Последняя молитва христианских мучеников

Религиозное чтение: последняя молитва христианских мучеников в помощь нашим читателям.

Последняя молитва христианских мучеников

«Последняя молитва христианских мучеников» (фр. Dernières prières des martyrs chrétiens ) — картина французского художника Жана-Леона Жерома, оконченная в 1883 году. Находится в коллекции Художественного музея Уолтерса в Маунт-Верноне (Балтимор, Мэриленд, США).

Содержание

Французский живописец Жан-Леон Жером (1824—1904) учился у известных художников Поля Делароша и Шарля Глейра, прививших ему на всю оставшуюся жизнь страсть к путешествиям, изучению обычаев разных народов, а также особую любовь к Востоку. Первые картины Жерома были высоко оценены одним из самых уважаемых и влиятельных художественных критиков — Теофилем Готье, ставшим впоследствии его другом. На заре рождения массовой культуры провинциал Жером пошёл навстречу новой публике формирующейся буржуазной Франции, став знаменитым у салонной аристократии, познакомив её как со своими академическими портретами и мелодраматическими полотнами, так и с картинами о наполеоновских походах и жизни на арабских базарах, а также работами на мифологические и эротические темы. Находясь на пике своей карьеры в искусстве, Жером был постоянным гостем императорской семьи и занимал должность профессора в Школе изящных искусств. Его студия была местом встречи художников, актёров и писателей, а сам он стал легендарным и уважаемым мастером, известным своим язвительным остроумием, пренебрежительным отношением к дисциплине, однако жёстко регламентированными методами преподавания и крайней враждебностью к импрессионизму [1] [2] [3] [4] .

В это время во Франции появился запрос на новый подход к исторической живописи, выраженный в словах историка Проспера де Баранта, писавшего, что «мы все хотим знать о том, как жили более ранние общества и отдельные личности. Мы требуем того, чтобы их образ был ясно виден в нашем воображении, и чтобы они предстали живыми перед нашими глазами». C конца 1850-х годов Жером оказался невероятно предприимчив в выборе пользовавшихся популярностью исторических сюжетов, начиная от Древней Греции и Рима, в связи с чем его даже обвиняли в работе на потребу публике. В то же время Жером будто ответил на призыв Баранта, взявшись за довольно эклектичное переосмысление своего академизма, во многом находясь под влиянием Жан-Огюст-Доминика Энгра, писавшего свои картины на древнегреческие темы через призму личной и повседневной жизни, а также своего учителя Делароша, выбравшего более понятный общественности театральный подход в живописи на исторические сюжеты. Жером начал работать над достижением баланса между реализмом почти документальной точности и научным подходом к образной реконструкции исторических событий, развив в себе умение мастерски управлять повествовательным потенциалом сюжетов своих картин, ввиду чего они производили неизгладимое впечатление на зрителей. Жером отказался от поэтических обобщений и идеализации главных героев, однако уравновешенная и дотошная в деталях живописная техника художника практически делала людей непосредственными свидетелями событий прошлого [5] [6] [7] [8] [9] .

Тацит писал: «Их [христиан] умерщвление сопровождалось издевательствами, ибо их облачали в шкуры диких зверей, дабы они были растерзаны насмерть собаками, распинали на крестах, или обречённых на смерть в огне поджигали с наступлением темноты ради ночного освещения» [10] .

Искушённым в развлечениях жителям Древнего Рима предлагались, помимо гладиаторских боёв, схватки людей с дикими животными, преимущественно леопардами и львами, привозившимися со всего Средиземноморья. Не отрекавшихся от своей веры христиан с целью полного уничтожения их тел для невозможности будущего воскрешения посылали на арену для растерзания зверями, поливали смолой и сжигали на крестах и кострах, а также полностью засыпали солью, предварительно содрав кожу. Между тем в настоящее время ряд историков подвергает сомнению масштабы преследования христиан в древнем Риме, отмечая, что некоторые случаи мученичества приукрашивались богословами [11] [12] [13] [14] [15] .

