Если молитва не приносит плодов

Религиозное чтение: если молитва не приносит плодов в помощь нашим читателям.

Bookitut.ru

Плоды молитвы

Если молитва — совместное творчество человека и Бога, то от человека зависит приложить усилие, потрудиться, а от Бога — даровать плоды. Молитва есть духовная работа, и к ней приходится принуждать себя: она, как и Царство Божие, «усилием берется» (Мф. 11:12). Все, что объединяют в понятии «плоды молитвы», является даром свободной воли Божьей, а не следствием прилагаемых усилий. Когда и что даровать молящемуся — зависит только от Бога. Святые Отцы предупреждают об опасности стремления к особым благодатным состояниям и духовным дарам во время молитвы. Единственное состояние, которое нужно возгревать в себе, — покаянное чувство своего недостоинства и ничтожества перед величием Бога, соединенное с жаждой богообщения. Искание благодатных дарований преподобный Исаак Сирин называет душевной болезнью: «Откажемся от того, чтобы искать у Бога высокого, пока не посылает и не дарует Он этого… Кто не считает себя грешником, того молитва не принимается Господом. Если же скажешь, что некоторые отцы писали о том, что такое душевная чистота, что такое здравие, что такое бесстрастие, что такое созерцание, то писали не с тем, чтобы нам с ожиданием домогаться прежде времени… Господне (дарование) придет само собою, если место в сердце будет чисто и неоскверненно. Чего же ищем «с соблюдением», разумею высокие Божии дарования, то не одобряется Церковью… И это не признак того, что человек любит Бога, но душевная болезнь» [319]. Все дары благодати и милости Божьей придут, когда этого захочет Бог: «Помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» (Рим. 9:16).

Первыми плодами молитвы, по святителю Игнатию (Брянчанинову), являются внимание и умиление: «Эти плоды появляются прежде всех других от всякой правильно совершаемой молитвы, преимущественно же от молитвы Иисусовой, упражнение которою превыше псалмопения и прочего молитвословия. От внимания рождается умиление, а от умиления усугубляется внимание. Они усиливаются, рождая друг друга… Как истинная молитва, так и внимание и умиление суть дары Божии» [320]. Бывает, что мы прочитываем тысячи молитвенных слов, прежде чем одно какое-либо из них коснется нашего сердца и произведет в нем теплоту, чувство горячей любви к Богу, невыразимую сладость, тишину и покой, это состояние называется умилением. Советуют не переходить поспешно к следующим словам молитвы, но остановиться на этом слове и духовно углубиться в него: «Если ты на каком-нибудь слове молитвы почувствуешь особенную сладость или умиление, то остановись на нем, ибо тогда и Ангел-хранитель наш молится с нами» (Иоанн Лествичник) [321]. Рекомендуют также молиться своими словами, если пришло такое желание в минуту умиления: «Никогда не пропускай без внимания этих проявляющихся в душе твоей восхождений к Богу, но всякий раз, когда они возбудятся, остановись и молись своими словами… В церкви ли, дома ли душа твоя захочет помолиться своим, а не чужим словом — дай ей свободу, пусть молится, хоть всю службу сама промолится, а дома от правила молитвенного отстанет и не успеет совершить его» (Феофан Затворник) [322].

Чувство умиления часто приходит неожиданно, хотя и является плодом продолжительного молитвенного труда. Оно посещает не только умудренных опытом подвижников, но иногда и вступающих на путь духовной жизни — для укрепления их веры, иногда и детей, любящих храм Божий. Один афонский инок прошлого столетия вспоминал, как благодать Божья посещала его в раннем детстве: «За прилежание ли к церкви, или ради расположения к монашеству, благодать Божия часто утешала меня различными просвещениями… Однажды, когда мне было около семи лет от рождения, и я уже научился пономарить — как теперь помню, в субботу на вечерне, на входе — я шел со свечою и, по обычаю, стал пред иконой Спасителя, прилежно смотря на лицо Его. В это время пели догматик: «Царь небесный за человеколюбие на земли явися и с человеки поживе». Эти слова поразили мое сердце страшным удивлением и сладчайшим умилением. Слезы потекли из глаз… Я плакал, ужасался и радовался. Слова повторялись (в уме) часто, и с новыми чувствами удивления и радости. Так продолжалось более двух недель. Потом мало-помалу стало это уменьшаться, но память о сем дивном просвещении осталась на всю жизнь мою» [323].

