Молитва полет бабочки

Религиозное чтение: молитва полет бабочки в помощь нашим читателям.

Полёт бабочки – хаос взмахов.

Явление молитвенных сил,

Неведение, что от страхов

Господь небесным сачком укрыл…

Листвой судьба припорошена.

Стоим, как столбы у обочин,

Билет в никуда не просрочен.

Причинность – в суть перегоны.

Разводит стрелки Путей Вышний

Для тех, кто у вокзала лишний.

Стихами молчание смыто,

Ручьи их, как вода по весне,

Питают краткосрочное вне.

Как бы хотелось в цветность влиться,

Вибрацию Сердца в ритм принять,

Чтоб выстраданное приобнять.

Глаза бирюзу возлюбили –

В небесном выдоха не сдержать,

А вдох, как дала в «начале» мать.

Парит Душа, бабочка-кроха.

Крылами кроит воздушность,

Деля для всех, нужность – ненужность.

Осознанного ли продленья?

Неважно Душе-бабочке знать,

Она Родилась вечно летать.

Движения невинно легки.

Нет меры сомнения – тревог,

Но в каждом взмахе явствует Бог.

Свидетельство о публикации №115021307780

Марианна благоДарю за прикосновение к ЛЮБОВАНИЮ!

Молитва полет бабочки

  • ЖАНРЫ
  • АВТОРЫ
  • КНИГИ 527 532
  • СЕРИИ
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 456 989

Посвящается памяти моего отца, Майкла Кинга. Тоскую по тебе

Ричмонд, Англия, май 1904

В письме, полученном Софи, нет и намека на то, что муж ее вернется домой совершенно другим человеком. Действительно, от Томаса какое-то время не поступало вестей, но агент мужа сообщал, что он, по крайней мере, жив и здоров, если не счастлив. Письмо мистера Райдвела приходит неожиданно — в нем говорится, что Томас приезжает поездом из Ливерпуля в пятницу в одиннадцать часов. Она бросается открывать настежь все окна в доме — впустить в комнаты весенний воздух — и застигает врасплох викария, который шел мимо, помахивая зонтиком, и поглядывал на небо в ожидании дождя. А еще она поручает своей служанке Мэри вычистить все до блеска, движимая сумасшедшей энергией, которой давно не испытывала. Однако по мере того, как приближается день приезда мужа, радость ее сменяется мрачным предчувствием. Ей приходится собраться с духом и признать — что-то изменилось: их узы, в прошлом казавшиеся столь прочными, теперь не более чем цветочная гирлянда, которая, натянувшись между ними, пожухла, разорвалась и исчезла.

Поезд из Ливерпуля, грохоча, подъезжает к станции и со вздохом останавливается. Облака пара, с шипением окутывающие все вокруг, постепенно рассеиваются и улетучиваются. Все ненадолго замирает, Софи лишь успевает окинуть взглядом окна поезда, как двери вагонов распахиваются и платформа оживает, вмиг наполняясь суматохой. Ее окружают толпы людей. Чемоданы со стуком ударяются о землю. Какой-то грузчик толкает багажную тележку так близко, что ей приходится быстро подобрать подолы юбок и прижать к себе, чтобы их не зацепили колеса и не потащили за собой. Она вертит головой, оглядывая лица — многие из них скрыты за полями шляп, — ища глазами своего мужа. У нее даже нет уверенности, что она узнает его, когда увидит.

Чья-то сумка сваливается ей на ногу, и она, чтобы не упасть, хватается за рукав какого-то мужчины. Он смотрит на нее с удивлением, и она тут же отпускает его.

— Простите, — произносит она.

Мужчина улыбается и слегка касается края шляпы толстым указательным пальцем. Его улыбка из-под густых темно-рыжих усов доброжелательна — Софи успевает улыбнуться в ответ, прежде чем этот человек в развевающемся длинном коричневом плаще поворачивается кругом, чтобы выбранить виновника случившегося. Незадачливый грузчик, к которому обращены его слова, изо всех сил старается удержать в равновесии груду ящиков и чемоданов на тележке, одновременно толкая ее перед собой.

