Молитва чтобы не плакать по покойнику

Религиозное чтение: молитва чтобы не плакать по покойнику в помощь нашим читателям.

Плакать по умершему – мера православного плача

Плакать по умершему – мера православного плача

Часто мы видим, как безутешны христиане, потерявшие близкого им человека, словно не христиан хоронят они, словно нет Царства Небесного и не будет всеобщего воскресения. Бывает, наоборот, что смерть близких никак не трогает очерствелые людские сердца.

И то и другое поведение противоестественно человеческой природе, что показал Богочеловек, прослезившись над другом, «образы нам предлагая сердечныя любве». Преподобный Андрей Критский, творец процитированной песни канона, раскрывает её смысл в «Беседе на четверодневного Лазаря»: «Прослезился Иисус. И тем показал пример, образ и меру, как мы должны плакать по умершему Прослезился, видя повреждение нашей природы и безобразный вид, какой дает человеку смерть».

То же и святитель Василий Великий: Христос «в некоторую меру и пределы заключил необходимые страстные движения, предотвращая несострадательность, потому что это зверонравно, и не дозволяя предаваться скорби и проливать много слёз, потому что это малодушно»

Мы можем сомневаться в чем угодно: будет завтра пасмурно или ясно, будем мы здоровы или заболеем, будем богаты или убоги, но в одном нет никакого сомнения – мы все рано или поздно предстанем пред Богом. Умирание есть «путь всея земли». Но, зная это, при потере близких людей мы все равно испытываем скорбь. И это по человеческому естеству понятно и объяснимо. Ведь даже когда мы просто расстаемся с любимыми на время, мы грустим, печалимся, начинаем плакать по умершему, и уж тем более, когда предстоит последнее расставание в земной жизни. Сам Господь Иисус Христос, когда пришел в дом Своего умершего друга Лазаря, воскорбел духом и прослезился, так Он любил его. Но люди верующие имеют великое утешение, которое помогает им пережить кончину близких, – молитву за своих усопших. И эта молитва, как нить, соединяет нас и мир людей, уже ушедших.

Каждый, кто теряет близкого человека, задается вопросом: «Что я могу еще сделать для своего любимого?» И действительно, когда наши близкие заболевают, мы спешим на помощь, идем в больницу, покупаем продукты, лекарства; если они находятся в какой-нибудь другой беде, тоже помогаем, чем можем. И в этом сочувствии выражается наша любовь, соболезнование им.

Но человек усопший не менее, а может быть, даже более нуждается в нашей заботе.

Человек не исчезает как личность со смертью мозга и остановкой сердца. Кроме тела (временной оболочки) он имеет вечную, бессмертную душу. «Бог не есть Бог мертвых, но живых» (Мф. 22: 32). И именно душа составляет сущность человека. И мы любим (если действительно любим) близкого не за красоту тела и физическую силу, а за качества души. Ум, доброта, характер, любовь – все это качества души нашего близкого, то, что составляет его образ. Тело есть одежда человека, оно стареет, болеет, изменяется, с ним происходят необратимые процессы. Иногда, глядя на останки, лежащие в гробу, мы не можем даже узнать в них знакомый облик, так изменяется покойник. А душа не имеет возраста, она бессмертна. Недаром говорят: «Он молод душой», – а человеку уже давно за 60.

Раз наш ближний бессмертен, он и там, за чертой земной жизни, нуждается в нашей помощи и поддержке. Итак, чего он от нас ждет, и чем мы можем помочь ему?

Ничто земное, конечно, уже не интересует усопших. Дорогие надгробия, пышные поминки и прочее не нужны им. Нужно им только одно – наша горячая молитва о упокоении их души и о прощении их вольных и невольных грехов. Сам умерший за себя помолиться уже не может. Святитель Феофан Затворник говорит, что усопшие нуждаются в молитвах, «как бедный в куске хлеба и чаше воды».

Молиться, каяться в грехах, приступать к таинствам Церкви мы должны в нашей земной жизни, и она дается нам как подготовка к вечной, а когда человек умирает, итог его жизни уже подведен, он не может никак изменить ее к лучшему. Усопший может только рассчитывать на молитвы Церкви и тех, кто знал и любил его при жизни. И по молитвам родственников, друзей Господь может переменить участь усопшего. Свидетельством этому – бесчисленные случаи из Предания церковного и житий святых. В древнем житии святителя Григория Двоеслова описан удивительный случай. Святитель возымел дерзновение молиться о упокоении жестокого гонителя христианства – императора Траяна. Но Траян ведь не только воздвиг гонения на христиан (ибо не ведал, что творил), он был справедливым и милосердным правителем, имел большую заботу о бедных своих подданных. Святитель Григорий узнал, что император защитил вдову в бедственном положении, и принял на себя подвиг молиться за него. От Бога ему было открыто, что молитва его принята. Пример этот (и многие другие) является большим утешением и окрыляет нас в наших молитвах за усопших. Даже если усопший был далек от Церкви, он может получить облегчение своей участи по усердной, слезной молитве близких.

