Первосвященническая молитва иисуса христа толкование

Религиозное чтение: первосвященническая молитва иисуса христа толкование в помощь нашим читателям.

ПЕРВОСВЯЩЕННИЧЕСКАЯ МОЛИТВА ГОСПОДА ИИСУСА ХРИСТА

По окончании прощальной беседы, когда, по предположению некото­рых толкователей, Господь с учениками, идя в Гефсиманию, дошел уже до потока Кедронского, перед переходом через него Он произнес вслух ученикам Своим торжественную молитву к Богу Отцу. Эта молитва называется обыкновенно «первосвященнической», так как в ней Гос­подь молится Богу Отцу как Великий Архиерей, Сам Себя приносящий в жертву, имеющую великое, необъятное значение для всего мира.

«Отче, пришел час: прославь Сына Твоего, да и Твой прославит Тебя» — таким торжественным восклицанием начинает Господь эту молитву: «Наступил час Моих страданий: дай Мне проявить в этот час всю силу любви Моей к Тебе и к созданному Тобой миру, дабы через предстоящий Мне подвиг искупления человечества явилась слава Твоя». «Так как Ты дал Ему власть над всякою властью. » — Отецпредал Сыну весь род людской, дабы Он устроил его спасение и даровал людям жизнь вечную. Вечную жизнь Господь определяет как познание Бога и посланного Им Искупителя мира. Перед духовным взором Господа все дело Его представляется уже оконченным, а потому Он говорит: «Я прославил Тебя на земле. » Теперь Иисусу следует уже и по человече-ствувойти в славу Божественную, о чем Он и молит: «и ныне прославь Меня Ты, Отче» Это — первая часть молитвы Господа о Себе (ст. 1-5). Окончив молитву о Себе, Господь молится дальше об учениках Сво­их (ст. 6-19), о тех, кому Он передает теперь дело распространения и утверждения на земле Своего Царства. Господь как бы дает отчет Богу Отцу о том, что сделано Им: Он открыл Своим ученикам полное и пра­вильное понятие о Боге, и они стали особыми Божиими избранниками, приняв Божественное учение, принесенное от Отца Сыном Божиим, и уразумели тайну Божественного домостроительства. Далее Господь мо­лится о Своих учениках, дабы Отец Небесный взял их под Свое особое покровительство в этом враждебном для них мире, в котором они оста­ются одни после отшествия Господа, и сохранил их чистыми и святыми в духовном единении веры и любви между собой, единении, подобном единению Бога Отца и Бога Сына. Господь говорит дальше, что Он, бу­дучи в мире, ограждал их от падения, и «никто из них не погиб, кроме сына погибели, — разумеется Иуда-предатель, — да сбудется Писа­ние», то естьв согласии с пророчеством (Пс. 40:10). Моля Отца о сохране­нии учеников Своих от всякого зла в этом возненавидевшем их мире, Господь просит освятить их словом Божественной истины, то есть сооб­щить им особые благодатные дары для успешного служения распрост­ранению учения истины по всему миру. Господь говорит дальше, что Он посвящает Себя за них, то есть приносит Сам Себя в жертву, дабы они последовали стопам Его и стали бы свидетелями и жертвами за истину.

Начиная с 20 стиха — третья часть молитвы Господа — за верую­щих. Господь молится о них: «да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино, — да уверует мир, что Ты послал Меня» — единение верующих во Христа должно быть подобно единению Бога Отца с Богом Сыном: тут разумеется, конечно, едине­ние нравственное. Такое единение всех христиан в вере и любви смо­жет содействовать тому, что и весь мир придет к вере во Христа как в Мессию. Это мы и видим в первые века христианства: глядя на жизнь первых христиан, и иудеи и язычники, кроме совершенно ослепших духовно и ожесточившихся сердцем, пленялись возвышенной красо­той Христова учения и становились сами христианами. Это единение всех верующих Господь определяет дальше как единение во славе Бога и Христа. В дальнейших стихах (22-24) Господь как бы уже созерцает Свою Церковь в небесной славе в единении с Богом в Царстве Мессии и говорит, что эта слава даже враждебный Христу мир, против воли его, доведет до сознания, что Господь Иисус есть истинный Мессия. Слова:« Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною» — есть как бы завещание Умирающего, которое непременно должно быть исполнено, тем более что воля Сына Божия нераздельна с волею Бога Отца; тут отдающий жизнь Свою за спасение мира Сын Божий испрашивает у Бога Отца для всех верующих те небесные оби­тели, о которых Он говорил Своим апостолам в начале прощальной беседы (Ин. 14:2). 25 и 26 стихи представляют собою заключение первосвященниче-ской молитвы, в котором Господь обращается к Богу Отцу как к Всепра-ведному Мздовоздаятелю. Господь указывает здесь на превосходство верующих над остальным миром в том, что они «познали Бога», а потому способны к восприятию даров Божественной любви. Господь просит, чтобы Бог Отец отличил их перед миром Своими щедротами и сделал их соучастниками той любви, которую Он имеет к Сыну: «да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет». Дляэтого Сам Господь Иисус обещает «быть в них», дабы любовь Отца, неразлучно пребывающая на Сыне, от Сына и ради Сына простиралась и на тех, в ком пребывает Сын. Так любовь всеобъемлющая, всесозидающая будети всесовер-шающей в вечном славном Царстве Отца и Сына и Святого Духа.