Картина написана маслом на холсте, а её размеры составляют 87,9 × 150,1 см . Подпись с левой стороны — J. L. Gérôme [16] . Место действия картины — Большой цирк. Этот древнеримский ипподром напоминает в архитектурном плане Колизей, на котором, в отличие от Большого цирка, проходили гладиаторские бои и расправы над христианами. Колонны ворот цирка утопают в грязи, испещрённой следами колесниц. По окружности арены на горящих крестах висят обмазанные смолой христиане, в то время как остальные верующие сбились в группу и в последний раз молятся своему богу перед тем, как на них нападут выходящие из ворот львы и тигры. На заднем плане виднеется холм, увенчанный храмом с колоссальной статуей, больше похожий на афинский Акрополь, чем на римский Палатин. Исторические неточности Жером компенсировал драматизмом сцены и силой духа мучеников, которым предстоит отдать свою жизнь за верность религии [17] [16] . В тематическом плане работа Жерома похожа на картину «Светочи христианства» 1876 года кисти Генриха Семирадского, написанную на тему сжигания Нероном христиан в своих садах в качестве «человеческих факелов» [12] . Баланс между историческим знанием, воображением и иллюзией реальности спустя несколько десятилетий будет почерпнут из картин Жерома кинематографистами для своих фильмов [5] [18] . Так, в частности, сцену из данной работы Жерома можно заметить в итальянской кинокартине «Нерон» [it] 1909 года [19] .

В 1863 году картина была заказана Жерому американским меценатом и коллекционером искусства Уильямом Томпсоном Уолтерсом [en] , который в письме жёстко определил все составляющие композиции будущего полотна [16] . Во время работы Жером сделал несколько зарисовок маслом и чернилами на холсте, виденных Готье ещё в студии художника [16] . Один из эскизов в настоящее время находится в коллекции Музея изобразительных искусств Юты [en] [20] . В 1883 году Жером наконец окончил картину, ставшую, по мнению критиков, одной из самых важных его работ на тему римской истории [21] . Спустя 20 лет после заказа, Уолтерс смог получить картину через своего агента Джорджа А. Лукаса от самого Жерома [16] [22] . Практически в то же время Уолтерс переехал в дом в самом модном районе Балтимора — Маунт-Вернон [en] , где позднее создал свою художественную галерею [23] . После смерти Уильяма Уолтерса в 1894 году дом со всей коллекцией перешёл по наследству в собственность его сына Генри Уолтерса [en] [23] [24] . Генри Уолтерс «на благо общественности» завещал ранее открытую им для общественности галерею в дар мэру [en] и городскому совету Балтимора [en] , и в 1931 году, после его смерти, картина перешла в собственность Художественного музея Уолтерса в Маунт-Верноне (Мэриленд, США) [16] [24] . Художественный музей Уолтерса как государственное учреждение открыл свои двери для посетителей 3 ноября 1934 года [25] . За время нахождения в музее картина прошла через три реставрации, в ходе которых неоднократно очищался красочный слой, а полотно покрывалось новым лаком [16] .

Святая великомученица АНАСТАСИЯ Узорешительница (†ок.304)

Святая великомученица Анастасия жила во времена императора Диоклитиана (284-305). Она была дочерью римского сенатора Претекстата, исповедавшего языческую веру. Мать же ее Фауста тайно веровала во Христа.

Анастасия отличалась благородством, душевною и телесною красотою, благим нравом и кротостью. В девическом возрасте Анастасия была поручена своею матерью для обучения христанину Хрисогону, известному своею ученостью и благочестием. Хрисогон учил Анастасию Священному Писанию и исполнению закона Божия. По окончании учения об Анастасии говорили как о мудрой и прекрасной деве.

После смерти матери, не считаясь с желанием дочери, отец выдал ее замуж за язычника Помплия, также происходившего из сенаторского рода. Но под предлогом вымышленной болезни она сохранила девство. Иногда, муж пытался применить насилие, но Анастасия, с невидимою помощью ангела-хранителя, вырывалась из его рук.