И лишь когда толпы людей рассасываются, после того как все они в конце концов испаряются, а вместе с ними — шум багажа, шуршание юбок и плащей, она наконец-то видит его. Он стоит один. Плащ на худой фигуре весь в складках, словно куплен сегодня утром в Ливерпуле, где залежался на полке магазина. Томас целиком закутан в плащ, но видно, что ему все равно холодно — он дрожит. Голова его непокрыта, а в руках он держит большой кожаный саквояж.

Она рисовала в своем воображении эту встречу: как она подбежит к нему, как он подхватит ее и расцелует. Она даже мечтала о том, как прижмется к нему, ощутит его всей кожей — так снедала ее тоска по супругу.

Но этого не происходит. Софи чувствует его взгляд на себе — он озирает ее лицо, волосы, но продолжает стоять, не делая ни шагу навстречу. Брови насуплены, губы плотно сжаты. Впрочем, это обычно для Томаса, она знает его таким с первого дня их знакомства — из-за этого выражения постоянной озабоченности, в сочетании с невинными по-детски чертами, он всегда выглядел моложе своих двадцати семи лет.

Она выступает вперед, кладет руки ему на плечи и целует. Губы натыкаются на твердую щеку. Огрубевшая кожа покрыта рубцами, бакенбарды стали жестче и темнее. Глаза его совсем близко от ее лица — бело-голубые цветочки под тонкими золотистыми бровями. Что-то в них переменилось. Взгляд стал более пристальным и одновременно бесстрастным; непривычно загорелая кожа совершенно не вяжется с этим выражением глаз. Зрачки подрагивают, дыхание прерывистое. Обгоревшие на солнце, покрытые струпьями руки крепко сжимают саквояж и не отвечают на объятие.

Но все должно быть совсем не так. Ее руки все еще лежат на плечах этого человека, и ей хочется встряхнуть его и спросить: «Что ты сделал с моим мужем? Где Томас?»

Чей-то голос раздается позади нее.

Она оглядывается. Тот же человек, которого она недавно хватала за рукав, стоит, держа в руках свою большую коричневую шляпу-котелок. Он кланяется ей, и Софи становится видна его макушка, едва покрытая жидкими волосами медного цвета.

— Я — Фрэнсис Райдвел.

Это же агент мужа. Она не видела, как он подходил к ней, и даже не слышала его шагов по каменной брусчатке.

— О да, конечно, — произносит она. — Благодарю вас за то, что доставили мужа домой. Ваше письмо было такой неожиданностью.

Руки ее по-прежнему на плечах Томаса. Странно, что они еще там. Она отпускает мужа, отдергивая руки.

— Сударыня, все дело в том…

Мужчина замолкает. Едва заметным кивком он указывает на скамью под навесом. Ему хочется, чтобы она отошла в сторону и села рядом с ним. Она смотрит на реакцию мужа. На этот раз его глаза закрыты. Она колеблется, не решаясь, по когда мистер Райдвел отходит от нее — идет следом за ним.

Он ждет, когда она сядет, и лишь затем садится сам, и, пока он возится, поправляя плащ, она обращается к нему с вопросами, теряя терпение.

— Мистер Райдвел, он здоров? Что-нибудь случилось?

Мистер Райдвел качает головой.

— Я и сам не знаю, поверьте. Все очень странно. Я получил из Бразилии письмо от человека, который известил меня о дате прибытия в Ливерпуль корабля с мистером Эдгаром на борту. А когда я встретил мистера Эдгара в порту, он уже был в таком состоянии. Я разговаривал со стюардом корабля… Сначала все думали, что этот пассажир глухой. Он не отвечал ни на один вопрос, даже самый односложный. Но люди видели, что он оборачивался, реагируя на какой-нибудь шум на борту, а когда случился пожар в одном из отсеков, он выбежал вместе со всеми — значит, слышал сигнал тревоги. Но никто так и не добился от него ни единого слова.

— Понимаю. — Спокойствие собственного голоса удивляет ее. — Он потерял рассудок?

