матери в монастырь. Игумения Анна приняла ее. Феодора, вполне естественно, пережи­вала за дочь (при поступлении в обитель Феодоре было только двадцать пять лет), опасаясь, что монастырская жизнь окажется слишком суровой для ребенка, и просила игумению оказывать Феописте снисхождение в том, что касается одежды и еды. Игумения несколько раз напоминала Феодоре, что ей следует сдер­живать естественную привязанность к дочери, и что дитя уже давно посвящено Богу, и не подобает забирать обратно пожер­твованное Ему. Как-то раз Анна застала Феодору в заботах о дочери, и, увидев что между матерью и дочкой восстановилась тесная родственная связь, запретила им разговаривать друг с другом.

Они прожили бок о бок в одной келье пятнадцать лет и ни разу не сказали друг другу ни слова. Когда одной из них нужно было привлечь к чему-либо внимание второй, она прибегала к посредничеству какой-нибудь другой сестры, и таким образом им удавалось сохранять послушание игуменье без особой горе­чи и печали. По прошествии пятнадцати лет, когда однажды Феодора тяжело заболела, сестры стали просить игуменью раз­решить узы молчания, сковывавшие мать и дочь. Анна выпол­нила просьбу сестер, и Феодора с Феопистой смогла свободно общаться до конца своих дней. Узы родства уже не были пре­пятствием на пути духовного возрастания.

В один год выдалась очень холодная зима. Как-то игумения велела принести монахиням еду в кельи, а не в трапезную. При­несли котел с водой, но в течение дня, пока он кипел, вода, бурля и переливаясь через край, намочила все, что находилось рядом, в том числе и то место, где обычно спала Феодора. Феодора пере­несла свой матрас и овечью шкуру на другое место и продолжа­ла работать. Настоятельница, видя, что она решила найти себе другое место для сна без благословения, воспользовалась воз­можностью приобрести для нее венец послушания. Она позвала Феодору, отругала за своеволие и нерадивость, проявившуюся в том, что та не испросила благословения. Анна назначила ей епи­тимью — провести ночь во дворе, на холоде. Феодора безропот­но провела ночь на леденящем ветру. С неба потоками лил дождь. Ей некуда было присесть, так как вся земля была насквозь мок­рой, и она до самого рассвета просидела на корточках. Утром Анна похвалила ее за послушание в присутствии сестер, уподо­бив ее Сорока Мученикам Севастийским, и позвала в келью, в тепло. Отвечая на расспросы сестер, недоумевавших, как она смогла выдержать такое испытание, Феодора сказала: "Приняв с ве­рой эту епитимью, я уже не чувствовала ни дож­дя, ни боли, ни иного ка­кого неудобства, а толь­ко радость и счастье — мне казалось, что я нахожусь в теплой купальне".

Игумения Анна прожила до 120 лет, и в последние годы за ней ухаживала именно Феодора. Когда Анна ушла на покой, Феописта, дочь Феодоры, стала игуменией обители.

Прожив долгую жизнь в послушании, стяжав монашеские добродетели и сотворив много добрых дел, Феодора скончалась 29 августа 892 года в возрасте восьмидесяти лет. Перед смертью она проболела пять дней и причастилась Святых Христовых Тайн. Сестры, стоявшие у ее смертного одра, видели, как ее лицо просияло неземным светом. Ее чело было усеяно благоуханны­ми капельками пота, а после кончины ее лицо озарилось не­бесной улыбкой.

Услышав о ее кончине, близкий друг Феодоры, тяжело больной диакон Димитрий, служивший в церкви святого Димитрия, пришел попрощаться с ней. Он дал ей последнее целование и вдруг почувствовал, что над ним свершилось чудо исцеления. По­лучили исцеление и еще двое христиан, присутствовавших на по­гребении. Через девять дней после кончины Феодоры из лампа­ды над ее могилкой стало изливаться благоухающее масло. Сестры собирали его в кастрюли и сковородки и раздавали как благо­словение. По прошествии двух лет, когда было составлено ее житие, масло все еще истекало из лампады. Мы не знаем, как долго это продолжалось. До сих пор сохранились маленькие свинцо­вые флаконы с отпечатком образа преподобной Феодоры. В эти флаконы паломники во времена Палеологов (1259—1453) наби­рали чудотворное лампадное масло (а возможно, и миро от мо­щей Преподобной) спустя целых триста лет после ее кончины.