В темницах Рима в то время находилось много заключенных христиан. В нищенской одежде святая тайно посещала узников, — умывала и кормила больных, неспособных двигаться, перевязывала раны, утешала всех, кто нуждался в этом. Ее учитель и наставник два года томился в заключении. Встречаясь с ним, она назидалась его долготерпением и преданностью Спасителю. Муж святой Анастасии, Помплий, узнав об этом, жестоко избил ее, поместил в отдельной комнате и у дверей поставил стражу. Святая скорбела, что лишилась возможности помогать христианам. После смерти отца Анастасии Помплий задумал извести супругу, чтобы наследовать все ее имение и жить с другой женою на чужие деньги. Обращаясь с ней, как с пленницею и рабою, он ежедневно истязал и мучил ее. Святая писала своему учителю: «Муж мой. томит меня как противницу его языческой веры в столь тяжком заключении, что мне ничего не остается, как только, предав дух Господу, упасть мертвою». В ответном письме святой Хрисогон утешал мученицу: «Свету всегда предшествует тьма, и после болезни часто возвращается здоровье, и после смерти обещана нам жизнь». И предсказал скорую смерть ее мужа. Через некоторое время Помплия назначили послом к персидскому царю. По дороге в Персию он утонул во время внезапно начавшейся бури.

Теперь святая вновь могла посещать томившихся в темницах христиан. Вместе со свободой она получила и все родительское наследство, которое она употребляла на одежду, пищу и лекарства для больных.

В то время царю Диоклетиану донесли из Рима что темницы наполнены великим множеством христиан, что они, не смотря на разнообразныя мучения, не отрицаются от своего Христа и что во всем этом их подкрепляет христианский учитель Хрисогон.

Но под конец своего царствования Диоклетиан предпринял уже повсеместное гонение на христиан. В течение одного года он один за другим издает целых четыре эдикта (указа) против христиан, и эти эдикты предопределяют все более нарастающие масштабы гонений. Сначала произошла конфискация церковного имущества. После конфискации святынь и церковной собственности последовали аресты и казни духовенства. Преследованию подлежали все до единого духовные лица: не только епископы, но и все низшие клирики, которых в то время было очень много, потому что не было твердой границы между клириками и простыми церковными служащими: например, привратники в Церквах или санитары, которые обслуживали церковные больницы и богадельни, тоже считались клириками. Все христиане должны были вернуться к язычеству, к протестующим применялись пытки.

Узнав о Хрисогоне, Диоклетиан велел послать его к нему в Аквилею (город в верхней Италии) на суд, а христиан всех казнить. Анастасия последовала за своим учителем. Диоклетиан надеялся убедить Хрисогона отречься от Христа, но не смог выдержать свободных речей святого и велел отрубить ему голову. Тело святого Хрисогона после его мученической кончины, по Божественному откровению, было положено в ковчег и сокрыто в доме пресвитера Зоила. Через 30 дней после смерти святой Хрисогон явился Зоилу и предсказал о близкой кончине трех юных христианок, живших недалеко, — Агапии, Хионии и Ирины (†304; память 16 апреля). И повелел послать к ним святую Анастасию. Такое видение было и святой Анастасии. Она пошла к пресвитеру, помолилась у мощей святого Хрисогона, затем в духовной беседе укрепила мужество трех дев перед предстоящими им пытками. Святую Агапию и Хионию бросили в огонь. Здесь они скончались, но тела их остались неповрежденными. А святую Ирину один из воинов ранил стрелою из тугого лука, после чего святая скончалась. После кончины мучениц, Анастасия сама похоронила их тела.

Святая Анастасия стала странствовать. Овладев к тому времени врачебным искусством, она повсюду ревностно служила христианам, заключенным в темницах. Все свои средства Анастасия истратила на помощь нуждающимся, а золотые, серебряные и медные статуэтки перелила на деньги и кормила многих голодных, одевала нагих, помогала немощным.

В Македонии святая познакомилась с молодой вдовой-христианкой Феодотией, которая после смерти мужа осталась с тремя младенцами-сыновьями. Блаженная Анастасия часто жила у вдовы и та помогала ей в благочестивых трудах.