— Ну, это, сударыня, пусть доктор решает. Во всяком случае, мне пришлось взять на себя заботу о нем. Когда он сошел на берег в Ливерпуле, одежда его была похожа на лохмотья, и, простите, если я скажу…

— От него дурно пахло. Я привез его к себе домой, помог принять ванну, достал смену белья из его чемодана.

Она оглядывает Томаса и замечает потрепанные отвороты брюк на фоне новых блестящих ботинок.

— Я купил ему плащ — он постоянно мерз — и кое-какую обувь.

— Мы вернем вам деньги, не сомневайтесь, — уверяет Софи.

При данных обстоятельствах это единственное, о чем она сейчас может думать. О том, что она должна этому человеку деньги.

Он останавливает ее, вскидывая ладонь.

— Я проследил, чтобы грузчик собрал и сложил вместе все его ящики с образцами. Правда, один из них сгорел во время пожара. Другие, возможно, немного закоптились. Они ждут вас у центральных ворот.

— Из-за чего он в таком состоянии, мистер Райдвел?

— Не могу сказать, сударыня. Сожалею. Амазонка — это место, которое может стать суровым испытанием, так мне рассказывали. Я слышал о том, как люди теряли там свое имущество, свою веру, свои добродетели. Но мне ни разу не доводилось слышать о том, чтобы кто-нибудь терял способность говорить.

До своего отъезда в Бразилию Томас долгие часы проводил в Ричмонд-парке, и Софи привыкла к мысли, что это и есть его главное увлечение. Он прочесывал каждый дюйм парка — переворачивал сгнившие куски дерева, рылся в кучах опавших листьев, разглядывал жуков или терпеливо ждал, когда появятся бабочки. Он брал ее в свои экспедиции, обещая устроить пикник, но каждый раз все заканчивалось тем, что она сидела на коврике, подвернув под себя сырые подолы юбок, и наблюдала за ним, сгоняя муравьев, заползавших ей на лодыжки. Он рассказывал ей, что уже нашел более ста видов жуков и около тридцати разновидностей бабочек; он аккуратно складывал их в банки и приносил в дом, закрывался в кабинете, чтобы проделать с ними то, что было необходимо, — от этого процесса, занимающего его постоянно, ядовитый запах распространялся по всему дому.

Смысл жизни: путь бабочки

протоиерей Михаил Шполянский

Смысл жизни – вопрос сколь расплывчатый, столь же и остро насущный для каждого человека. Кто мы, зачем мы здесь, куда идем и каким должен быть этот путь? В конечной полноте ответить на этот вопрос может только каждый для себя – в своем сердце. Но есть и общие, укорененные в самом бытии, закономерности, объективность которых невозможно отменить нашей субъективностью. Понять эти фундаментальные законы и определиться в отношении их – обязанность любого разумного человека. Цель этой книги – попытаться сделать несколько шагов в этом направлении.

Лекция в университете. Вопрос студентам: «Какую по счету жизнь вы сейчас проживаете?» Интересуются — о какой жизни идет речь: духовной или физической? «О физической. Вполне конкретной реальной жизни». Ответы — кто во что горазд: прагматики — «первую», романтики — «одну из многих», оригиналы — «пятую с половиной». Один отвечает: «Вторую». — «Почему?» — «Не знаю. Так кажется». Кажется как раз правильно. Объясняю:

Мы все, друзья мои, уже прожили одну жизнь — жизнь в ином мире. Там была своя четко ограниченная в пространстве вселенная; была своя среда обитания — жидкая субстанция. Пищеварительный тракт, как и легкие, мы имели, но они не работали — как оказалось, были зарезервированы для будущей жизни, а питание осуществлялось через особый орган, от которого сейчас остался один «узелок». Обычно в своей вселенной мы жили поодиночке, но бывало, что собиралось нас двое или трое, а то и больше. Рождения своего мы не помнили — были тогда еще слишком малы, но с определенного момента вполне себя осознавали. Мы жили, развивались, мыслили, чувствовали, переживали, горевали и радовались. Некоторые из нас болели, многих зверски убили. И все мы, в конце концов, умерли. И это была настоящая смерть, мы были свидетелями ужасной катастрофы: наша вселенная страшно деформировалась и начала нас извергать, жидкая среда, в которой мы жили, куда-то излилась, мы были выброшены в пустое «безводное» пространство на произвол чуждой стихии, и, в завершение, — о ужас! — порвалась последняя связывавшая нас с жизнью пуповина, через которую осуществлялось все наше питание — и мы отчаянно закричали: «Уа-уа. ».