20. ГЕФСИМАНСКИЙ ПОДВИГ: МОЛЕНИЕ О ЧАШЕ

(Мф. 26:36-46; Мк. 14:32-42; Лк. 22:39-46; Ин. 18:1)

Как повествует св. евангелист Иоанн, окончив Свою первосвященни-ческую молитву, «Иисус вышел с учениками Своими за поток Кедрон, Где был сад, в который вошел Сам и ученики Его». Поток Кедрский, или Кедрон, что значит «черный», представлял собой незначительный ру­чей, который наполнялся водой только после сильных дождей, а в ос­тальное же время его русло было почти сухо. Он протекалпо так назы­ваемой Иосафатовой долине и отделял Иерусалим отЕлеона. Св. Иоанн говорит, что за этим потоком был сад, куда вошел Иисус и ученики Его, но не называет сада по имени и не говорит ничего о том, что там происхо­дило до прихода Иуды со стражей. Первые два евангелиста, Матфей и Марк, называют этот сад Гефсиманией, а св. Лука указывает его место­нахождение на горе Елеонской. Все трое повествуют о молитве Господа в этом Гефсиманском саду. «Гефсимания» значит «жом для выжимания масла»: вероятно, сад был оливковый и здесь приготовлялось оливко­вое масло. Можно предполагать, что этот сад принадлежал какому-нибудь расположенному к Господу владельцу, ибо, по словам св. Иоан­на (18:2), Господь Иисус Христос «часто собирался там с учениками Своими», почему Иуда и повел туда стражу в уверенности, что найдет Господа после Тайной Вечери именно там, в чем и не ошибся. Войдяв сад. Господь остановил учеников, сказав им: «Посидите туг, пока Я пойду, помолюсь там» — и, взяв с Собой Петра, Иакова и Иоан­на, по словам св. Луки, отошел «на вержение камня», то есть на такое расстояние, на какое долетает обыкновенно брошенный камень, и «на­чал скорбеть и тосковать». «Душа Моя скорбит смертельно, — сказал Он Своим довереннейшим ученикам — побудьте здесь и бодрствуйте со Мною». Отойдя от них, по словам св. Матфея и св. Марка, «немно­го», Он «пал на лице Свое», преклонив колена, и молился: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». Молитва эта была столь напряженной, что, по словам св. Луки, «был пот Его, как капли крови, падающие на землю». Говорят, что иног­да чрезвычайные нравственные страдания вызывают на самом деле такой кровавый пот. Св. Лука говорит, что «явился же Ему Ангел с не­бес, укрепляя Его». Бог Отец как бы оставил на время Своего Сына (Мф. 27:46), а потому утешает и ободряет Его Ангел. О чем так скорбели тяжко страдал в Гефсиманском саду воплотив­шийся Сын Божий?