Меньше чем через месяц после ее погребе­ния солунскому худож­нику по имени Иоанн несколько раз присни­лась преподобная Феодора, с которой он при ее жизни не был знаком. Он посетил ее могилу, удостоверился в подлинности чудес и, не зная, как она выглядела, написал ее икону. Все, кто видел ее при жизни, подтвердили, что художник изобразил ее в точности та­кой, какой она была. Вера в ее святость возникла и распростра­нилась сразу после ее кончины. К моменту перенесения мощей святой Феодоры, состоявшегося спустя десять месяцев после погребения, уже были написаны первые стихиры в ее честь. Службы, которыми мы пользуемся для прославления этой Святой, включают произведения ее современника Иоанна Песнописца.

Перед смертью преподобная Феодора попросила дочь похо­ронить ее отдельно, но священники настаивали, чтобы она, со­гласно местному обычаю, была похоронена вместе с другими сестрами. Однажды, спустя десять месяцев после кончины Пре­подобной, часть мраморной крышки гробницы вдруг расколо­лась с громким треском — сама по себе, без какого-либо воз­действия — разделившись на три части в присутствии двух свидетелей, молившихся там. Одной из свидетельниц этого со­бытия была Феописта, а второй — парализованная глухонемая женщина, которая тут же исцелилась от всех недугов. В тот же период Феописта постоянно видела сны, в которых мать про­сила перезахоронить ее так, как она говорила при жизни. И вот через месяц, 3 августа 893 года, по благословению игумении, нетленные мощи преподобной Феодоры были перенесены в каменную гробницу. После этого из тела Святой стало истекать миро. Это миро потом собирали на протяжении столетий, про­делав в ногах раки небольшое отверстие. В первые годы после кончины Святой происходили чудеса исцеления таких недугов как паралич, оспа, болезни костей и одержимость. И в наши дни тоже совершаются чудеса по молитвам у мощей преподобной Феодоры. Древнейшая из дошедших до нас икон этой Святой — фреска XI века в храме Айя София в Сало­никах.

Преподобный Давид Солунский

О юности и о родителях преподобного Давида мало что из­вестно. Мы знаем лишь, что он родился в конце V века. По сведениям, сообщаемым его агиографом, он в ранней юности принял постриг в монастыре Святых Мучеников Феодора и Меркурия в Салониках, известного также под названием Кукульятон. Он был прилежным и неутомимым монахом, смирен­ным и воздержанным, и, прилагая добродетель к добродетели, быстро поднялся к вершинам святости. Много читал Священ­ное Писание, жития святых и труды Отцов Церкви. Особенно вдохновили его жития великих столпников, которые ради Гос­пода умерщвляли в себе все плотское, живя высоко над землей на маленьких платформах или столбах. Пищу им доставляли ученики, жившие в келье рядом со своим духовным отцом. Стол­пники годами не сходили вниз, умерщвляя свои страсти и про­славляя Бога. Самыми известными из них были преподобный Симеон Дивногорец, еще один святой столпник — преподоб­ный Симеон, а также преподобные Даниил и Патапий Столп­ники.

В некоторых случаях для духоносных старцев-исихастов, ду­ховных отцов, живших вблизи больших общин, это был един­ственный способ спокойно и беспрепятственно совершать ас­кетические подвиги. Пути избранников Божиих — тайна для тех из нас, кто едва ступил на путь самоотречения, и если их подвиги кажутся нам непонятными, следует смотреть на духовный плод их жизни. Столпничество же приносило обиль­ные плоды — раз­личные чудеса и исцеления, утешение скорбящих, помощь обреме­ненным грехами, духовное настав­ничество и пророчества. Благодать Божия обильно изливалась в наш мир посредством этих избранных сосудов Святого Духа.

Именно к таким людям и могут быть отнесены слова Госпо­да о том, что "Царство Небесное силою берется" (Мф. 11, 12). Они охотно отказывались от каких бы то ни было удобств ради Царствия Божия, отдавали себя во власть стихий, терпели мучи­тельный зной, снег и дождь. Господь с избытком даёт Свою благодать таким добровольным мученикам.

Читая жития столпников, святой Давид исполнился духов­ной ревности и пришел к покаянию. Он забрался на миндаль­ное дерево, росшее рядом с храмом, соорудил себе небольшую платформу и стал там жить, терпеливо перенося палящий лет­ний зной и зимнюю стужу. Его решение принять на себя под­виг столпничества было скорым, но не импульсивным. К тому времени он уже был опытным духовником, и его ученики, же­лая избавить своего духовного отца от страданий столпниче­ства, умоляли его сойти с дерева. "Нам необходимо общение с тобой," — просили они, обещая выстроить ему уединенную келью там, где он пожелает, только чтобы у них была возможность собираться вокруг него. Но Святой проявил несгибаемую твердость. Он отвечал им: "Братие и чада, я — недостойный грешник, но Христос Господь, Пастырь Добрый, положивший жизнь за Своих овец, защитит вас от козней диавола. Всеблагой Бог удостоит вас Царства Небесного. Что до меня, то я не сойду с этого дерева до истечения трех лет, а после этого спущусь лишь по Его повелению, ибо если не будет Его воли, чтобы я спустился, я останусь здесь навсегда".