Еще один очень важный момент: если человек, который ушел от нас, не жил церковной жизнью, или мы знаем, что жизнь его была далека от заповедей Божиих, любящие родные должны особенно внимательно отнестись к своей собственной душе. Мы все взаимосвязаны с родными, близкими, как части единого организма: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены» (1 Кор. 12: 26). Если какой-то орган бездействует, у человека обостряются другие чувства, другие органы берут на себя дополнительную нагрузку, его функции. И если наш близкий не успел что-то сделать в духовной жизни, мы должны восполнить это за него. Этим мы будем спасать и свою душу и принесем великую пользу его душе. Есть такая военная песня о погибшем летчике, товарищ которого говорит, что он живет на земле «за себя и за того парня». И наша жизнь за других, в память кого-то может выразиться в нашей усердной молитве, в стяжании христианских добродетелей, в щедрой милостыни о поминовении усопшего. Нужно больше молиться нежели плакать по умершему.

Очень часто бывает и такое, что люди, которые очень редко ходили в храм, жили жизнью беспечной, мирской, потеряв близкого человека, приходят в Церковь и становятся настоящими православными христианами. Жизнь их полностью меняется, через скорбь они приходят к Богу. И, конечно, всю жизнь потом молятся за своих усопших родственников. Пути Господни неисповедимы.

Люди верующие и люди далекие от Церкви совершенно по-разному воспринимают потерю близких. Иногда случается присутствовать на поминках нецерковных людей и наблюдать, какое это тягостное зрелище. Однажды я участвовал в отпевании известного врача-нейрохирурга и очень хорошего человека. Господь забрал его еще нестарым, после внезапной скоротечной болезни, на пике его врачебной деятельности. И вот, когда начались траурные речи его коллег, можно было наблюдать, в какую растерянность и онемение повергает таинство смерти людей нецерковных. Почти все считали своим долгом начать слово примерно так: «Какая ужасная несправедливость… Как рано и внезапно покинул нас покойный… Как много он мог еще сделать» и т. д. Понятное дело, что такие речи не могут принести утешения родным и близким усопшего, скорее наоборот, еще более усугубят их скорбь. Даже если ты ни во что не веришь, ведь можно просто сказать добрые теплые слова в адрес друга и сослуживца. Отчего это происходит? Почему люди находятся в таком смятении перед лицом смерти и избегают даже упоминания, даже мысли о ней в повседневной жизни? От страха и неизвестности. Смерть страшит их, они не знают, что их ждет. Есть ли жизнь там? Или мы живем только здесь, в материальном мире? Как готовиться к смерти и относиться к ней, для неверующих – тайна за семью печатями. Даже обычное для официальных речей пожелание: «Пусть земля ему будет пухом», – таит в себе подспудный вопрос: неужели это все: тело в землю – и далее ничего?

Со смертью близких люди, далекие от веры, часто впадают в отчаяние, уныние, черную тоску. Все, жизнь кончилась, если моего любимого человека более нет, он перестал существовать, жизнь больше не имеет смысла. Нельзя сказать, что верующие не скорбят о кончине близких, но они относятся к смерти совсем по-другому. Христианская грусть светла, мы знаем, что человек живет вечно, что смерть – это только разлука, что его жизнь продолжается, но в ином качестве. Знаем, что мы связаны с усопшим узами молитвы и любви. Мы не можем сказать: «Был человек – и нет человека». Если мы любили ближнего при жизни, то и по смерти продолжаем любить его. «Любовь никогда не перестает», – говорит апостол Павел (1 Кор. 13: 8). Когда мне приходилось терять близких людей, у меня всегда оставалось ощущение разлуки, а не конца. Как будто они уехали куда-то очень далеко, но не навечно, не навсегда.