Специалисты по детской психологии утверждают, что стресс, который переживает младенец в момент рождения, сопоставим со стрессом смертного мгновения. Но помнит ли это наш разум? Какими мы помним себя изначально: двухлетками? четырехлетками? шестилетками? А до этого — что, ничего не было? Неужели наш разум так одномерен, что не понимает простого логического построения — что уже было когда-то, может повториться и в будущем? Родители рассказали нам о нашем младенчестве — и мы верим. Врачи рассказали нам о процессе беременности — и мы верим. Святые рассказали нам то, что открыто Самим Господом — о вечной жизни. Верим ли мы? Скажете, живот беременной можно пощупать, а кто пощупает отшедшую от мертвенного тела душу? Но, друзья мои, в наш ли век — век кварков и нейтрино, век теории относительности и теории сингулярности — требовать «пощупать»?! Гороскопы на кофейной гуще не смущают? Барабашки в шкафу не смущают? Зеленые человечки с Неопознанными Летающими Объектами не смущают? А факт вечной жизни души, оказывается, смущает — это суеверие, это не доказано, это не так уж и важно. Да что уж может быть важнее?! Быть ли нам «выкидышами» вечности, или Человеком в богозданной полноте природы! Как можно объяснить такую слепоту?

В XIX веке говорили: величайшее достижение дьявола в том, что он уверил людей, будто его нет. В нашем веке он достиг большего: он заставил людей не думать о загробной участи. Любой приходской священник скажет: духовная атмосфера во время совершения обряда погребения (кроме редкого случая, когда в нем участвуют вполне церковные люди) — страшна. Или отчаяние, или безразличие — смотря по ситуации. Никто не чувствует, что совершается великое таинство рождения души.

Да, да — это рождение. В природе, нам для вразумления, Господь дал замечательный пример: бабочка. Сколько рождений она претерпевает и сколько жизней проживает? Пять! Первая жизнь — зародыш в теле бабочки-мамы. Вторая — яички в паутинке. Третья — гусеница. Четвертая — куколка. Пятая — бабочка. Пять жизней! И это прямая (надо думать не случайная) аналогия того, что происходит с человеком на пути всей его большой жизни.

Церковь учит полноте ответственности человека за свою жизнь: душа не путешествует из тела в тело, оправдывая следующей реинкарнацией любые неисправности нынешней своей жизни. Начало существования души единственно: она сотворяется Богом для вечности и начинает существовать во времени в момент зачатия человеческого тела. Это первое рождение и первая жизнь. На этом этапе существования особенностью является то, что душа и тело младенца еще не могут реализовать богодарованную им свободу: они готовятся ко второму рождению.

Второе рождение у бабочки и человека очень схоже: бабочка рожает яичко, женщина рожает ребенка. Начинается вторая жизнь — самостоятельная жизнь тела и души. Душа обретает способность делать выбор. Внешняя аналогия становится все более явной. Яичко — пассивная форма жизни. И не достаточная. Для того чтобы стать бабочкой — нужно побывать гусеницей. Для того, чтобы пребывать со Христом в вечности — нужно встретиться со Христом в этой жизни.

Третье рождение — это Крещение 1. Прошу обратить внимание — некрещеный человек обладает бессмертной душой. Но она пребывает как бы в пассивном состоянии, она не обладает необходимыми для развития степенями свободы. Представим себе такой пример: некий предмет, допустим, книгу неосторожно положили в лужу клея, клей высох. Можно книгу поднять, оторвать? Можно, но для этого необходимо приложить немало усилий. А вот если клей рассохся или смыт растворителем? Протяни руку и подними! Но ведь кажется, что книга все так же лежит, и ничего не произошло… Таким же образом и с душой в Крещении не происходит ничего внешне заметного (чего зачастую ожидают экзальтированные личности): Крещение это не кинетика, а потенция. Зато какая! С души сняты путы, кандалы первородного греха — живи, возрастай! Тут уж душа должна потрудиться. Гусеница ползает по листикам, питается, наполняется соками будущей жизни. Душа питается благодатью Божией и исполняется начатками жизни вечной. Потрудись, душа, не ленись — с «листика» на «листик» — доброделание и молитва, Таинства Церкви и самопознание: все доброе тебе прилежит. Для гусеницы губителен ядохимикат — беги от него. Для души губителен, ядовит грех — беги от него, очищайся от него: все это тебе дано в Церкви. И готовься к четвертому рождению.