Вскоре Анастастия была схвачена как христианика и предана в руки Диоклетиана (поскольку Анастасия была из знатного римского рода, решить ее участь мог только император). Однако, устрашившись ее премудрых речей, со словами «Не подобает царскому величеству беседовать с безумной женщиной», Диоклетиан передал ее в руки верховного жреца Ульпиана, чтобы тот склонил ее к жертве языческим богам или предал жестокой казни. Жрец предложил святой Анастасии сделать выбор между богатыми дарами и орудиями пытки, положенными с двух сторон около нее. Святая, не колеблясь, указала на орудия пытки: «Окруженная этими предметами, я стану прекраснее и угоднее вожделенному Жениху моему — Христу. » Прежде, чем подвергнуть святую Анастасию пыткам, Ульпиан решил осквернить ее. Но, как только прикоснулся к ней, ослеп, страшная боль сжала ему голову, и через некоторое время он скончался.

Святая Анастасия оказалась на свободе и вместе с Феодотией продолжала служить узникам. Вскоре святая Феодотия и три ее младенца-сына были преданы мученической смерти (их бросили в огненную печь) в их родном городе Никее (ок. 304; память 29 июля и 22 декабря).

Казнь святой Анастасии

Тем временем святая Анастасия была предана суду в Иллирии. Корыстолюбивый правитель тайно предложил ей уступить ему все богатства: «Исполни же заповедь своего Христа, Который повелевает вам презирать все богатства и быть нищими». На что премудрая Анастасия благоразумно ответила: «Кто будет настолько безумен, чтобы дать тебе, богатому человеку, то, что принадлежит нищим?»

Святую Анастасию вторично заключили в темницу и 60 дней истязали голодом. Каждую ночь мученице являлась святая Феодотия, одобряла и укрепляла в терпении. В идя, что голод не причинил святой вреда, игемон Иллирии приказал утопить ее вместе с осужденными преступниками, среди которых был и гонимый за веру христиан Евтихиан (память 22 декабря).

Воины посадили узников на корабль и вышли в открытое море. Достигнув глубины, воины просверлили несколько отверстий в корабле, а сами пересели в лодку и поплыли к берегу. Судно стало погружаться в воду, но узники увидели мученицу Феодотию, управлявшую парусами и направлявшую корабль к берегу. 120 человек, пораженные чудом, уверовали во Христа — святые Анастасия и Евтихиан крестили их.

Узнав о случившемся, игемон приказал казнить всех новокрещеных. Святую Анастасию растянули над костром между четырьмя столбами . Так окончила свой мученический подвиг святая Анастасия Узорешительница. Ее тело, не поврежденное огнем, некая благочестивая женщина Аполлинария похоронила в саду. По окончании гонений она построила над гробом святой великомученицы Анастасии церковь.

Мощи святой Анастасии Узорешительницы

В V веке мощи святой Анастасии были перенесены в Константинополь, где во имя ее был построен храм. Позднее главу и десницу великомученицы перенесли в созданный недалеко от города Салоник монастырь святой Анастасии Узорешительницы .

Монастырь святой Анастасии Узорешительницы

Иконография

Святая великомученица Анастасия изображена на иконах с крестом в правой руке и небольшим сосудом в левой. Крест – путь к спасению, в сосуде – святой елей, врачующий раны.

Святую великомученицу Анастасию называют «Узорешительницей» , поскольку ей от Господа дана сила излечивать телесные и духовные болезни, разрешать узы неправедно осужденных, подавать утешение пребывающим в заключении. Просят святую и о защите от колдовских чар.

Материал подготовил Серегей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах в Москве

Победоноснаго Воскресения / истинноименитая наречена еси, / мученице Христова, / победы на враги поставила еси мук терпением, / Христа ради, Жениха твоего, / Егоже возлюбила еси. / Того моли спасти души наша.

Во искушениих и скорбех сущии,/ к твоему храму притекающии, /приемлют честная дарования/ от живущия в тебе Божественныя благодати, Анастасие:/ ты бо присно миру точиши исцелени.

