Молитва золотого ордена

Религиозное чтение: молитва золотого ордена в помощь нашим читателям.

Герметический Орден Золотой Зари (часть 1)

Орден «Золотая Заря» (Golden Dawn), возникший в конце девятнадцатого века, можно рассматривать как продолжателя оккультной традиции, развивавшейся в Европе много столетий до этого, и в частности учения розенкрейцеров, которое подчас неведомыми путями передавалось через цепь посвященных. Магическая система Ордена носила синтетический характер и охватывала практически все области оккультного знания и практики. Она в огромной степени повлияла на различные эзотерические школы, возникшие в XX веке, и создала общие «каноны» того, что сегодня принято считать ритуальной магией.

Исраэль Регарди, чьим книгам мы обязаны своим знанием эзотерической системы Ордена, называет его «организацией, оказавшей большее влияние на развитие оккультизма со времени его возрождения в последней четверти XIX столетия, чем большинство людей могут представить». Он также добавляет (Полная Золотая Заря, 6-е издание, стр. 16):

«Едва ли можно усомниться в том, что Золотая Заря является или, скорее, была до недавнего времени единственной сокровищницей магического знания, оккультным орденом настоящего достоинства, какой Запад знал в наше время. Великое множество других оккультных организаций обязаны тем малым магическим знанием, какое у них есть, утечкам из этого Ордена или покинувшим его членам».

Очевидно, что за такой высокой оценкой должна была стоять вполне веская причина. В этой работе мы рассмотрим учение и ритуалы Ордена Золотой Зари, разберем, из чего они состояли, как и к чему вели своих адептов, и тогда эта причина станет для нас достаточно ясной. Такой анализ также может послужить читателю в решении о том, чтобы самому осваивать и практиковать данную эзотерическую систему. Дело в том, что большинство оккультных орденов связывают духовный прогресс своих членов с участием в общем потоке (или эгрегоре) их организации. Церемонии посвящения и приносимые на них торжественные клятвы призваны ввести неофита в структуру такого эгрегора и подключить к общим для всего ордена источникам духовных сил. В Золотой Заре данная идея также присутствовала, однако со времени распада Ордена ряд авторов высказывался в пользу возможности для отдельного человека практиковать эту систему на самостоятельной основе, не вступая ни в какие общества и не примыкая ни к каким группам (в частности, желающие ознакомиться с таким подходом могут начать с книги Ч. и С. Т. Цицеро «Самопосвящение в традицию Золотой Зари» – Self-Initiation into the Golden Dawn Tradition).

Изначальный Орден Золотой Зари просуществовал недолго – всего около 15 лет – и за это время успел оставить весьма солидное наследие. Ему на смену пришли ордена, появившиеся в результате раскола среди его членов. Наиболее заметным из них была «Утренняя Звезда» (Stella Matutina). Сегодня есть ряд организаций в разных странах мира, претендующих (с большей или меньшей обоснованностью) на преемственность, идущую от Золотой Зари, и продолжающих посвящать своих членов в тайны оккультных знаний. Не вдаваясь в современную ситуацию, мы все же должны по меньшей мере затронуть раннюю историю Ордена, поскольку трудно выработать взвешенное отношение к такой системе, не зная ее истоков.

У истоков Золотой Зари

Если мы хотим понять, что привело к созданию столь особенной, оставившей яркий след в истории организации, начать повествование следует не с самой Золотой Зари, а с ее непосредственного предшественника. В 1865 году было основано «Розенкрейцерское общество Англии» (Societas Rosicruciana in Anglia) – организация, принимавшая в свои ряды лишь мастеров-масонов, имеющих хороший статус в своих ложах. Ее первым главой (или Верховным Магом, как это называлось) был Роберт Вентворт Литтл, разработавший ритуалы общества на основании рукописей, добытых им из масонского хранилища. В 1878 году он умер, и его место во главе общества унаследовал доктор Уильям Вудман. Вместе с еще двумя почетными членами этой же организации – Уильямом Уэсткоттом и Самуэлем МакГрегором Матерсом – первый из которых впоследствии также занял ее высший пост, Вудман оказался среди основателей еще одной структуры – Ордена Золотой Зари.