Он остался на дереве и жил подобно древним столпникам, с одной лишь разницей: у них были столпы, стоявшие крепко и прочно, а его дерево зимой месяцами качалось в разные стороны на ветру, насквозь продувавшем монастырь. Отец Давид переносил все это без страха, уныния и усталости. Подвиги не изнуряли его. Его лицо, на котором лежала печать небесной красоты, всегда было светлым и сосредоточенным.

По прошествии трех лет Давиду явился Ангел и сказал: "Гос­подь услышал твои молитвы и дарует тебе смиренномудрие, которое ты испрашивал столь прилежно, чтобы ты мог покло­няться Ему со страхом и благоговением. А потому пришло вре­мя тебе сойти с дерева и жить в келье в священной тишине, благословляя Бога, до тех пор, пока не сподобишься совершить еще одно дело любви. После этого твоя душа обретет покой, а тело — отдохновение от трудов".

Святой инок призвал своих учеников и рассказал им о по­сещении ангела. Они с радостью побежали приготовить ему келью и сообщить митрополиту Дорофею о том, что сказал Ангел. Митрополит, все эти годы наблюдавший за ним в смиренном бла­гоговении, поспешил к подножию дерева, приветствовал под­вижника целованием и с великим почтением помог ему спуститься. После литургии Святого проводили в келью.

Господь, повелев Своему рабу прервать подвиг столпниче­ства, теперь стал изливать через него Свою благодать. По молит­вам преподобного Давида, взывавшего ко Христу, больные по­лучали исцеление, слепые прозревали, бесы выходили из людей, одержимых нечистыми духами.

Как-то раз под окном у преподобного Давида появился мо­лодой человек, страдавший одержимостью, и начал кричать: "Ос­вободи меня, Давиде, слуга Предвечного Бога, ибо из твоей ке­льи вырывается огонь и жжет меня". Праведник протянул руку из окна, схватил юношу и сказал, обращаясь к нечистому духу: "Господь наш Иисус Христос, Сын Бога Живаго, повелевает тебе выйти из Своего творения". Он запечатлел свои слова крестным знамением, и свершилось чудо — бес вышел из юноши.

В другой раз одна слепая старушка, узнав о добродетельной жизни Святого, попросила знакомых отвести ее к его келье. Она с плачем упала перед ним на землю и стала умолять исцелить ее от слепоты, как Христос исцелял незрячих. Монах отнесся к ней с состраданием, долго молился, а потом велел ей подняться и приблизиться к окну. Он осенил ее глаза крестным знамением, вслух молясь Господу о ее исцелении. И в то же мгновение зрение вернулось к ней. После этого случая жители Салоник стали считать его угодником Божиим.

Несколько лет преподобный Давид прожил в одиночестве, до тех пор, пока для жителей земель, окружавших Салоники, не настал час тяжких испытаний. Крестьяне страдали от несконча­емых набегов грабителей-мародеров, но в те времена в городе не было имперского представителя, лишь наместник, правитель соседней области. Отсутствие постоянного правителя привело к хаосу в делах, и наместник послал письмо митрополиту Арис­тиду (занявшему место почившего Дорофея), прося его лично или хотя бы через кого-либо из известных ему надежных и добродетельных людей ходатайствовать перед императором о назначении в Салоники правителя. Митрополит прочел это письмо в присутствии городского духовенства и знати и спро­сил, кого бы они хотели отправить к императору. Все были единодушны в том, что ехать к императору следует преподоб­ному Давиду, чем он и исполнит пророчество Ангела о после­днем деле любви.