Молитва великомученице Анастасии Узорешительнице:

О многострадальная и премудрая великомученице Христова Анастасие! Ты душею на Небеси у Престола Господня предстоиши, на земли же данною тебе благодатию различная совершаеши исцеления; призри убо милостивно на предстоящия люди и молящияся пред иконою твоею, просящия твоея помощи, простри ко Господу святыя молитвы о нас и испроси нам оставление согрешений наших, помощи в трудах милосердных, укрепления духа в служении, кротости, смирения и послушания, недужным исцеление, скорбящим и во узах сущим скорую помощь и заступление, умоли Господа, да подаст всем нам христианскую кончину и добрый ответ на Страшнем Судищи Своем, да сподобимся и мы купно с тобою славити Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Христианская Онлайн Энциклопедия | Портал Христианин Christian.by

Проповедники

Музыкальные группы и исполнители

Христианские деятели

Великое гонение на христиан (303-313)

Великое гонение на христиан (303-313), начавшееся при императоре Диоклетиане и продолжившееся его наследниками, было последним и самым суровым гонением на христиан в Римской империи. В 303 году тетрархи Диоклетиан и Максимиан, Галерий и Констанций Хлор издали эдикт, отменяющий права христиан и требующий от них соблюдения традиционных римских религиозных практик. В дальнейшем были выпущены новые эдикты, направленные против священников, а также обязывавшие всех жителей империи совершать языческие жертвоприношения.

Интенсивность гонений различалась в пределах империи – в Галлии и Британии, где выполнялся только первый эдикт, она была меньше, и более суровой в восточной части империи. Карательные законы постепенно отменялись, и считается, что Миланский эдикт, изданный Константином Великим и Лицинием в 313 году окончательно завершил этот период.

Христиане в первые века своего существования подвергались дискриминации в империи, первые императоры неохотно принимали законы по этому поводу. Только в 250-х годах, при императорах Деции и Валериане началось законодательное преследование христиан. Эдикты Деция не сохранились и об их смысле можно судить только по косвенной информации. Предполагается, что они были направлены против высшего духовенства и предписывали произвести всеобщее жертвоприношение. Первый эдикт Валериана, изданный в 257 году, предписывал клирикам совершить жертвоприношение римским богам, за отказ полагалась ссылка. Кроме того, под угрозой смертной казни было запрещено совершать богослужения и посещать места захоронений. К периоду действия первого эдикта относится мученичество папы Стефана I, казнённого в 257 году. В следующем году был принят более суровый закон, согласно которому духовных лиц за отказ повиноваться полагалось казнить, знатных мирян сенаторского и всаднического сословия – лишать достоинства и подвергать конфискации имущества, в случае упорства – казнить, их жен лишать имущества и ссылать, лиц, состоявших на императорской службе,- лишать имущества и осуждать на принудительные работы в дворцовых имениях. С приходом к власти Галлиена эти законы перестали исполняться.

От своего возникновения до легализации при Константине, христианство было незаконной религией для Римского государства. В первые два столетия своего существования христианство и его последователи были подозрительны для большей части населения империи. Их считали членами некоего «секретного общества», члены которого общаются с помощью тайных кодов и избегают приличного общества, поэтому в начале против христиан имели место общественная враждебность и гнев толпы, а не официальные действия. Первая известная попытка сформулировать официальную позицию была предпринята императорским легатом в провинции Вифиния и Понт?! Плинием Младшим в своём письме Траяну сообщил о том, что он получил большое количество анонимных доносов на христиан, и просил совета, поскольку полагал дело серьёзным. Ответ императора, фактически – официальный документ, рескрипт, сводящийся к тому, что не следует специально выискивать христиан, а если они будут изобличены и откажутся от своей веры, то их следует отпустить, подтверждённый Адрианом в 125 году, задал направление имперской политики в отношении христиан на ближайшие десятилетия. Однако практическим следствием рескрипта Траяна было то, что выявленных, сознавшихся и неотрёкшихся христиан подвергали пыткам и казням, как это было в 177 году в Лионе и Вьене, когда вмешательство гражданских властей помешало толпе горожан вытащить христиан из их домов и забить до смерти. Обратившийся за решением императора проконсул получил от правившего в то время Марка Аврелия следующее решение – твёрдых в христианстве казнить, римских граждан мечом, прочих отправлять ad bestias, отступников отпустить.