Розенкрейцерское общество было призвано для своих членов «предоставлять взаимопомощь в работе над великими проблемами Жизни и в раскрытии секретов природы, изучать системы философии, основанные на Каббале и доктринах Гермеса Трисмегиста». Уэсткотт позже отмечал, что в этом обществе также велась работа над изучением и изготовлением лекарств, применением целебных свойств света и «культивированием ментальных процессов», приводящих к духовному просветлению и развитию человеческих чувств в направлении ясновидения и яснослышания.

Очевидно, длительный этап работы в Розенкрейцерском обществе подготовил появление более целостной системы, легшей в основание Золотой Зари. Эта последняя уже не ограничивала свой состав исключительно масонами и охотно принимала женщин на равных правах с мужчинами (чего регулярное масонство, естественно, не могло себе позволить). Тем не менее, тот факт, что основателями Ордена были выдающиеся масоны высоких степеней, наложил значительный отпечаток. Ритуалы посвящения Золотой Зари имеют много общего с масонскими и во многом повторяют их структуру. В них также имеют место клятвы, передача паролей и особых жестов и рукопожатий, которые позволяют членам Ордена быть признанными на достигнутых ими степенях.

На содержании этих ритуалов я остановлюсь чуть позже. О клятвах нет смысла говорить много – их полный текст можно найти у ряда авторов, включая уже упоминавшего Исраэля Регарди (в его книге «Полная Золотая Заря» – The Complete Golden Dawn). В общем же стоит отметить, что посвящаемый клялся не сворачивать с пути оккультной мудрости и не использовать обретаемые силы в злых, корыстных и недостойных целях. Естественно, клятва о неразглашении тайн Ордена также присутствовала. В случае нарушения своего обета посвящаемый был готов к тому, что ангел отмщения отнимет у него всякие магические силы или даже обратит их против него.

Что касается паролей, особых рукопожатий и т. д., этот предмет не будет рассматриваться в данной работе. На то имеются две причины: во-первых, в этих элементах закрытые общества (как масонские, так и многие другие) видят свои внутренние секреты, которые они стараются оберегать от профанов; во-вторых, для большинства читателей эта информация окажется бесполезной, поскольку она не имеет прямого отношения к тому, что преподавалось в Ордене как магическое и духовное учение. К этому стоит добавить, что в Золотой Заре (и здесь видно явное отличие от масонства) пароль менялся каждые полгода, и естественно, у современных «потомков» Ордена он отличается от всего, что было прежде.

Разговоры о создании Золотой Зари начались после появления зашифрованных манускриптов. Существует несколько версий того, как и откуда они взялись. Согласно одной из них, Уэсткотт нашел их в библиотеке Розенкрейцерского общества (куда они попали, будучи в составе документов, добытых его первым главой). Другая версия гласит, что эти манускрипты были найдены в книжном магазине на улице Фарингтон.

Исследователь оккультизма Фрэнсис Кинг в своей книге «Современная ритуальная магия» склоняется в пользу третьей версии (которую также приводят и другие авторы). Согласно ей, эти документы были получены А. Ф. Вудфордом, которого формально можно считать четвертым основателем Золотой Зари (наряду с тремя, упомянутыми выше), хотя по факту он почти не сыграл роли в дальнейших событиях. Вудфорд получил эти документы после смерти в 1885 году известного в ту пору ясновидящего и мистика Фредерика Хокли в составе его библиотеки, а спустя год прислал их для расшифровки Уэсткотту.

Происхождение тайных обществ и мистических книг, повлиявших на развитие традиции, почти всегда несет в себе какую-то загадку. И иногда эти загадки охватывают тысячелетние периоды (как, например, в случае происхождения каббалистической книги Зоар). Можно лишь порадоваться тому, что тайна рождения Золотой Зари значительно скромнее, и что для нас по сути не так уж и важно, кто именно и где отыскал эти зашифрованные манускрипты. Как бы то ни было, в 1886 году они были в руках к Уильяма Уэсткотта, который заручился помощью МакГрегора Матерса для их расшифровки.