Митрополит вызвал его из кельи, и все, кто смотрели на него, изумлялись: волосы у него доросли до пояса, борода — до земли, а лицо сияло красотой, подобной Аврамовой. Сначала Святой не хотел брать на себя выполнение этой задачи, ссылаясь на пре­клонный возраст и неспособность к такого рода делам. Нако­нец, чтобы не выказывать непослушания, он, скрепя сердце, со­гласился, предсказав, что император действительно дарует ему просимое, но сам он умрет, не возвратившись в Салоники. Мит­рополит подумал, что он пытается найти предлог, чтобы не ехать, и обратился к нему с тихим увещеванием, сказав: "Тогда упо­добься нашему Пастырю и Господину, предавшему Себя на смерть ради нас. Отдай свою жизнь за людей, да обретешь благодарность у лю­дей и похвалу у Бога как подражающий Его страданиям".

В должный срок Старец поехал в Константинополь. Когда он прибыл в столицу, императора Иустиниана (527—565 гг.) не было во дворце. Преподобного Давида с радостью приняла императрица Феодора, узрев в нем сияние святости. По возвращении им­ператора, она рассказала ему о необычном госте: "Всеблагой Бог смилостивился над нами и послал Вашему Величеству ангела из города Салоники — воистину мне кажется, будто я узрела лик Аврамов". На следующее утро Император созвал заседание Се­ната, отправив своих слуг сопровождать Старца до тронного зала. Святой вошел в зал, положил себе на руку горящий уголек, посыпал на него ладана и стал медленно обходить помещение, кадя в сторону царской четы, придворных, послов и слуг. Каж­дение заняло больше часа, но рука Преподобного оказалось невредима. Иустиниан принял его с честью и был рад выпол­нить его просьбу. Он подписал соответствующий указ, отдал его подвижнику и сказал: "Молись о мне, святый Отче". После это­го он с почтением откланялся.

Подвижник сел на корабль, плывший в Салоники, но, как сам предсказывал, живым он туда не добрался. Когда до берега оставалось не так далеко, он сказал ученикам: "Чада мои, настал мой конец. Похороните меня в монастыре, где прошла моя жизнь, и заботьтесь о своем спасении, чтобы вам обрести вечный по­кой". Когда корабль достиг мыса Эмволос, откуда уже был ви­ден монастырь, он поцеловал на прощание учеников и предал душу Богу. В это мгновение корабль, шедший на всех парусах с попутным ветром, внезапно остановился. Команда и пассажиры ощутили чудесное благоухание и услышали, как вокруг поют неземные голоса, славя Гос­пода. Корабль вдруг снова поплыл, так же внезапно, как остановился, но, словно ведо­мый высшей силой, пошел не в порт, как обычно, а к запад­ной части города, куда за сто­летия до того нечестивые бросили святые мощи святых Феодула и Агафопода.

Народ, узнав о кончине своего возлюбленного Старца, вышел вместе с Митрополи­том, чтобы перенести его тело в монастырь, который вско­ре переименовали в его честь.

Спустя сто пятьдесят лет тогдашний игумен монастыря решил открыть мощи Препо­добного и поместить их в раку для всеобщего поклонения. Од­нако, когда иноки начали копать, каменная плита над могилой раскололась на четыре части. Игумен почувствовал, что это знак, свидетельствующий о том, что начатое им дело не угодно Свя­тому, и приказал прекратить работу. Через несколько лет духов­ный сын этого Игумена по имени Сергий (впоследствии он стал митрополитом Салоник), стал молиться, чтобы Святой поз­волил ему взять маленькую частицу своих мощей. Прошло мно­го времени, и он, наконец, почувствовал, что Бог благословляет его сделать это. Открыв гроб преподобного Давида, он обнару­жил его нетленные мощи и не решился ничего взять, кроме нескольких прядей волос из его бороды. Эти пряди потом века­ми с благоговейной любовью хранили солунские христиане. В наши дни мощи преподобного Давида покоятся в церкви пре­подобной Феодоры.

Святой апостол Павел в Салониках — монастырь Влатадон

В наше время этот путь занимает всего три часа на автобусе, но в евангельские времена путешествие из Филипп в Салоники по дороге Виа Игнатия длилось три дня. Святой апостол Лука пишет в Деяниях Апостолов, что они проходили такие места, как Амфиполь и Аполлония, которые сейчас уже не существуют. Салоники же по-прежнему живут и процветают почти чу­десным образом, если принять во внимание вторжения и захва­ты, коими изобилует их история.

В Салониках миссионеры остановились у своего земляка Иасона и три субботы подряд проповедовали в синагоге. Некото­рые из евреев, многие греки и самые известные в городе женщины после их проповеди уверовали во Христа. Среди неуверовавших были иудеи, которые отнеслись к апос­толам враждебно. Они подучили некоторых негодных людей, собрали толпу и спровоцировали в городе возмущение.