Подобный же случай описан Достоевским в «Братьях Карамазовых». Повествование ведется от лица старца Зосимы, однако известно, что это автобиографический рассказ из детства самого Достоевского: «Помню, как в первый раз посетило меня некоторое проникновение духовное, еще восьми лет от роду. Повела матушка меня одного… в храм Господень в Страстную неделю в понедельник к обедне… Вспоминая теперь, точно вижу, как возносился из кадила фимиам и тихо восходил вверх… Смотрел я умиленно, и в первый раз от роду принял я тогда в душу первое семя слова Божия осмысленно». Описывается, как чтец читал в храме начало книги Иова, а затем хор пел «Да исправится молитва моя». «С тех пор, — продолжает автор, — даже вчера еще взял ее (т. е. книгу Иова) — и не могу читать эту пресвятую повесть без слез» [324]. О том, что это «духовное проникновение» посещало самого Достоевского, а не вымышленного им героя, свидетельствует он в одном из своих писем к жене: «Читаю книгу Иова, и она приводит меня в болезненный восторг: бросаю читать, и хожу по часу в комнате, чуть не плача… Эта книга… одна из первых, которая поразила меня в жизни, я был еще тогда почти младенцем» [325]. Для Достоевского особое отношение к книге Иова могло быть связано с тем, что его собственная жизнь была подобна жизни многострадального библейского героя.

Минуты молитвенного умиления испытывали и Лермонтов, и Пушкин, о чем свидетельствуют некоторые их стихотворения. Лермонтов так говорит о молитве и ее плодах:

А Пушкин в стихотворении «Отцы-пустынники и жены непорочны» пишет, что ни одна молитва так не умиляет его, как великопостная молитва святого Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего»:

Отвечая на стихотворение святителя Филарета (Дроздова) «Не напрасно, не случайно жизнь от Бога мне дана», явившееся в свою очередь ответом на пушкинское «Дар напрасный, дар случайный», поэт писал о том глубоком впечатлении, которое произвели на него слова митрополита:

В приведенных текстах говорится о разных формах и степенях умиления, сопровождающегося слезами. Слезы при молитве — тоже благодатный дар и признак Божественного посещения. Преподобный Исаак Сирин говорит: «Слезы во время молитвы — признак Божией милости, которой сподобилась душа в покаянии своем, признак того, что молитва принята и слезами начала входить на поле чистоты» [329]. Авва Евагрий советует молиться о даровании слез: «Прежде всего молись о получении слез, чтобы плачем умягчить присущую душе твоей грубость и… получить оставление грехов. Употребляй слезы как орудие к получению всякого прошения, ибо весьма радуется о тебе Владыка, когда ты молишься со слезами» [330]. Слезы умягчают и освежают душу, делают ее более восприимчивой к принятию благодати Божьей.

По мысли архимандрита Софрония (Сахарова), плач рождается в человеке вследствие соприкосновения с Божественным огнем: «Наивен тот, кто думает, что путь вслед Христу возможно пройти без слез. Возьми сухой орех, положи его под тяжелый пресс, и увидишь, как потечет из него масло. Нечто подобное происходит с нашим сердцем, когда невидимый огонь слова Божия опаляет его со всех сторон. Окаменело сердце наше в своем животном эгоизме… но воистину есть такой Огонь, который способен расплавить даже крепчайшие металлы и камни… И не что иное как только святая любовь источает слезы из сердца христианина… Там, где нет любви, нет слез, хотя бы аскетический подвиг принимал крайние формы: интенсивные медитации, длительные посты, суровые условия жизни… Отсутствие плача, по учению Отцов наших, есть показатель, что молитва наша еще не достигла своей первой ступени восхождения к Богу» [331]. Но действия плача, говорит отец Софроний, многообразны и непредсказуемы: «Бывает, слезы любви даются в изобилии и текут ручьем. Но в периоды богооставленности внутри нас все иссыхает и едва набирается в глазу некая капля, похожая на капли горячей крови из раненого сердца» [332]. Плач заповедан Господом: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся» (Мф. 5:5). Сам Христос плакал в молитве: «Он во дни плоти Своей с сильным воплем и со слезами принес молитвы и моления могущему спасти Его от смерти, и был услышан за Свое благоволение» (Евр. 5:7).