В итоге в них были обнаружены схематичные описания пяти ритуалов посвящения, к которым прилагался адрес некой Анны Шпренгель из Нюрнберга. Завязалась оживленная переписка, в результате которой выяснилось, что эта дама является членом розенкрейцерской организации, дислоцирующейся в Германии. Оттуда были получены документы, дающие разрешение на открытие в Англии ордена, который будет заниматься обучением и тренировкой новых адептов оккультизма. Уэсткотт, Матерс и Вудман были назначены главами этого нового образования.

Таким образом, пять ритуалов посвящения, определившие структуру Ордена из нескольких степеней, ведут свое происхождение от немецких розенкрейцеров. Оттуда же, по-видимому, были получены еще какие-то ключевые элементы учения, преподававшегося в Золотой Заре. Это можно считать скелетом Ордена, тогда как основная «плоть», одетая на эти кости, еще раньше оформилась в Розенкрейцерском обществе Англии, где работали ее организаторы в предшествующие годы.

В 1891 году Вудман умер, и Уэсткотт с Матерсом остались руководить Орденом вдвоем. В то же время по непонятным вначале причинам прервалась переписка с немецкими розенкрейцерами. Позже выяснилось, что Анна Шпренгель также покинула мир живых, а ее коллеги не желали предоставлять в распоряжение глав Золотой Зари никаких новых материалов. Матерс установил астральный контакт с невидимыми адептами, от которых продолжил получать инструкции для своего Ордена. В 1892 году над первым орденом был надстроен второй – внутренний, который назывался орденом «Рубиновой Розы и Золотого Креста». Были написаны еще два ритуала посвящения, особенно торжественных и глубоких, в основе которых лежала история о могиле отца-основателя розенкрейцеров – Кристиана Розенкрейца (жившего, согласно легенде, в XV веке).

Не станем разбираться в вопросе о природе этих «невидимых адептов», с которыми телепатически или спиритически общался Матерс, поскольку здесь перед нами открылось бы огромное пространство для беспочвенных спекуляций. Некоторые стремились отождествить их с махатмами, известными из литературы теософского общества Блаватской. Впрочем, для неискушенного в этих вопросах читателя избыток информации подобного рода может стать еще большим препятствием к пониманию сути предмета, чем ее недостаток. Точно также не будем разбирать версию о том, что материалы Золотой Зари были получены от некоего брата с магическим именем Lux Tenebris, который был известен в кругах бельгийских мартинистов. Желающих вникнуть в подробности остается лишь отослать к дополнительной литературе (начать можно с уже упоминавшейся книги Ф. Кинга «Современная ритуальная магия») и тем временем продолжить рассмотрение учения Золотой Зари.

Учение Золотой Зари. Каббала и Египет

Если, не пускаясь сразу в подробности, попытаться охарактеризовать вкратце и в общих словах, из каких компонентов состояло учение Ордена, я мог бы дать свою приблизительную оценку в следующей схеме:

Такое процентное соотношение удобно для тех, кто задается вопросом: «С какими традициями и областями я должен быть знаком, чтобы проникнуть в суть учения Золотой Зари?» Однако важно помнить сказанное в самом начале: это учение было синтетическим, а вовсе не эклектическим. Различие между этими двумя подходами огромно.

Эклектический подход собирает разнородные элементы из разных мест, склеивая их, зачастую произвольным образом, в единую ткань. Результат становится похож на пеструю одежду, сшитую из попавшихся под руку лоскутков, или на цветастую мозаику с узорами из ярких стеклышек. Эклектическое отношение к материалу носит собирательный характер и в первую очередь заботится о количестве, стремясь объединить побольше различных элементов в общем составе.

В отличие от этого, синтетический подход делает упор на глубину. Проникая в суть различных элементов, мы видим принцип, лежащий в их основе. В дальнейшем это помогает нам сформулировать главный принцип как центральный ствол, вторичные принципы – как отходящие от него ветви, а затем расположить на этом дереве все элементы, опираясь на то, как именно они выражают эти принципы. Синтетический подход соединяет различные элементы не произвольным образом, а следуя внутреннему единству их сущности. В итоге получается слаженный гармоничный организм, где каждая часть связана законами соотношений со всеми остальными. Именно таким организмом и была система Золотой Зари.