Четвертое рождение — да, смерть. Успение, «засыпание» — не правда ли, это очень похоже на «окукливание»? Вот куколка висит — суха, мертва. Стручок какой-то, кочерыжка. Но нет, внешность обманчива — сокровенная жизнь продолжается. Душа отошла от тела, но и это еще не конец… Где-то там, в небесных чертогах, она пребывает в том состоянии, которое условно называется «предварительным судом». В чем-то это состояние схоже с первой жизнью: сама свое положение она уже изменить никак не может; того тварного времени, в котором мы живем, и в котором возможны изменения, для неё уже не существует. Но все-таки изменения — положительные — возможны. Возможны действием извне. Любящие усопшего — живущие на земле близкие и небесные покровители — молятся Господу, и их дерзновенная любовь сдвигает законы мироздания: небесная справедливость уступает место милосердию. Так чья-либо заботливая рука может перенести неразумно обосновавшуюся, например, в дымоходе куколку на более благополучное место — живи! И душа живет (если только своим коснением в злодеяниях не была немедленно низвергнута во ад) надеждой и ожиданием последнего и страшного рождения — Страшного Суда.

Да, Страшный Суд, конец этого мира — он действительно страшен, ибо Суд Божий никому не ведом. Но верующая душа живет надеждой, ибо ради этого события — пятого рождения — она пришла в мир! И вот бабочка вылетает из куколки — красота родилась! Вы никогда не задумывались, зачем природе бабочки? Цветы? Зачем нужна красота? Ведь с функциональной точки зрения они совершенно бесполезны: все эти разговоры про размножение, опыление — пустое. Я как священник сельский, наблюдающий жизнь природы воочию, утверждаю однозначно: все красивое не функционально, а некрасивое (сорняки, мухи и пр.) — более жизнеспособно. Красота — это дар Божий, это милость Божия в нашем падшем мире: «…Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» ( Мф. 5:45 ). Бабочки — это остатки рая земного; не все заросло волчцами и терниями; это ностальгия о потерянном рае и призыв к его обретению…

Бабочка прекрасна — легка, воздушна, самоцветна, но она и телесна. В теле, во плоти, будет и последнее воскресение — это открыто нам Господом. Конечно, это будет не наш нынешний мир, и не наше нынешнее тело: «…чада века сего женятся и выходят замуж; а сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения» ( Лк. 20, 34–36 ). Это будет сознательное бытие совершенной личности в полноте человеческой природы, вечное блаженное пребывание со Христом в нашем Небесном Отечестве. Достигнуть этого — вот единственная самодостаточная цель человеческого существования, вот смысл жизни…

1 Онтологический смысл Крещения как Таинства неизмеримо глубже, чем мы привыкли понимать это даже в церковной среде: это не только дарование необходимой для спасения благодати Божией, но в первую очередь смерть человека Ветхого (самоутверждающегося в богоборчестве) и подлинное воскресение, рождение Нового человека во Христе. Протоиерей Михаил Шполянский. «Мы входим в храм». М., 2005.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Полёт бабочки

Блоги позитивных людей

Рубрики

  • News (17)
  • аффирмации (7)
  • заметки (15)
  • мотиваторы (11)
  • самонастройки (1)
  • статьи (9)
  • стихи (9)
  • Свежие записи

    Свежие комментарии

    • Happy Princess к записи Что делать, когда близкие люди причиняют нам боль?
    • к записи Что делать, когда близкие люди причиняют нам боль?
    • Nikolia V. к записи Что делать, когда близкие люди причиняют нам боль?
    • Lilek3s к записи ***
    • lia к записи Как мы создаем себе проблемы на ровном месте
  • Рубрики

    молитва для прощения

    Oт начала чтения молитв до получения результата проходит от нескольких дней до нескольких месяцев.