Чрезмерная скорбь еще потому недопустима, что она не только губит нашу собственную душу (уныние – один из восьми смертных грехов), но и не дает нам молиться за усопших. В душе человека унывающего образуется пустота, вакуум, он вообще не может ничего делать, тем более молиться. А ведь наш близкий так нуждается в нашей помощи! И унынием, депрессией, тоской мы не только не поможем ему, но и, быть может, принесем страдания. Ради близких мы должны взять себя в руки, сколько можно успокоиться и все наши силы вложить в молитву. Особенно до 40-го дня человек усопший нуждается в усердных молитвах. Нужно не плакать по умершему, а усердно молиться за человека.

Душа человеческая, покидая тело, испытывает беспокойство, страх: она привыкла обитать в своем доме долгие годы, она не знает, что ее ждет, куда определит ее Господь. После смерти человек дает ответ за всю свою жизнь, и здесь определяется его дальнейшая участь. И очень важно поддержать душу близкого человека поминовением на Божественной литургии, чтением Псалтири, келейным правилом.

Очень часто родственники покойного думают, что, если они не покажут окружающим свою скорбь, все подумают, что они не любили усопшего, и можно наблюдать иногда просто душераздирающее зрелище с истерикой, причитанием и воем над покойником. Особенно это практикуется в деревнях, где еще сохранились традиции особых плакальщиц. Люди сами доводят себя до полного исступления. Какая уж тут молитва?! Истинное горе, скорбь, как правило, проходят тихо и почти незаметно для других. Бывает, что люди, слишком убивающиеся и рыдающие по усопшему, на самом деле больше жалеют самих себя: какие они теперь бедные, несчастные и одинокие.

Все эти традиции достались нам в наследство от языческих обрядов и, конечно, несовместимы с Православием.

А нам, православным христианам, нужно растворять свою скорбь с христианской надеждой, что если мы будем сами спасаться и спасать своей молитвой наших близких, то, смеем верить, нам предстоит встреча с ними там, в иной жизни. А если они достигнут Царства Небесного, то обязательно будут молиться там за нас.

Можно ли плакать по умершему?

Тяжесть потери близких людей невозможно передать словами. Трудно сдерживать слезы при воспоминании о них, справляться с эмоциями и привыкать жить, когда их не будет рядом. Но почему говорят, что нельзя плакать по умершему?

По канонам православной церкви запрещается долго лить слезы по усопшим людям. В основе этого факта лежит философское отношение к смерти у христиан. Человеческие души бессмертны. А тела усопших согласно принятому обряду погребения предаются земле. Душа близкого и родного человека переходит в совершенную жизнь и получает второе рождение. Священнослужители не рекомендуют тратить энергию и силы на слезы по усопшим родственникам, а советуют уделить внимание молитвам об упокоении их душ. Такие действия помогают взять себя в руки и перестать проливать горькие слезы из-за такой трагедии.

Следующая версия ответа основана на мнении медицинских работников и психологов. Длительное депрессивное состояние, основанное на повышенной слезливости родственников умершего человека, приводит к развитию патологических состояний нервной системы. По утверждениям психологов, постоянная скорбь в течение долгих месяцев и частые слезы приводят к диагностированию серьезных психических и физических заболеваний, вплоть до потери разума и сумасшествия. Таких людей нельзя оставлять без внимания и в случае длительного депрессивного состояния обращаться за помощью квалифицированных специалистов.

Еще одна версия того, почему считается, что нельзя плакать по умершему, основана на народных приметах. Согласно таким приметам появилось утверждение о том, что повышенная слезливость родственников приводит умерших к холоду и избыточной влаге. Ведь все слезинки падают на них в ином мире, и их душам будет сложнее обрести покой. Также снятся вещие сны, в которых усопшие родственники просят перестать оплакивать их. Частые молитвы, заупокойные службы по душам близких людей, заказанные в церквях считается наилучшим выражением искренней к ним любви.

Конечно, трудно сдерживать эмоции, слезы после смерти родственников, противостоять нахлынувшему горю. Душевную боль утраты можно сравнивать со страшными физическими муками. Но покойным от этого легче не станет, а стрессовая ситуация, затяжная депрессия, состояние постоянной печали и скорби приведут к новым неприятностям, ухудшению здоровья живых родственников. Поэтому, не нужно плакать по умершему человеку. Лучше постоянно ставить свечи за упокой его души, и заказывать панихиды.

Почему желтый нарцисс и лук порей – символы Уэльса?

Почему женщины болтливые?

Как организовать свадьбу нестандартно и недорого?

Почему кленовый лист – символ Канады?

Наталья Степанова – Заговоры сибирской целительницы. Выпуск 38

Что испорчено – исправляю.

Будь не мерин, а жеребец,

Не дед сед, а удалец.