Поэтому говоря о Каббале, астрологии, картах Таро и т. д., следует помнить, что все эти элементы не были просто набором, выхваченным из различных традиций. Напротив, за тем порядком, который связывал их воедино, стояло понимание универсальных законов мира, в котором все объекты и явления связаны естественным образом. Чтобы усвоить значение сфирот в Золотой Заре, ученику было необходимо ознакомиться с силами планет в астрологии. Чтобы понять карты Таро с надлежащей глубиной, нужно было владеть основами Каббалы, астрологии, а зачастую еще и символизмом древних мистерий. Знаки, принятые в геомантии, также состояли в соотношениях и со знаками Зодиака (Астрология), и с еврейскими буквами (Каббала). Что же касается энохианской магии, о которой в дальнейшем пойдет отдельный разговор, ее постижение требовало непременного твердого знания всех остальных областей.

Поскольку, как видно из приведенной выше схемы, Каббала занимала особенно почтенное место в этом гениальном синтезе, есть смысл рассмотреть в первую очередь все, что связано с ней, – тем более, что без этого читатель не поймет иерархическую структуру Ордена, а значит, и то, как происходило продвижение неофита вверх.

Чем же была Каббала для основателей Золотой Зари? Все неофиты, принятые в Орден, получали «Историческую лекцию», которая давала им общее представление о традиции. В этой лекции не было описано все то, о чем я рассказал выше, говоря о событиях, приведших к образованию Золотой Зари. Там лишь сообщалось, что известные оккультисты, жившие и умершие во второй половине XIX века, принадлежали Ордену, и что от них получили свое посвящение нынешние его главы. Среди этих выдающихся фигур назывались Элифас Леви, Рагон, МакКензи и Фредерик Хокли. Очевидно, никто из них не был в прямом смысле членом Золотой Зари, поскольку она как организация возникла уже после их смерти. Однако в них можно видеть ее духовных предшественников – звенья той же цепи, которая существовала вне зависимости от формального провозглашения организаций.

Далее в исторической лекции говорилось о немецких братьях-розенкрейцерах, и вслед за этим мы встречаем следующие фразы:

«Однако даже розенкрейцерское возрождение мистицизма представляло собой лишь новое развитие намного более ранней мудрости раввинов-каббалистов и древнего тайного знания магии египтян, в которую был посвящен Моисей. Действительно, через Каббалу Европа обрела больше из древней мудрости, чем из любого другого источника, ибо евреи некогда обучались у египтян, а позже – у халдеев Вавилона».

Из этих кратких выражений любой читатель легко может сделать следующий ряд выводов:

  1. Главы Золотой Зари не скрывали, что основой их учения является Каббала.
  2. Розенкрейцерское происхождение ордена и символика розы и креста не противоречит каббалистическим корням учения, так как розенкрейцеры сами были продолжателями дела каббалистов и носителями их мудрости.
  3. Каббала, в свою очередь, виделась продолжением оккультных знаний древних египтян и в некоторой мере халдеев.

Эти выводы вносят ясность в вопрос, который может возникнуть у многих, коль скоро речь заходит о Каббале. Ведь Каббала, как известно, развивалась веками внутри еврейских общин. Ее главными представителями в средневековье были ученые раввины, а сами ее первоисточники были написаны на иврите или на арамейском языке (который также играет важную роль в традиции иудаизма – он использовался для составления Вавилонского и Иерусалимского Талмудов и других книг). Вопрос появляется сам собой: не вели ли учителя Золотой Зари своих посвященных к принятию иудаизма? И если этого не происходило, то почему? Проникая вглубь каббалистических знаний, не ощущали ли они необходимость принять в полном объеме Тору, частью которой видит Каббалу иудаизм?