Плодом молитвы и следствием умиления бывает также духовная радость, посещающая человека. Преподобный Иоанн Лествичник говорит о «блаженной радостной печали умиления» [333]. Он пишет: «Размышляя о свойстве умиления, изумляюсь тому, каким образом плач и так называемая печаль заключают в себе радость и веселие, как мед заключается в сотах… Такое умиление поистине есть дар Господа… Бог утешает сокрушенных сердцем сокровенным образом… В бездне плача находится утешение, и чистота сердца получает просвещение… Утешение есть прохлада болезнующей души, которая, как младенец, и плачет внутренно, и вместе с тем радостно улыбается» [334]. Преподобный Исихий пишет о радости, происходящей от Иисусовой молитвы: «Непрестанное, с неким теплым желанием, полным сладости и радости, призывание Иисуса производит то, что воздух сердца от крайнего внимания наполняется радостной тишиной… Душа, будучи благодетельствуема и услаждаема Иисусом, с… радостью, любовью… и веселием призывает Умиротворившего ее… Ум веселием возвеселится во свете Господнем, когда… предстанет Ему свободным от всяких помыслов» [335]. Авва Филимон говорит: «Непрестанной молитвой и поучением в Божественных Писаниях открываются умные очи сердца и видят Царя сил, и бывает радость великая, и воспламеняется в душе Божественное желание неудержимое… и чувство некое неизреченное и горячее» [336]. Блаженный Диадох отмечает, что духовная радость иногда посещает человека, вступившего на путь молитвы, в самом начале его делания, однако потом надолго оставляет его, чтобы он не приписал плод молитвы своим усилиям [337].

Ощущение присутствия Божьего является также одним из плодов молитвы. «Если во время молитвы или чтения Священного Писания в нас пробуждается ощущение присутствия Божия — это великий благодатный дар, — пишет архиепископ Павел. — Это ощущение, называемое также памятью о Боге, следует сохранить в себе» [338]. Говорят о теплоте сердечной и душевном мире как плодах молитвы. Святитель Григорий Нисский в числе плодов молитвы называет простоту, любовь, смиренномудрие, терпение и незлобие [339]. То есть молитва постепенно преображает человека, делает его подобным Богу.

Насколько молитва несовместима с ненавистью или неприязнью к ближним, настолько же она тесно связана с любовью и состраданием, которые тоже являются ее плодами. По словам преподобного Исаака Сирина, сердце истинно молящегося возгорается любовью ко всем людям, даже врагам и еретикам, ко всему Божьему творению: «И что такое сердце милующее. Возгорение сердца человека о всем творении — о человеках, о птицах, о животных, о демонах, о всякой твари. При воспоминании о них и при воззрении на них очи у человека источают слезы. От великой и сильной жалости… умаляется сердце его, и не может оно слышать или видеть какого-либо вреда или малой печали, претерпеваемых тварью. А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были помилованы; а также и об естестве пресмыкающихся молится с великою жалостью, которая без меры возбуждается в сердце его до уподобления Богу» [340].

Таким образом, молитва ведет к полному преображению всего человека, его кардинальному изменению к лучшему. Это по сути и является главным плодом молитвы. Если человек молится, но не становится лучше, если он вычитывает каноны и акафисты, но остается холодным и каменносердечным, значит, молитва его еще не принесла надлежащего плода. Христианину следует поэтому всегда заботиться о том, чтобы вся его жизнь соответствовала молитве, то есть чтобы она стала непрестанным «хождением перед Богом».