Для последователей традиционных культов христиане были слишком странны – не совсем варвары и не вполне римляне. Их религиозные практики являлись вызовом для традиционных устоев. Христиане отказывались отмечать народные праздники, участвовать в мероприятиях императорского культа и публично критиковали древние обычаи. Иустин Философ сообщает о муже-язычнике, донёсшем на жену-христианку, Тертуллиан о детях, лишённых наследства после обращения в христианство. Традиционная римская религия была неразрывно связана с римским обществом, а христиане отвергали и то, и другое. По мнению Тацита, этим они выказывали «ненависть к роду людскому». Распространены были представления о христианах, как о занимающихся чёрной магией (лат. maleficus) для достижения своих целей, а также практикующих инцест и каннибализм.

Напротив имя факции должно давать тем, которые сговариваются ненавидеть людей добрых и честных, которые единогласно требуют крови людей невинных, прикрываясь для оправдания своей ненависти тем ложным мнением, что они, христиане, виновники всякого общественного бедствия, всякого народного несчастия Если Тибр вошел в стены, если Нил не разлился по полям, если небо не дало дождя, если произошло землетрясение, если случился голод или эпидемия; то тотчас кричат: христиан ко льву.Тертуллиан, Апология, глава 40

Тем не менее, в первые два века христианской истории законов против христиан не принималось, и все имевшие место преследования проводились по инициативе местных властей. Так было в 111 году в Вифинии-Понте при Плинии Младшем, в Смирне в 156 году – мученичество Поликарпа Смирнского, первое, о котором есть относительно достоверные сведения, Сцилле близ Карфагена в 180 году по приказу проконсула и т. д. Когда император Нерон казнил христиан после пожара 64 года, это было исключительно местным делом, не выходящим за границы Рима. Эти ранние преследования были хотя и жестокими, но спорадическими, короткими, локальными, не представлявшими угрозами для христианской общины в целом, но, тем не менее, глубоко повлиявшими на воображение ранних христиан.

Гонения и идеология Тетрархии

Диоклетиан, провозглашённый императором 20 ноября 284 года, в религиозном отношении был консерватором и приверженцем традиционного римского культа, предпочитая, в отличие от Аврелиана (270-275), поклонение олимпийским богам. Более того, он стремился вдохнуть новую жизнь в древнюю религию. По словам панегириста, обращённым к Максимиану, «Ведь вы щедро одаряете их алтарями и статуями, храмами и приношениями, наконец, самими своими именами; вы украшаете их своими изображениями и делаете ещё более священными примером своего почитания. Именно теперь люди понимают, что значит могущество богов: ведь столь ревностно их почитаете вы.» Частью этого плана была масштабная строительная деятельность. Около четверти всех надписей, относящихся к реконструкции языческих храмов в Северной Африке за период с 276 по 395 год относятся к правлению Диоклетиана. Император отождествил себя с главой римского пантеона, Юпитером, в то время как его соправитель Максимиан связал своё имя с Геркулесом. Такая связь между божеством и императором помогала легитимизировать притязания последнего на высшую власть и прочнее связывала государственную власть с традиционным культом.

Подобно Августу и Траяну до него, Диоклетиан именовал себя «восстановителем». Он пытался убедить общество рассматривать его царствование и созданную им систему правления, то есть Тетрархию, как восстановление традиционных римских ценностей и, после беспорядков III века, возврат к «Золотому веку Рима». Как следствие, он стремился усилить существовавшую издавна римскую тягу к сохранению древних обычаев и имперское неприятие независимых сообществ. Необычны решительная позиция режима Диоклетиана и вера последнего в способность правительства вызывать существенные изменения в морали и обществе. Его предшественники стремились проводить более осторожную внутреннюю политику, предпочитая работать с существующими структурами, не занимаясь их капитальным ремонтом. Диоклетиан, в отличие от них, для достижения своих целей хотел реформировать каждый аспект общественной жизни. В его правление чеканка монет, налогообложение, архитектура, законодательство и история были радикально перестроены для приведения в соответствие с его авторитарной и традиционалистической идеологией. Реформирование «фабрики морали» империи – и устранение религиозных меньшинств – было просто одним из этапов этого процесса.