Здесь любопытно отметить, что писательница начала ХХ века Неста Вебстер, которая отчасти была антисемиткой и выпустила ряд книг, разоблачающих тайные общества, действительно обвиняла Орден Золотой Зари (как и ряд других организаций) в сотрудничестве с евреями, в которых она усматривала главный дестабилизирующий фактор политической ситуации в Европе. Ее не волновали чисто духовные вопросы учений и ритуальной практики – она посвящала свои работы общественно-политическому плану, затрагивая религию лишь косвенно.

Однако ряд выводов, сделанных нами из исторической лекции Золотой Зари, все расставляет по местам. Каббала рассматривалась розенкрейцерами (и основателями Золотой Зари в частности) как универсальное учение, которое древнее любых существующих в мире религий – в том числе и древнее собственно иудаизма. Евреи не были ни изобретателями Каббалы, ни ее получателями через синайское откровение – они лишь приняли ее от более ранних цивилизаций. Тот факт, что находясь веками в руках евреев, Каббала дошла до нынешних поколений на еврейском языке и с характерными для иудаизма понятиями, требует от оккультиста вникнуть в этот язык и проявить уважение ко всей цепочке носителей учения с их религиозными и прочими особенностями. Но это вовсе не заставляет его самого вступать в их религию или перенимать их образ жизни.

Естественно, в этом третьем выводе иудаизм поспорил бы с тем, что было приведено из исторической лекции. Согласно принятому в иудаизме взгляду, Каббала является частью устной Торы, которая была дарована Богом Моисею (Моше) на горе Синай вместе с Торой письменной – Пятикнижием. Ортодоксальные еврейские каббалисты не связывают ее ни с Египтом (который рассматривается как обитель сил зла, поскольку фараоны держали еврейский народ в рабстве), ни с халдеями.

Надо отметить, что точка зрения, выраженная в документах Золотой Зари, вовсе не является изобретением ее руководителей или посвятивших их немецких розенкрейцеров. Такой взгляд в ту пору был широко распространен в Европе. Его можно встретить у оккультистов, начиная с XVII-XVIII веков. Он всегда был близок масонству и еще больше укрепился благодаря распространению египетских масонских уставов Мицраим и Мемфис, у истоков которых стояли евреи. Золотая Заря в этом плане всего лишь консервативно продолжала занимать позицию, которая к тому времени уже успела превратиться в «классику».

Это во многом объясняет, почему египетские символы и даже египетские боги занимают солидное место в учении Ордена. Уже в следующем году после формального провозглашения о создании Ордена в Лондоне был открыт его первый храм. Он получил название «Исида-Урания». Вскоре за этим последовали храмы «Осирис» в Уэстон-сьюпер-Мэр, «Гор» в Брадфорде и «Амон-Ра» в Эдинбурге. Позже в 1894 году МакГрегор Матерс отправился в Париж, чтобы освятить там пятый храм – «Ахатхор».

Как видно, храмы не случайно получали названия в честь египетских богов. С этими же и другими богами были связаны определенные элементы ритуальной работы. Египетская «Книга Мертвых» использовалась, чтобы объяснить посвященному путь души, предстающей в Чертоге Двух Истин перед судом богов. Все эти элементы возникали в относительно ненавязчивой форме, и тем, кто желал бы практиковать систему Золотой Зари без них, было бы легко от них освободиться. Естественно, среди посвященных в Орден было немало монотеистов, которые не испытывали никакой тяги к египетскому пантеону. Однако в контексте восприятия каббалистической традиции как продолжения древней магии египтян сочетание всех этих элементов не вызывало никакого противоречия.

Современная университетская наука пришла к выводам, отличным как от оккультного взгляда на египетское происхождение Каббалы, так и от позиции ортодоксального иудаизма. Обе эти точки зрения ведут историю Каббалы с периода, уходящего в прошлое более, чем на 3000 лет. Сегодняшние религиоведы склонны начинать эту историю с ХI-XII веков н. э., когда в Испании и на юге Франции появились первые малочисленные группы каббалистов из числа еврейской духовной элиты.