    Молитву нужно читать осознанно, вдумчиво каждый вечер (перед сном) и каждое утро по 15 минут не менее месяца.

    Избавьтесь от страхов, искренне верьте в то, что Вселенная обладает мощной силой и способна разрешить вашу проблему наилучшим образом.

    Если у вас есть обида на мужчин (бывших мужей, любовников, бой-френдов и т.д.), следует их простить в своем сознании и подсознании и отпустить, чтобы наладить свою личную жизнь и впустить в нее новую любовь и счастье:

    «Я отдаю всех своих бывших мужей (любовников, бой-френдов и т.д.) на волю Господа и искренне желаю им счастья. Я знаю: все, что хорошо для них, хорошо и для меня. Их успех — это мой успех. Я твердо знаю, что любовь и ревность не могут ужиться вместе. Божья любовь переполняет мою душу, Божий покой протекает через мой разум. Я привлекаю к себе мужчину, который будет гармонировать со мной в любом отношении, и между нами будут царить взаимная любовь, уважение и свобода. Я прощаю себя за свои негативные мысли. Как только ко мне вернутся воспоминания о бывших мужьях (любовниках, бой-френдах и т.д.), я заменю их старый образ новым, полным любви и покоя. Я спокойна».

    Чтобы отпустить обиду и простить.

    Можно читать на конкретного человека.

    Все люди, которые когда-либо обижали меня, известны Божественному Присутствию. Они находятся на своих местах, делают то, что любят делать, счастливы и процветают. Бог думает, говорит и действует через них. Они осознают свою истинную цену и получают сейчас духовные, ментальные и материальные блага. Я освобождаю этих людей и отпускаю на свободу, и когда бы я ни услышала какое-нибудь негативное замечание от любого из них, я буду немедленно утверждать: «Бог любит тебя и заботится о тебе».

    Подумайте о Боге и его любви ко всем людям. Затем скажите от чистого сердца: «Я дарю (назовите здесь имя человека) полное прощение. Мой ум и моя душа совершенно свободны от горечи. Я прощаю его, без какого бы то ни было ограничения за все, что со мной произошло в связи с этим. Я свободна, и он (или она) свободен. Это великолепное чувство! Сегодня день «амнистии». Я желаю им и всем ближним здоровья, счастья, мира и всех благ жизни. Я делаю это по собственной доброй воле, с радостью и любовью, и теперь, как только мне вспомнится имя человека, который причинил мне вред, я скажу: «Ни в чем не виновен и да будет с тобой все благословение жизни!» Я свободен и ты свободен. Да будем мы жить в счастье и радости!»

    «Я прощаю себя за то, что дала прибежище негативным и разрушительным мыслям о себе самойи о других. Я принимаю решение больше этого не делать. Как только у меня появится негативная мысль, я начну немедленно утверждать: «Божественная любовь наполняет мою душу».»

    Примите решение. Забудьте прошлое и насыщайте свой разум Божественной любовью, умиротворением и гармонией. Поймите, что Божественная любовь растворяет все негативное.

    Неважно, что случилось в прошлом, — вы можете изменить это сейчас. Наполните свое подсознание жизнеутверждающими мыслями, и вы избавитесь от плохого.

    Никогда не думайте о недостатке, ограничениях, одиночестве и разочаровании. Наоборот, составьте ментальный план тех вещей, которые вы хотите получить, а затем осознайте, что все, к чему вы приложите формулу «Я ЕСМЬ», вы создадите в своей жизни. Отпечатайте в своей памяти какую-нибудь небольшую фразу типа «Я счастлив, весел, свободен». Повторяйте ее снова и снова осознанно и с чувством. То, что вы посеете в своем подсознании, то и получите в реальности.

    Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.

  • Оценка 4.1 проголосовавших: 27
    ПОДЕЛИТЬСЯ

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here