Сильная молитва о сохранении беременности и зачатии ребенка

Для многих пар зачать долгожданного малыша это проблема. Люди лечатся подолгу, но это не приносит желаемых результатов.

Но сегодня мало людей, досконально знающих молитвы и церковные обычаи. Люди даже не знают, какие молитвы читать для прошения у Бога малыша.

При помощи молитв человек обращается к Богу, поэтому слова прошения должны быть искренними. Если человек молится в церкви, то лучше это делать про себя и перед иконой.

Если молитва происходит дома, то просить зачатия нужно с зажжённой свечкой перед иконами святых. Перед и после молитвы человек крестится три раза в знак благодарности и уважения к Господу.

Таблица: самые действенные молитвы

Не расстраивайтесь, если долгожданная беременность не наступает сразу после обращения к Всевышнему. Людям, желающим получить от Бога прошеное, нужно соблюдать правила зачатия.

Согласно церковным канонам зачинать малыша нельзя в такие дни:

  • Дни Великого Поста.
  • Дни двунадесятых праздников.
  • Вторник после 16.00.
  • Четверг после 16.00.
  • Воскресенье.
  • День венчания.

Чтобы беременность наступила, церковь перед предположительным зачатием рекомендует говорить слова «да будет воля Твоя».

Молитва Матроне Московской о беременности

Матрона Московская покровительствует представительницам женского пола. Она помогает выйти замуж, благословляет брак и забеременеть.

Обращения к Матроне Московской:

  1. Молитва Матроне Московской о беременности: «Мать Матрона, услышь и прими грешницу. Прошу исцели меня и моего супруга, избавь от искушений, дарованных дьяволом.

Молитва, чтобы забеременеть девочкой самая сильная. Если благословение святой коснётся женщины, то Матрона поможет в вынашивании малышки и лёгких родах.

Молитва при беременности для сохранения плода

Во время беременности женщине стоит быть осмотрительней. Малыша могут сглазить, поэтому лучше просить небесные силы о защите крохи и вынашивании.

  1. «Пресвятая Богородица, уповаю на милосердие твое. Не изволь отвернуться от рабы своей, прошу услышать мои мольбы и просьбы.

Молитва чтобы забеременеть и родить здорового ребенка

При желании забеременеть молиться нужно перед иконами. Это усиливает действие молитвенного заговора.

Обратите внимание! Иконы, помогающие при бесплодии:

Как правильно молиться

Стоит помнить, что принятие решения стать родителями – ответственный шаг. Поэтому перед прошением стоит взвесить все «за» и «против».

  1. Исповедаться. Расскажите священнослужителю о грехах, ранее совершённых. Это облегчит и очистит душу, укажет на искренность намерений людей.
  2. Набраться терпения. Нельзя отчаиваться если беременность не наступает.

Молиться лучше в церкви. Там особая атмосфера. Также паре, не имеющей детей, лучше поставить себе свечи за здравие, заказать молебен за упокой всем своим погибшим и умершим родственникам.

    Похожие записи

Добавить комментарий Отменить ответ

© 2017 Женский журнал | Womans7 · Копирование материалов сайта без разрешения запрещено

Сокровищница духовной мудрости

Всячески старайтесь понуждать себя к молитве, чтобы Господь даровал вам простосердечие и незлобие, и избавил вас от противных страстей. (прп. авва Исаия, 59, 42).

Будем молиться, чтоб сподобиться нам дарования, а сподобившись, не высоко будем думать о себе (прп. Ефрем Сирин, 30, 143).

В молитве Божественным посещением в удостоившихся производится некое таинственное общение духовной деятельности и единение расположения и самого ума в неизреченной любви к Господу; и в небесные восторги любви, в пламенную приверженность ежедневно вовлекается духовною любовию к Богу тот, кто принуждает себя постоянно пребывать в молитвах. (прп. Ефрем Сирин, 32, 341).

Пребывающий постоянно в молитве как бы входит в общение с Богом, и сопрягается с Ним таинственною святостью и некою духовною действенностью и неизреченным расположением сердца (прп. Макарий Египетский, 67, 337).