Павел и его спутники избежали ареста. Когда македонские солдаты пришли за ними, их не было дома. Но Иасон и некото­рые другие христиане предстали перед городскими начальни­ками. Их обвинили в измене на основании того, что они почи­тают "другого царя, Иисуса". Но нашлись люди, готовые за них поручиться, и они были освобождены. Предвидя новый арест, Павел и Сила в ту же ночь отправились в Верию, что в сорока милях к западу от Салоник, где к ним позже при­соединился Тимофей.

В двух своих посланиях к солунянам (первое, возможно, было написано в Коринфе, спустя несколько месяцев после бегства в Верию) свя­той Павел старается укрепить узы любви, возникшие между ним и новообращенными солунскими христианами, напо­миная им, "как каждого из вас, как отец детей своих, мы про­сили и убеждали и умоляли по­ступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу" (1 Сол. 2, 11-12). Далее он советует им, как вести себя в повсед­невной жизни; говорит о судьбе почивших христиан и о Вто­ром Пришествии Господа.

В современных Салониках остались места, связанные с апосто­лом Павлом. Есть одна улица, ведущая в Старый город, которую уже много столетий называют "улицей Святого Павла". Она приводит к вершине холма, где стоит красивый маленький мона­стырь, известный под названием Влатадон. Вокруг монастыря растут кипарисы. Существуют два разных предания относительно того, как именно это место связано с деятельностью Апостола. Со­гласно первому, монастырь возведен на месте, где святой Павел проповедовал (возможно, здесь тогда была синагога). По другим сведениям, здесь стоял дом, который Апостол посещал и во дво­ре которого молился. В монастырском храме Преображения Гос­подня, справа от алтаря, расположена маленькая часовня в честь святых Петра и Павла. Эта часовня является памятником архитек­туры Греции, но состояние ее оставляет желать лучшего. У Министерства культуры есть планы ее восстановления.

Часовня святых апостолов Петра и Павла, купол и внутренняя южная стена храма — это части первоначальных, древнейших построек мона­стыря. После землетрясения 1978 года на стене, под треснувшей штукатуркой, обнаружились древние фрески. Они сильно пост­радали при турках, бивших по стенам молотками (штукатурка, которой они замазывали росписи, могла лечь только на грубую шероховатую поверхность). Согласно местному преданию, во дво­ре монастыря в XVIII веке похоронили одного турка. Он лежит у порога храма рядом с часовней святых Пет­ра и Павла. Говорят, будто бы он испытывал угрызения совести из-за же­стокого обращения турок с местными христианами и попросил похоронить его здесь, чтобы "люди тоже попирали меня ногами". Недавно в монастыре возвели храм в честь Успения Богородицы.

Монастырь был основан в XIV веке двумя братья­ми -критянами, отцом Дорофеем и отцом Марком Влатисами, сто­ронниками учения святителя Григория Паламы. Отец Дорофей с 1371 по 1379 год, то есть менее чем через двенадцать лет после кон­чины святителя Григория, был митрополитом Салоник. Оба брата почили за несколько десятилетий до падения Константинополя.

В 1430 году, после захвата города турками, монастырю был дарован статус гражданской неприкосновенности. Согласно древней версии, у которой и сейчас есть сторонники, турки защищали монастырь, потому что братия Влатадона помогла им захватить Салоники в обмен на обещание не подвергать мона­стырь осквернению. Монахи показали туркам, как можно прекратить подачу в город воды с горы Хорциатис. Вода поступала в город через водонапорную башню, примыкавшую к городс­кой стене. Это сооружение принадлежало монастырю. Вода пе­рестала поступать в город, и вскоре его пришлось сдать. Жители Салоник были так разгневаны поведением монахов, что турки были вынуждены выделить для защиты монастыря специаль­ный воинский отряд. После этого его стали называть (и называ­ют до сих пор) монастырь Цуус (по-другому Чауш, то есть ту­рецкий офицер).

Согласно другой, более прозаической версии, захватчики разместили в зданиях монастыря городскую адми­нистрацию, и там постоянно находились турецкие офицеры.

В наши дни монастырь подчиняется непосредственно Константинопольскому Пат­риарху. Здесь живут ученики и иностранные православные студенты, изучающие в Сало­никах богословие. Во Влатадоне имеется небольшая, но интересная богословская биб­лиотека, а также прекрасный центр микрофильмов, в кото­ром все приспособлено для изучения церковного искус­ства, святогорских рукописей и других духовных сокровищ Православия.

По материалам книги «Евлогите» М. Нектарии (Мак Лиз)

Оценка 4.7 проголосовавших: 129
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here