Яблоко тебе молодильное в яйцо,

Святая водичка тебе в лицо.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне, присно, во веки веков.

Чтобы жена не гнала

В броню нерушимую

И пошли ему силу несокрушимую,

Чтоб никто никогда,

Ни дьяк, ни дьячиха,

Ни княгиня с князем,

Ни купец, ни купчиха,

Ни сам царь-государь, ни царица,

Ни родня, ни друзья,

Раба (имя) не обижали,

Не мучили его, не понуждали,

Не били, не корили и не гнали,

А с лаской и с любовью встречали.

За столы дубовые садили,

Ни за что его не бранили.

Кормили его, поили,

Лебяжьи постели стелили.

Как на солнце красное

Люди не ругаются

И на зорьку ясную не взъедаются,

Так бы и (такого-то)

Раба все любили,

Возвеличивали и хвалили

Цари-государи и царица,

Девки, парни и жена-голубица.

А кто на него зло воззрится,

Супротив него возъярится,

На того это слово пойдет,

Ангел Божий к нему

На помощь придет.

От тоски по умершему

Выйди вон, тоска, из этого тела.

Чтобы не было бы тоски

Ни в головушке, ни внутри,

Ни в сердце и ни в костях,

Ни в жилах, ни в ясных очах,

Ни в печени, ни в красных щеках.

Здесь тебе, тоска, не бывать

И души тебе не терзать.

Дверь для тебя открыта,

Назад дорога забыта.

Ступай, тоска, за порог,

Гоню тебя не я, а Сам Бог.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне, присно, во веки веков.

Чтобы человека забыть

Пойдите вы, думы, к глубокой реке

И поселитесь в глубокой воде.

Утопленники лежат, не тоскуют,

И ни о чем они не горюют.

Там быть моей печали, тоске –

В глубоких водах, в речном песке.

Господи! Дай покоя мне,

(такой-то) Божьей рабе.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Ныне, присно, во веки веков.

Брошенная мать

Умываться, чистить, мыть,

Скоблить и убираться,

Так мое дитя меня пусть не забудет,

Любит меня (имя) и голубит.

Как Иисус Христос

Подарил людям Пасху,

Так пусть дарит мне дитя мое ласку.

Слово мое каменное,

Дело мое правильное.

На ныне, на века, на все времена.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Обережный заговор на ребенка

Тот света белого не увидит.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне, присно, во веки веков.

Если ребенок обмарался во время крещения

Молитвою Божию его очищаю.

Богородица его принимает,

Белой ризою нетленною вытирает.

Как свята в Иордане вода,

Так молитва моя сильна

На ныне, на присно, на все времена.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Поди ты, беда, с младенца в пучину,

Возьми с собой всю беду, кручину.

Быть ей под острым камнем на все века,

А при младенчике никогда.

Губы. Зубы. Ключ. Замок. Язык.

Если священник уронил при венчании кольца

Благослови священный артос.

И пока Божий мир Бога знать будет,

Пусть с этими молодыми

Любовь, счастье и мир пребудет.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Ныне, присно, во веки веков.

ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА PROFILIB © 2012–2017

Наталья Ивановна Степанова

Заговоры сибирской целительницы

Моим дорогим ученикам

Каждый из нас может взвалить на свои плечи лишь ту ношу, которая ему по силам. Поэтому не каждый идущий достигнет конца дороги. Но всегда были, есть и будут люди, в которых горит искра Божья, которые, невзирая на трудности, достигают цели. Именно на них держится наш мир, и Сам Господь дарует им мудрость за истинную их веру и трудолюбие.

Познакомившись с моими книгами, вы обретете редкие, бесценные знания, научитесь исцелять больных, защищать себя и близких вам людей. Даже самый грозный и сильный враг будет перед вами слабее малого дитя, ибо вы сумеете отнять у него волю и разум.

Те же, кто пройдет по избранному пути до конца, смогут говорить с духами, читать мысли окружающих и овладеют гипнозом, и благодаря этим знаниям вы всегда будете выходить победителем даже, казалось бы, из безвыходных ситуаций.

Вы узнаете о магии цифр, о вещих снах и предсказаниях. Постепенно постигая тайную мудрость веков, вы откроете в себе скрижаль истинной доброты, которая поможет вам верой и правдой служить людям, никому не причиняя зла.