Нашей благочестивой и религиозной мысли представляется в высшей степени досточтимым и достойным вечного сохранения с благоговейным страхом всего того, что постановлено святого и целомудренного в римских законах. Ибо бессмертные боги как прежде были, так несомненно оставались бы и теперь благосклонными и содружественными римлянам, если бы все живущие под нашим скипетром проводили жизнь всегда благочестивую и честную. – Эдикт о браке, 295 год

В этой ситуации особое положение иудеев и христиан становилось особенно заметным. Однако иудеям удалось, за счёт древности своей веры, добиться толерантного к себе отношения империи. Они избежали гонений при Деции и не подвергались преследованиям при Тетрархии. Соответственно христиане, последовательно противопоставляющие себя иудеям, и чья вера воспринималась как новая и необычная, уже к этому времени не смешиваемая с иудаизмом, не заслужили такой терпимости.

Общественное мнение

Христианские общины быстро росли во многих частях империи, особенно на Востоке, после того, как в 260 году Галлиен принёс церкви мир. Хотя данных, для того, чтобы произвести точные оценки количества христиан в этот период практически нет, некоторые исследователи предлагают свои варианты подсчётов. Так, К. Хопкинс исходя из предположения о постоянном ежегодном приросте христианского населения в 3,35 % предполагает, что с 1.1 миллиона в 250 году их число выросло до 6 миллионов в 300 году, что составляло 10 % населения империи. По версии Э. Гиббона, из современных исследователей поддержанной Р. Л. Фокс, их было меньше, от 4 до 5 %. Христиане также начали распространяться и в сельской местности, где их не было много раньше. Их церкви уже не были такими незаметными, как в I и II веках; в крупных городах по всей империи появлялись крупные храмы. В Никомидии церковь занимала холм перед императорским дворцом. Эти факты, вероятно, отражают не только количественный рост христиан в империи, но и их возросшее влияние. В тех частях империи, где христиане были особенно многочисленны, как в Северной Африке и Египте, местные божества утрачивали веру населения.

При этом, однако, в среде высшего имперского руководства были люди, идеологически отвергающие терпимость к христианам, такие как философ Порфирий Тирский и губернатор Вифинии Сосиан Гиерокл, возможно, являющийся анонимным автором двухтомного произведения против христиан, о котором сообщает Лактанций в «Divinae institutiones». Согласно Э. Р. Доддсу, их труды демонстрировали «союз языческих интеллектуалов с истеблишментом».

В ответ на критику, христианские авторы не только опровергали фантастические слухи и рационалистические аргументы, но и сами выступали с резким осуждением античной культуры. Ещё в конце II века Афинагор Афинский утверждал, что статуи не боги, а всего лишь совокупность «земли, камня и тонкого искусства». В середине III века епископ Киприан Карфагенский осуждал жестокость цирковых зрелищ. На рубеже III-IV веков Арнобий осуждал безнравственность языческих богов и высмеивал поклонение их статуям. Эти полемические сочинения были адресованы язычникам, которые должны были понять преимущества и благородство новой веры по сравнению с разоблаченной старой.

Христианство в конце III века

В первые 19 лет царствования Диоклетиана (284-302 годы) отношение к христианству было вполне доброжелательным, и даже Евсевий Кесарийский, относившийся к императору негативно из-за гонений, считает его первоначальное отношение к Церкви в высшей степени выгодным для распространения христианства. Не только частные лица могли принадлежать к христианскому сообществу и открыто заявлять о своём вероисповедании, но даже императорские чиновники и военные пользовались подобной свободой. Любой христианин, не находящий противоречия в нахождении на императорской языческой службе, мог беспрепятственно продвигаться по карьерной лестнице. Известно множество свидетельств о христианах, занимавших государственные должности всех уровней, в провинциях и в армии. Христиане были даже в личной свите императора – «придворный юноша» Пётр, прославившийся впоследствии своим мученичеством, praepositus sacri cubiculi Лукиан, придворные Горгоний и Дорофей.

Инициатор: Диоклетиан или Галерий?