Плоды. искренней молитвы суть: простота, любовь, смиренномудрие, постоянство, незлобие. (прп. Макарий Египетский, 67, 340).

. Следствие молитвы то, что бываем мы с Богом, а кто с Богом, тот далек от сопротивника (свт. Григорий Нисский, 18, 384).

Молитва есть охранная стража целомудрия, доброе направление раздражительности, обуздание кичливости, очистительное средство от памятозлобия, истребление зависти, уничтожение неправды, исправление нечестия. Молитва есть крепость телу, обилие в дому, благоустройство в городе, могущество царства, победный памятник на брани, безопасность во время мира, собрание разъединенных, постоянная совокупность соединившихся (свт. Григорий Нисский, 18, 384—385).

Плоды. искренней молитвы: простота, любовь, смиренномудрие, терпение, незлобие и тому подобное; все это, и прежде (принесения) вечных плодов, здесь произращает (плод) в жизни старательного. Таковы плоды, украшающие молитву; если недостает их, то напрасен ее труд (свт. Григорий Нисский, 24, 281).

. Молитва очищает и делает мощным к борьбе ум. (авва Евагрий, 89, 586).

Если говорящие с мудрыми мужами, вследствие постоянного сношения с ними, скоро становятся подобными им со стороны благоразумия, то что надлежит сказать о беседующих с Богом и молящихся Ему? (свт. Иоанн Златоуст, 45, 837—838).

. Душа наша от греха и беспечности отвердевает и делается камнем. Поэтому нам нужна великая горячность, чтобы размягчить затверделость ее. Это преимущественно совершает молитва (свт. Иоанн Златоуст, 48, 406).

Молитва — священный посланник; она веселит сердце, успокоивает душу, возбуждает страх наказания и желание Небесного Царства, учит смиренномудрию, приносит познание греха. (свт. Иоанн Златоуст, 55, 984).

дает истинное удостоверение в будущем, принося лучшее, чем вера, познание уготованных там благ, открывает сокровенные, невидимые, тайные сокровища, показывает тебе врага, поражает ряды противников. и ведет к Самому Царю (свт. Иоанн Златоуст, 55, 985).

Свят жертвенник молитвы, потому что привлекает к нам Святого святых (прп. Нил Синайский, 72, 250).

. Всякий человек ежедневно имеет нужду в молитвенных очищениях, так как молитва омывает всякую появляющуюся в нас нечистоту (прп. Нил Синайский, 72, 267).

Как водою омываем телесные нечистоты, так молитвою просветляем душу (прп. Нил Синайский, 72, 267).

Матерь всех добродетелей, молитва, не только может очищать и питать, но и просвещает, и в состоянии соделать подобными солнцу молящихся искренно (прп. Нил Синайский, 73, 256).

. Если труду предшествовать будет молитва, и доступа не найдет к душе отовсюду нас окружающий и многообразный грех. (прп. Нил Синайский, 73, 356).

Молитва верных — великое истязание, сокрушение и страх лукавым демонам (прп. Нил Синайский, 73, 361).

. Великие дела возможно совершить тому, кто без развлечения молится Богу. (прп. Нил Синайский, 73, 367—368).

Молитва отрешает ум от всякого помышления о чувственном, возводит к Самому над всеми Сущему Богу, чтобы с Ним собеседовать и у Него с дерзновением испрашивать все что угодно; и таким образом делает, что человек проводит жизнь в чистоте, как бывший уже в общении с Богом, и вскоре потом снова готовящийся к сему общению (прп. Нил Синайский, 90, 242).

Люби упражняться в рукоделии, но паче в молитвенной памяти; потому что то не всегда, а эта непрестанно доставляет плод своего делания. Не пресекай молитвы, пока не воздашь вполне молитвенного долга, и не слушай помысла, будто пора садиться за работу; равно, когда сидишь за работою, не осуечайся сильно делом, чтоб торопясь не возмутить сердца и не сделать его негодным для молитвы (прп. Нил Синайский, 90, 242—243).