Важно понимать, что человек в своих поисках стремится к познанию истины, а истина – это отражение самой реальности. Наиболее глубокие истины (относящиеся к самым незыблемым пластам реальности) не подвержены разрушительному воздействию времени. Они одинаковы как для нас, так и для древних цивилизаций. Но выражаются они в каждый период на том языке и при помощи тех понятий, которые для этого периода характерны. Поэтому, заглядывая в глубинную суть вещей, мы могли бы вместе с адептами признать существование знаний, передаваемых Каббалой, еще 3000 лет назад или раньше. Но говоря о культурно-понятийном обрамлении этих знаний, мы можем вместе с историками из университета признать, что та Каббала, какую мы имеем сегодня, берет свое начало в эпоху Средневековья.

К слову сказать, тезис о египетском происхождении Каббалы вовсе не был незыблемым догматом в Золотой Заре, в который каждый посвященный был обязан верить. Скорее, это была традиция, которая сообщалась в помощь ученикам и создавала своеобразную «точку отсчета» в исследовании этого вопроса. При этом каждый был волен верить в то, во что считал нужным. Многие оккультисты весьма скептически относились к этой теории и в целом были склонны смещать акцент с вопроса о реальном историческом происхождении Каббалы на вопрос о наиболее эффективном практическом ее применении. Регарди, который еще задолго до вступления в Утреннюю Звезду (орден-преемник, оставшийся после Золотой Зари) написал свои первые работы по магии, объединяет в этой связи в своей книге «Древо Жизни» (гл. 3) все точки зрения:

«Существует легенда, о которой я должен сказать, а интерпретировать ее каждый читатель волен по-своему, – о том, что священная Каббала была передана Моисею на горе Синай, и что он передал ее Йеошуа, который оставил ее судьям. Те же, в свою очередь, передали ее синедриону. В конечном счете ей овладели и довели до совершенства танаим, а позднее – раввины-каббалисты. Противники этой легенды утверждают, что если Моисей был реальным историческим персонажем, и ему действительно была дана Каббала, то получил он ее от египетских жрецов, у кого он, как утверждают традиционные источники, учился в Нильском храме… Оставим в покое тех, кому мы на самом деле обязаны появлением Каббалы, – неважно, были ли это египтяне или кто-нибудь еще. В конце концов, никакие легенды и никакие спекуляции не имеют в данном случае исторического подтверждения. И тем не менее практическая теургия египтян прекрасно согласуется с философскими теориями Каббалы, а опыт бесчисленного множества магов свидетельствует, что едва ли найдется более уместная или удачная комбинация».

Иерархическая структура Ордена

Как известно, самым фундаментальным понятием Каббалы являются десять сфирот. Слово «сфира» (ספירה, един. число от «сфирот») означает вовсе не сферу, как можно было бы подумать, исходя из сходного звучания, а счет или исчисление. Скорее сюда подходит слово «цифра» (на современном иврите оно передается как «сифра», סיפרה, что уже показывает родство со словом «сфира»). Таким образом, десять сфирот – это десять цифр или чисел, понимаемых как этапы творения, по которым божественная воля двигалась, создавая мир. И как любая воля, она переходит от наиболее тонких и абстрактных состояний ко все большей реализации и уплотнению. Эти же этапы могут рассматриваться как ступени на лестнице восхождения, ведущей человека к его источнику, – от состояния погруженности в материю к максимальному одухотворению.

Сфирот играли роль ступеней восхождения в разные периоды развития Каббалы. И естественно, когда речь идет об организации ордена, который будет обучать и посвящать кандидатов в тайны бытия согласно каббалистическому учению, его иерархия представляется параллельной этим ступеням. Вот почему в Золотой Заре существовало десять степеней посвящения, которые состояли в строгой аналогии с десятью сфирот.

Дальнейшее изучения Каббалы приводит к пониманию того, что в некоторых особенных точках на древе сфирот происходят кардинальные переходы. Первые три сфиры – Кетер, Хохма и Бина – отражают божественную волю, формирующую замысел или образ будущего мира. Когда этот образ готов, он занимает место в сфире Даат и отныне становится высшим ориентиром для всех сил, призванных работать над его реализацией. Иными словами, сфира Даат как бы закрывает собой этап работы на тонком плане и служит «потолком», до которого могут подняться более низкие силы в своем постижении.