Евсевий, Лактанций и Константин (если предположить авторство последнего речи Oratio ad Coetum Sanctum) единогласно считают первопричиной гонений Галерия, как получившего от них наибольшую выгоду. Диоклетиан, при всём своём религиозном консерватизме, всё же был склонен к религиозной терпимости. Галерий, напротив, был убеждённый язычник. Согласно христианским источникам, он последовательно выступал за проведение гонений, стремясь использовать их в своих политических целях. Как подчинённый правитель, он всегда упоминался последним в правительственных документах. До конца войны с Персией у него даже не было собственного большого дворца. Лактанций утверждает, что Галерий стремился занять более высокое положение в государственной иерархии. Мать Галерия, Ромула, была настроена резко против христиан – будучи языческой жрицей в Дакии, она их ненавидела за то, что они не посещали устраиваемые ею празднества. Увеличив своё влияние после победы в войне, Галерий, возможно, желал загладить масштабными акциями своё унижение в Антиохии, когда ему пришлось бежать перед императорской колесницей, вместо того, чтобы ехать в ней.

Ранние гонения

По завершении войны с Персией Диоклетиан и Галерий отправились из Персии в сирийскую Антиохию. Лактанций сообщает, что прибыв в этот город, Диоклетиан принял участие в церемонии жертвоприношения и гадания с целью предсказания будущего. Гаруспики несколько раз безуспешно пытались прочитать знамения, после чего главный из них объявил, что причиной неудачи является влияние посторонних лиц. В то же время было замечено, что некоторые из христиан императорского окружения крестились во время мероприятия. Именно их объявили виновными в неудаче гадания. Взбешённый таким поворотом событий, Диоклетиан велел всем придворным принять участие в жертвоприношении. Также Диоклетиан и Галерий разослали письма военачальникам с требованием всем военнослужащим принести жертвы богам или покинуть армию. Поскольку Лактанций не сообщает о кровопролитиях в связи с этими событиями, христиане их императорского окружения их, вероятно, пережили.

Первоначальные гонения продолжения не получили. Диоклетиан остался в Антиохии на следующие три года. Также он зимой 301 – 302 года посетил Египет, где совершил раздачу зерна в Александрии. В Египте несколько последователей пророка Мани были осуждены перед проконсулом Африки. 31 марта 302 года Диоклетиан, после консультации с проконсулом, приказал сжечь заживо предводителей манихеев вместе с их священными книгами. В истории Империи это был первый подобный случай. Некоторые из незнатных манихеев были казнены, знатные были сосланы в рудники Проконнеса (Мраморное море) или рудники Фено. Вся их собственность была конфискована в пользу императорской казны.

Диоклетиан был в Антиохии в августе 302 года, когда началась следующая волна гонений. Поводом ля этого стало поведения диакона Романа, который прервал придворное жертвоприношение, громко осуждая происходящее.

Историография

Важнейшими источниками для периода Великого гонения являются сочинения современников событий – Евсевия Кесарийского и Лактанция. Восьмая книга «Церковной истории» рассказывает о событиях с 303 по 311 годы и содержит большое количество интересных подробностей о гонении, мучениках и положении христиан того времени, однако использование этого источника затрудняется тем, что при изложении событий историк не придерживался хронологического порядка. Другим недостатком является использование Евсевием во многих случаев слухов и сообщений сомнительной достоверности в качестве источника. Как следствие, данное произведение не позволяет составить ясную картину Гонения. Другим произведением того же автора, охватывающим тот же период, является «О палестинских мучениках». Задуманное Евсевием в продолжение восьмой книги «Церковной истории», это сочинение основано на личных наблюдениях автора, сделанных в Кесарии Палестинской. В данном случае хронология выдержана точно и достоверность изложения сомнений не вызывает. Поэтому, несмотря на пространственную ограниченность рамок повествования, оно является ценным источником. В памфлете Лактанция De mortibus persecutorum рассказывается обо всех гонителях христианства, но наиболее подробно автор останавливается на гонении Диоклетиана. Сочинение написано приблизительно в 314-315 году в Никомедии, в которой находилась резиденция Диоклетиана. Сочинение считается ценным источником, особенно по Никомедии, хотя содержащим субъективные оценки автора. Для других областей сведения Лактанция не так ценны.

Голова мраморной статуи Диоклетиана

Максимин, Цезарь из Палестины, Сирии и Египта с 305 до 312

Жан-Леон Жером Последняя молитва христианских мучеников (1883 г.)

Карта Римской империи времён Тетрархии, показывающая диоцезы и зоны, контролируемые тетрархами.

Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here