Я постараюсь, чтобы мои дорогие читатели с удовольствием читали «Магию и Жизнь» [1] , эту замечательную и очень красивую газету. В ней вы найдете бесценные советы знахарей моего рода. Я расскажу, как можно читать по звездам судьбу, видеть прошедшее и будущее, день за днем я буду рассказывать о народных традициях и обычаях. В «Магии и Жизни» вы сможете знакомиться с бесценными произведениями классического искусства. Я знаю, вы полюбите нашу газету.

Пользуясь случаем, кланяюсь всем, кто помогает мне нести мою ношу, и говорю им спасибо за поддержку и понимание.

Я стараюсь в своих книгах учитывать все ваши просьбы и пожелания, а также принимаю к сведению ваши замечания.

Если у вас возникнут вопросы, пишите мне, я обещаю по возможности ответить на все ваши письма.

Ваша Наталья Ивановна Степанова

Магия для здоровья


Излеченная саркома

«По профессии я юрист. Мне сорок пять лет, у меня две дочери. Старшая дочь подарила мне как-то Вашу книгу, и, прочитав ее, я повсюду стала искать другие – очень она мне понравилась. А рассказать я хочу вам вот о чем.

Много лет назад, когда я была еще ребенком, в нашу семью пришла беда: у отца нашли саркому. За несколько недель из красивого, сильного мужчины он превратился в скелет, обтянутый кожей. До сих пор помню, как он стонал от боли, а еще – этот запах. Тяжелый, зловонный запах гниющего тела – его ничто не могло истребить, как бы часто я ни убирала квартиру, ни проветривала ее.

Мама уговаривала отца потерпеть, уверяла, что его положат в больницу и обязательно вылечат. Но в больницу папу не взяли, сказали, что ему осталось жить от силы две недели, да и то при очень хорошем уходе.

Женщина-врач раздраженно втолковывала маме: «Подумайте сами, ведь ему лучше умереть в окружении близких, чем в больничной палате».

Представляете себе, все это она говорила прямо при отце! Папа по дороге домой плакал и говорил: «Я не хочу умирать, сделайте что-нибудь, я боюсь умирать!» Мне было невыносимо видеть и слышать все это. Дома, когда отец уснул после укола, мама начала собираться в церковь, чтобы поговорить с батюшкой. Я ни в какую не соглашалась остаться с отцом: боялась, что он при мне умрет. Пришлось маме взять меня с собой.

В церкви у мамы закружилась голова. Священник ей сказал:

– Смирись, дочь моя, на все воля Божья. Зайду к вам соборовать умирающего.

От этих слов маме стало совсем плохо. Мы вышли из храма и сели на лавочку во дворе церкви. Какие-то проходившие мимо женщины, услышав о нашей беде, дали нам адрес знахарки. Сказали, что мастерица эта настоящие чудеса творит.

Через час мы уже были у нее. Я с интересом оглядывалась по сторонам, искала метлу со ступой и филина – по моему мнению, у колдуньи они непременно должны были быть. Но ничего такого там не оказалось – обычная комната, как у всех. Я была еще ребенком и, внимательно разглядывая жилище колдуньи, которое все равно казалось мне очень интересным, не сразу поняла, что знахарка не собирается лечить папу.

– Да пойми ты наконец, раньше надо было приходить, а не тянуть до последнего, – выговаривала она маме.

Но мама, не слушая ее, упала на колени и заплакала так, что и я, не выдержав, разревелась вместе с ней. В конце концов знахарка согласилась попробовать:

– Езжайте домой. Все, что нужно, я сделаю, а там как Господь повелит.

Заплаканная мама никак не могла взять в толк: как же можно лечить человека, не находясь рядом с ним? Но знахарка терпеливо разъяснила, что молитва есть слово Божье, а для слова Божьего нет преград, поэтому не важно, будет больной человек рядом со знахарем или за сотни и даже тысячи километров от него.

Прошло три недели. Первое время отец много спал. Постепенно облик его стал меняться, он стал лучше выглядеть, и главное – исчез этот отвратительный, страшный запах. Вскоре наш папа стал передвигаться по комнате, а затем и на улицу осмелился выходить. Жизнь возвращалась к нему, и все благодаря молитвам знахарки.

Отец прожил еще тридцать три года, он даже пережил маму. А знахарку ту выжили местные власти, так как у нее не было диплома врача, следовательно, и людей она якобы не имела права лечить. Она переехала в другой город и там помогала людям. Низкий ей за это поклон.

Все, что я написала, – абсолютная правда. Вот почему я верю в силу заговоров и молитв и благодарна вам за то, что Вы учите нас знахарским премудростям и мы, благодаря Вам, становимся сильнее и счастливее. С уважением, Герасимова Л. П.».

Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here