Кто пренебрегает заповедью о молитве, тот впадает в самые неуместные преслушания, из коих одно пересылает его к другому, как узника (прп. Марк Подвижник, 89, 554).

. Молитва для того, чтобы приобрести нам любовь Божию, потому что вследствие молитвы сыскиваются причины любить нам Бога (прп. Исаак Сирин, 58, 171).

Как железо делается неприкосновенным от проникновения его огнем, так частые молитвы мощнейшим делают ум на брань с врагом. (прп. Иоанн Карпафский, 91, 103).

Молитва. есть. утверждение мира. мост для перехождения искушений, стена, защищающая от скорбей, сокрушение браней, дело Ангелов, пища всех бесплотных, будущее веселие, бесконечное делание, источник добродетелей, виновница дарований, невидимое преуспеяние, пища души, просвещение ума, секира отчаянию, указание надежды, уничтожение печали. укрощение гнева, зеркало духовного возрастания, познание преуспеяния, обнаружение душевного устроения, предвозвестница будущего воздаяния, знамение славы. есть суд, судилище и Престол Судии прежде Страшного Суда (прп. Иоанн Лествичник, 57, 232—233).

Долго пребывая на молитве и не видя плода, не говори: я ничего не приобрел. Ибо самое пребывание в молитве есть уже приобретение. (прп. Иоанн Лествичник, 57, 237).

Кто непрестанно опирается о жезл молитвы, тот не преткнется; а если бы это и случилось, то не падет совершенно (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241).

. Нечистые. не хотят видеть, чтобы ты молитвою получал венцы за брань с ними, и сверх того, опаляемые молитвою, как огнем, они принуждены будут бежать (прп. Иоанн Лествичник, 57, 241).

. Непрестанною молитвою и поучением в Божественных Писаниях отверзаются умные очи сердечные и зрят Царя сил, — и бывает радость великая, и сильно воспламеняется в душе Божественное желание неудержимое, причем совосхищается туда же и плоть действием Духа, и человек весь соделывается духовным. Вот чего сподобляются делатели блаженного безмолвия и теснейшего подвижнического жития, которые, удалив себя от всякого утешения человеческого, одни с Единым, на небесах сущим Владыкою, непрестанно беседуют! (прп. авва Филимон, 91, 362).

. Если, во время совершения тобою молитвы своей, иной некий воссияет тебе свет, которого изобразить в слове я не в силах, от которого душа преисполняется радости, возрождается вожделение лучшего и начинают тещи слезы со умилением, то ведай, что это есть Божеское посещение и заступление. Если слишком долго будет держаться такое состояние, то, чтоб по причине обилия слез не показаться тебе пред собою чем-либо более, нежели каков ты на деле, обрати ум свой на что либо телесное и тем смири себя (старец Симеон Благоговейный, 93, 73).

Прекрасно и количество в молитвенных псалмопениях, когда им руководит терпение и внимание, но собственно качество оживляет душу и бывает причиною плода (от молитвы) (прп. Никита Стифат, 93, 132).

. Чуждая прелести молитва есть теплота с молитвою к Иисусу, ввергающему огнь в землю сердца нашего, — теплота, попаляющая страсти, как терния, вселяющая в душу веселие и тишину и приходящая не с десной и не шуей стороны или свыше, но в сердце источающаяся, как источник воды от Животворящего Духа (прп. Григорий Синаит, 93, 244).

Начало действия благодати в молитве различно обнаруживается, так как, по Апостолу, и разделение Духа бывает разнообразно, по Своей Ему воли (Евр. 2, 4). В некоторых приходит дух страха, разрушающий горы страстей, и сокрушающий камни, — жестокие сердца, — такой страх, что от него плоть как бы гвоздьми пригвождается и мертвой становится. В других же является потрясение или обрадование, которое взыгранием назвали отцы. В иных, наконец, и преимущественно в преуспевших в молитве, Бог производит веяние света, тонкое и мирное, когда Христос вселится в сердце (см.: Еф. 3, 17) и таинственно воссияет в духе (прп. Григорий Синаит, 93, 245).