Следующие три сфиры – Хесед, Гвура и Тиферет – работают над созданием средств или энергии, которая осуществит замысел, хранящийся в Даат. Когда эта энергия принимает окончательную форму (в сфире Тиферет), она превращается в рабочий инструмент воли, с помощью которого производятся дальнейшие действия. Отныне силы, выковавшие этот инструмент, закрыты, и весь вопрос сводится к путям его применения.

Этим занимаются следующие три сфиры – Нецах, Ѓод и Есод – которые приводят к действиям, воплощающим замысел и всю изначальному божественную волю. Результат этого процесса раскрывается в последней сфире – Малхут.

Если внимательный читатель следил за рассуждениями, он заметил, что в них было перечислено одиннадцать, а не десять сфирот. Дело в том, что сфира Даат обычно не фигурирует в их составе, и вслед за Биной называют Хесед. Причины того, почему к исходным десяти сфирот прибавляется Даат, потребовали бы слишком большого отступления от темы для их прояснения. С этой целью я лишь могу отослать интересующихся к оригинальным трактатам по Каббале, а заодно отметить, что в Золотой Заре существовало объяснение, согласно которому Даат как бы вырастает из опыта, приобретенного человеком, и задним числом начинает уравновешивать Хохму и Бину.

Таким образом, сфирот Даат и Тиферет занимают ключевые позиции, которые служат своеобразными барьерами, закрывающими более высокий уровень от всех, кто находится ниже. Со сфирой Тиферет ассоциировался «Парохет» (פרכת). Так называлась завеса в скинии, построенной сынами Израиля после исхода из Египта и описанной в Торе.

«И сделай завесу (парохет) из синей ткани и багряницы… И помести ее на четыре столба из акации, покрытых золотом… И прицепи завесу к крючкам, и внеси за завесу ковчег откровения, и будет отделять завеса для вас святилище от святого святых» (Шмот 26:31-33).

Такую же функцию отделения играла эта символическая завеса в Ордене Золотой Зари. Здесь в качестве «святилища» выступал первый, или внешний орден, который в частном смысле назывался «Золотая Заря». Над ним, как уже отмечалось, возвышался второй орден – «Рубиновая Роза и Золотой Крест», который был аналогичен святому святых в скинии. Завеса служила преградой, не позволявшей членам первого ордена заглянуть в тайны второго.

Сфира Даат связывалась с понятием второй смерти. Оккультное учение гласит, что после своей физической смерти душа человека остается заключенной в его астральном теле, сотканном еще до рождения на земле из энергии звезд. В этом тонком теле человек переживает следствия своих земных поступков, и если его эгоистические страсти не были преодолены и очищены – испытывает страдания из-за того, что не может больше удовлетворить желания или вновь обладать оставленным на земле имуществом и т. д. Различные упоминания об аде в религиозных источниках оккультизм рассматривает как аллегорию этих астральных страданий.

Когда желания стихают, и страдания (если таковые были необходимы) очищают человека от налета материальной жизни, он переживает вторую смерть. Подобно тому, как при первой смерти он сбросил физический труп, так теперь оставляет он позади себя труп астральный, который начинает медленно разлагаться в потоках астрального света. Тем временем душа поднимается выше – в ментальный план, откуда может соприкоснуться с более высокими, божественными мирами.

Как раз эта вторая смерть и связывается с прохождением сфиры Даат. Астральное тело человека заключает в себе его память о земной жизни и, следовательно, его личные качества и особенности, с которыми он привык отождествляться. Если уход от физического тела есть не более, чем утрата инструмента, позволявшего оперировать на материальном плане, то расставание с астральным телом воспринимается как потеря собственной личности. Для человека, который пожелал бы добровольно пойти на такой шаг, это было бы равнозначно прыжку в бездну. Сфира Даат как раз и называлась «Бездной» в учении Золотой Зари, и хотя лежащие выше нее сфирот сияли ослепительным божественным светом, для души, пересекающей снизу эту границу, они могли представляться кромешной черной мглой, поскольку все старые понятия и привязанности оставались позади, а впереди ждала неизвестность.