Истинное начало молитвы есть сердечная теплота, попаляющая страсти, отраду и радость вселяющая в сердце непоколебимым возлюблением, и утверждающая сердце несомненным удостоверением (прп. Григорий Синаит, 93, 252).

Когда единичный ум бывает тройственным, пребывая единичным, тогда он соединяется с Богоначальною Тройческою Единицею, затворяет всякий вход прелести, погрешению и заблуждению и становится выше плоти, мира и миродержителя. Избегши таким образом сетей их, всецело пребывает он в себе и в Боге, вкушал источающееся изнутри духовное радование. Бывает же единичный ум тройственным, пребывая единым в возвращении к себе самому и в восхождении чрез себя к Богу. Возвращение ума к себе есть хранение себя, а восхождение его к Богу производится молитвою. Когда кто пребудет в сей собранности ума и в таком его простертии к Богу, тогда, сильным самопринуждением утесняя быстротечность своих мыслей, мысленно приближается он к Богу, встречает неизреченное, вкушает будущего века и духовным чувством познает, сколь благ Господь, как и Псалмопевец говорит: вкусите и видите, яко благ Господь (Пс. 33, 9). Поставить ум в состояние тройственности, чтоб он, один и тот же сущи, и хранил, и храним был, и молитву деял, может быть, не очень трудно, но долгое время пребывать в сем состоянии, порождающем неизреченное нечто, крайне трудно. Труд над всякою другою добродетелью мал и очень сносен сравнительно с этим. Почему многие, отказываясь от тесноты молитвенной добродетели, не улучают просторности дарований; а претерпевающие это сподобляются величайших божественных заступлений, которые дают им силу удобно все поднимать и переносить, и с удовольствием простираться в предняя, делая для них трудное легким, и ангельскую, так сказать, естеству нашему сообщал силу совершать , что выше естества. (свт. Григорий Палама, 93, 325).

. Восходит Христос на тверди молящегося сердца, — и всякое сочувствие к миру престает, жаление плоти исчезает, и ум исходит на дело свое — богомыслие. (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 166).

. Помни, что если мысль усердно и чисто занимается молитвою, то сердце сподобляется неотъемлемой радости и мира неизреченного (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 170).

. Ведение вселится в тебя ради молитвы. (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 170).

, отстраняя все вокруг препятствия, уравнивает стезю добродетелей и делает ее удобною для ищущих (спасения) (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 171).

. Молитва, воззывая силы душевные от рассеяния по предметам страстей, и сочетавая их и между собой, и с самою тричастною душою, усвояет Сущему в трех Ипостасях Единому Богу (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 171).

. Из молитвы рождающееся сердечное вопияние источает любовь Божественную, а Божественная любовь уготовляет ум к пониманию сокровенных вещей (Феолипт, митр. Филадельфийский, 93, 177).

В подвижнике молитвы преуспеяние в молитве сперва начинает проявляться особенным действием внимания: от времени до времени оно неожиданно объемлет ум, заключает его в слова молитвы. Потом оно сделается гораздо постояннее и продолжительнее: ум как бы прилепится к словам молитвы, влечется ими к соединению с сердцем. Наконец, со вниманием внезапно сочетается умиление, и соделает человека храмом молитвы, храмом Божиим (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 148—149).

Не ищи в молитве наслаждений: они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение. Ищи, чтоб ожило твое мертвое, окаменевшее сердце, чтоб оно раскрылось для ощущения греховности своей. Тогда явится в тебе истинный плод молитвы: истинное покаяние. Ты восстенаешь пред Богом и будешь вопиять к Нему молитвою из бедственного состояния души, тебе внезапно открывшегося; будешь вопиять, как из темницы, как из гроба, как из ада (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 149).

Молитвенное молчание тогда объемлет ум, когда внезапно предстанут ему новые, духовные понятия, невыразимые словами этого мира и века, когда явится особенно живое ощущение присутствующего Бога (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 151—152).

Положись в молитвенном подвиге твоем вполне на Бога, без Которого невозможно ни малейшее преуспеяние. Каждый шаг к успеху н этом подвиге есть дар Божий (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 203).

Стяжавшие истинную молитву ощущают неизреченную нищету духа, когда предстоят пред Богом, славословя Его, исповедуясь Ему, повергая пред Ним прошения свои (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 259).

. Свойственно молитве открывать в падшем естестве сокровенные признаки падения его и впечатления, произведенные произвольными согрешениями (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 290).

Первоначальные плоды молитвы заключаются во внимании и умилении. Эти плоды являются прежде всех других от всякой правильно совершаемой молитвы, преимущественно же от молитвы Иисусовой. (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292).

. Плодом молитвы бывает постепенно расширяющееся зрение своих согрешений и своей греховности, отчего усиливается умиление и обращается в плач (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292).

. . являются ощущение присутствия Божия, живое воспоминание смерти, страх Суда и осуждения (свт. Игнатий Брянчанинов, 38, 292—293).

По некотором преуспеянии приходит ощущение тишины, смирения, любви к Богу и ближним без различия добрых от злых, терпение скорбей, как попущений и врачеваний Божиих. (свт. Игнатий Брянчанинов, 1, 293).

Плоды истинной молитвы: святой мир души, соединенный с тихой, молчаливой радостью, чуждой мечтательности, самомнения и разгоряченных порывов и движений, любовь к ближним, не различающая для любви добрых от злых, достойных от недостойных, но ходатайствующая о всех пред Богом, как о себе. (свт. Игнатий Брянчанинов, 1, 166—167).

. Духовным ощущением страха Божиего, благоговения и умиления сопутствуется молитва душевная (свт, Игнатий Брянчанинов, 39, 219).

. Умною, сердечною и душевною молитвою. молящийся отделяется от всей твари, весь, всем существом своим, устремляется к Богу. Находясь в этом устремлении к Богу, молящийся внезапно соединяется сам с собой. Ум, сердце, душа, тело, доселе рассеченные грехом, внезапно соединяются воедино о Господе (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 220).

В молитвенном преуспеянии действует сила и благодать Божия; они совершают все, пособия остаются пособиями, в которых нуждается наша немощь, и отвергаются как ненужные и излишние по стяжанию преуспеяния (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 288).

Подвиг молитвы нуждается в тщательном обучении, а благодатные дары являются сами собой, как свойства естества обновленного, когда это естество, по очищении покаянием, будет освящено осенением Духа (свт. Игнатий Брянчанинов, 39, 305).

. У молящихся молитвою Духа душа во время молитвы иногда выходит из тела, особенным, непостижимым действием Святаго Духа (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 75).

Когда христианин постоянно и тщательно займется , тогда она мало помалу начнет открывать в нем страсти его, о существовании которых в себе он доселе не ведал (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 349).

Возносящийся к Богу чистою и частою молитвою стяжавает живую веру в Бога, ею видит Его, и пролетит, как крылатый, чрез все превратности и бедствия земной жизни (свт. Игнатий Брянчанинов, 41, 353).

Плод молитвы состоит в просвещении ума и умилении сердца, в оживлении души жизнью Духа. (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 98).

. Молитва действует убийственно на нашего ветхого человека; доколе он жив в нас, дотоле противится молитве, как вкушению смерти (свт. Игнатий Брянчанинов, 42, 99).

Возрастание молитвы конца не имеет. Если останавливается сие возрастание, значит, жизнь остановилась (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 220).

Чем. больше трудиться в молитве, тем больше мысли все улегаются и улегаются, и молитва становится чище (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 240).

В иных сопровождалась просветлением лица, светом вокруг; в иных подъятием от земли (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 82, 241).

. Благодать молитвы есть благодать преискреннего Богообщения (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 35).

Успех не вдруг покажется. Для сего потребуются месяцы и годы. Потому нечего отчаиваться в успехе, когда не скоро оказываются плоды труда (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 112).

Плод молитвы — главный — не теплота и сладость, а страх Божий и сокрушение. Их постоянно надо возгревать, и с ними жить, и ими дышать (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 176).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here