В иерархии Золотой Зари сфирот, лежащие выше Даат, условно можно было назвать третьим орденом, хотя фактически его никогда не существовало в виде организованной структуры. Это были уровни невидимых адептов (тех самых, с которыми МакГрегор Матерс вышел на связь после смерти Вудмана и Анны Шпренгель) – сверхчеловеческих существ, которые, по некоторым мнениям, уже давно не имели материального тела, а по свидетельствам самого Матерса присутствовали в телах, не будучи привязаны к ним, только ради помощи человечеству.

После этих пояснений можно составить таблицу, отражающую иерархию Ордена. Отмечу еще раз, что обычно, говоря «Золотая Заря», имеют в виду всю эту структуру, хотя в более частном применении это название относилось лишь к низшему из трех орденов, охватывающему четыре первых сфирот (считая снизу), тогда как второй орден носил отдельное название.

Как видно из таблицы, сфира Даат, обозначающая Бездну, не имела эквивалента среди степеней посвящения в Ордене (поэтому она вообще отсутствует в таблице). Тем не менее, самих степеней было одиннадцать – указанным в таблице десяти предшествовала степень Неофита, строго говоря, не соответствовавшая никакой сфире и представлявшая подготовительный этап работы.

Низшая сфира Малхут астрологически обозначала Землю и как планету (для нас – приемник и вместилище влияний остальных небесных тел), и как один из четырех элементов – самый тяжелый и инертный среди прочих. Название соответствовавшей ей степени Зелатора можно приблизительно перевести как «Ревнитель», хотя это едва ли поможет прояснить ее смысл.

Вообще названия степеней, особенно начальных, не слишком хорошо отражают то, что на них преподавалось. К примеру, взглянувший на этот список, легко придет к мысли, что на степени Теоретика изучали теорию оккультизма, а переходя на степень Практика, начинали заниматься ее применением. Однако в действительности это не так. Общий объем практики на всех степенях первого ордена был весьма мал, и главной целью на нем было запоминание лекций, призванных подготовить ученика к дальнейшей работе. Тем не менее, кое-какая практика там все же присутствовала, и скоро мы займемся ее рассмотрением.

Когда из Нюрнберга от Анны Шпренгель впервые пришло письмо, уполномочивающее Уэсткотта, Матерса и Вудмана на создание Ордена, им формально была присуждена степень Свободных Адептов (№7). Переход через Бездну – это крайне субъективный и индивидуальный процесс. Он начинается, когда дух человека уже достаточно опытен и готов к этому. Хотя вторая смерть естественным образом наступает после того, как отпадает астральное тело (и, следовательно, уже после физической смерти), выдающиеся адепты способны достичь этого состояния, не расставаясь со своей бренной оболочкой. Однако никто не может взять человека за руку и провести его через Бездну. Сделать это каждый должен сам и не раньше, чем будет готов. Вот почему степени выше Свободного Адепта не присуждались в Ордене, и никаких специальных ритуалов, призванных «посвятить» в эти степени, не существовало.

Регарди отмечает, что даже подъем на степень выше Младшего Адепта уже является почти невыполнимой задачей для среднего человека. Когда «Орден Рубиновой Розы и Золотого Креста» был учрежден, в нем, по-видимому, на практике существовала лишь степень Младшего Адепта. Старший Адепт был введен еще несколькими годами позже. Сама же степень Младшего Адепта подразделялась внутри себя на все те подстепени, которые составляли структуру первого ордена. Иными словами, выделялись Младший Адепт-Зелатор, Младший Адепт-Теоретик и Младший Адепт-Практик (что касается Философа, я нигде не встречал упоминания о такой подстепени, но вполне вероятно, что и она существовала).

Вступление кандидата в каждую из степеней, начиная с Неофита и заканчивая Младшим Адептом, происходило во время особого ритуала посвящения. Первые пять из них, как уже говорилось, в схематичном виде находились в зашифрованных манускриптах; остальные были разработаны позже не без помощи контактов с невидимыми главами. Чтобы составить дальнейшее представление об Ордене как о живом организме, необходимо ознакомиться с этими торжественными церемониями.

Оценка 4.7 проголосовавших: 129
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here