Кто из нас, грешных людей, может осмелиться утверждать, что он доподлинно знает все происходившее в чистой и святой душе Богоче­ловека в эту минуту, когда наступал решительный час предания Его на крестную смерть ради спасения человечества? Но и раньше существо­вали и теперь продолжают делаться попытки объяснить причины этих нравственных мук Господа, пережитых им в эти предсмертные часы в Гефсиманском саду. Самое естественное предположение — это то, что скорбела и страшилась смерти Его человеческая природа.« Смерть вош­ла в человеческий род не по природе, — говорит блж. Феофилакт, — потому природа человеческая боится ее и бежит от нее». Смерть есть следствие греха (Рим. 5:12, 15), а потому безгрешная природа Бого­человека не должна была бы подлежать смерти: смерть для нее — яв­ление противоестественное: оттого чистая безгрешная природа Хрис­това возмущается против смерти, скорбит и тоскует при виде ее. Эти нравственные страдания Христовы — доказательство наличия двух природ в Нем: Божеской и человеческой, что отрицали монофелиты.

Вместе с тем нравственные страдания эти происходили, несом­ненно, и оттого, что Господь принял на Себя все грехи всего мира и шел на смерть за них: то, что должен был претерпеть весь мир за свои грехи, сосредоточилось теперь, так сказать, на Нем Одном. Не исключена и та возможность, что диавол, отошедший от Него, по св. Луке, «до време­ни» (Лк. 4:13), теперь вновь приступил к Нему со своими искушениями, пытаясь, хотя и безуспешно, отклонить Его от предстоящего подвига крестных страданий. Скорбь Христа Спасителя вызывалась также сознанием человеческого ожесточения, человеческой неблагодарнос­ти Богу.

По изображению первых двух евангелистов, Господь, возсстав от молитвы, дважды приходит к трем ученикам Своим, оставленным не­далеко, но вместо того чтобы найти утешение в их усердии и преданно­сти Ему, готовности бодрствовать с Ним, застает их спящими и кротко упрекает их, говоря: «Бодрствуйте и молитесь, чтобы не впасть в иску­шение: дух бодр, плоть же немощна». Как могло случиться, что ученики уснули в такой момент? Св. Лука объясняет,что они уснули «от печа­ли». Жизнь свидетельствует, что сильные переживания действитель­но производят иногда столь сильное переутомление нервной системы, что человек не в силах бороться со сном. Господь обращается с упре­ком именно к Петру потому, что именно он особенно пылко клялся Гос­поду в своей преданности незадолго перед тем. Ученикам предстояло великое искушение, великое испытание их веры, а потому Господь и убеждает их в необходимости бодрствоватьи молиться, чтобы преодо­леть это искушение. «Дух бодр, плоть же немощна» — значит: душа ваша расположена к борьбе с этим искушением и способна побороть его, но человеческая природа немощна и при ослаблении бодрствования и молитвы способна к великому падению.

Трижды становился Господь на молитву. В первый раз Он молился об отвращении от Него чаши страданий, во второй раз Он изъявил уже прямую покорность воле Божией, и Ему послан былАнгел, чтобы окончательно укрепить Его в этой воле, после чего Иисус в полной решимости воскликнул: «да будет воля Твоя». Помолившись в третий раз, Он пришел к ученикам предупредить их о приближении предате­ля: «Вы все еще спите и почиваете? вот, приблизился час, и Сын Чело­веческий предается в руки грешников». Показывая, что не имеет нуж­ды в их помощи, Он говорит: «Все еще спите»; или произносит это, чтобы пристыдить их, как бы так говоря: «Вот предатель приблизился;

если вам угодно и время позволяет спать, спите» (блж. Феофилакт). По мнению св. Златоуста, Господь говорит это ученикам, «показывая, что совершающееся над Ним есть дело злобы грешников, а не Его вины в каком-либо грехе». «Встаньте, пойдем», то есть пойдем навстречу пре­дателю, и да совершится то, чему надлежит быть, по Писанию.

21. ПРЕДАНИЕ ИИСУСА ХРИСТА: ВЗЯТИЕ ЕГО ПОД СТРАЖУ, МЕЧ ПЕТРА И БЕГСТВО УЧЕНИКОВ

(Мф. 26:47-56; Мк. 14:43-52; Лк. 22:47-53; Ин. 18:2-12)

«Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою челове­ка» (Быт. 9:6). «Или думаешь, что Я не могу умолить теперь ОтцаМоего, и Он представит Мне более, нежели двадцать легионов Ангелов? » Ле­гионом назывался у римлян отряд, состоявший из 10 когорт и заклю­чавший в себе около 10000 воинов. Весь ангельский мир ополчился бы в защиту Сына Божия, если бы Он не предавал Себя на страдания доб­ровольно. 12 легионов Господь как бы противополагает 12 ученикам Своим. «Как же сбудутся Писания, что такдолжно быть? » (Ин. 18:11) — это значит, что все происходящее есть исполнение пророчеств. Среди пришедших за Иисусом, как свидетельствует св. Лука, находились сами первосвященники и начальники храма. К ним Господь обратился с обли­чительной речью: «Как будто на разбойника вы вышли с мечами и ко­льями ». Смысл этого обличения тот, что они явно шли на неправое дело, если не хотели обвинить Господа открыто перед всеми и взять Его, как нарушителя закона, среди белого дня, в присутствии народа, а упо­требили такой скрытный способ схватить Его ночью: «Но теперь ваше время и власть тьмы». «Тогда все ученики, оставив Его, бежали» так исполнилось предсказание Господа, недавно Им произнесенное (Мф. ст. 31). Один только евангелист Марк добавляет, что некий юно­ша, завернувшись в покрывало, следовал за отрядом, взявшим Иисуса. Сочтя это подозрительным, воины схватили этого юношу, но он выр­вался от них и убежал нагой, оставив покрывало в их руках. Можно думать, что этот юноша жил где-то неподалеку, проснулся от шума, произведенного отрядом, и поспешилне одеваясь, лишь прикрывшись одеялом, выйти из дома и посмотреть, что такое происходит. Древнее предание видит в этом юноше самого евангелиста Марка. Евангелис­ты часто скрывали свое имя, говоря о самих себе. Но не все апостолы окончательно покинули Господа. Двое из них, а именно Петр и Иоанн, стали издали следить за удалившимся отрядом воинов, который взял Иисуса, пошли за Ним, хотя и в некотором отдалении, и так дошли до самого Иерусалима, видя, куда был приведен их любимый Учитель. Куда бежали остальные девять учеников — неизвестно, но, по-видимо­му, они так были потрясены и напуганы всем происшедшим, что сидели где-то, спрятавшись при запертых дверях, о чем мы знаем из Евангелия от Иоанна (20:19).

Толкование воскресного Евангелия. Неделя 7-я по Пасхе, святых отцев I Вселенского Собора.

Иисус возвел очи Свои на небо и сказал: Отче! пришел час, прославь Сына Твоего, да и Сын Твой прославит Тебя, так как Ты дал Ему власть над всякою плотью, да всему, что Ты дал Ему, даст Он жизнь вечную. Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа. Я прославил Тебя на земле, совершил дело, которое Ты поручил Мне исполнить. И ныне прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого славою, которую Я имел у Тебя прежде бытия мира. Я открыл имя Твое человекам, которых Ты дал Мне от мира; они были Твои, и Ты дал их Мне, и они сохранили слово Твое. Ныне уразумели они, что все, что Ты дал Мне, от Тебя есть, ибо слова, которые Ты дал Мне, Я передал им, и они приняли, и уразумели истинно, что Я исшел от Тебя, и уверовали, что Ты послал Меня. Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои. И все Мое Твое, и Твое Мое; и Я прославился в них. Я уже не в мире, но они в мире, а Я к Тебе иду. Отче Святый! соблюди их во имя Твое, тех, которых Ты Мне дал, чтобы они были едино, как и Мы. Когда Я был с ними в мире, Я соблюдал их во имя Твое; тех, которых Ты дал Мне, Я сохранил, и никто из них не погиб, кроме сына погибели, да сбудется Писание. Ныне же к Тебе иду, и сие говорю в мире, чтобы они имели в себе радость Мою совершенную.

Сегодня Господь в Своей первосвященнической молитве говорит, что «Я и Отец одно», и обращаясь к Отцу Небесному, что «все Мое – Твое». Блаженный Августин говорит, что эти слова понятны каждому человеку, но когда Он вслед за этим добавляет: «И все Твое – Мое», то совершенно ясно, что никто никогда из людей не исповедовал такое единство с Богом Отцом. Блаженный Августин добавляет, что он нашел мудрость, которую исповедует христианское откровение, во всех великих религиях, но он нигде не нашел того, что Слово стало плотью. И оттого вся мудрость этих религий становится ложью, становится относительной. Бог стал человеком для того чтобы человек мог быть по благодати богом, для того чтобы все, что имеет Бог, принадлежало нам. Для того чтобы мы этой жизнью приобщались Церкви Святой. И эту жизнь хранили, и эту веру исповедовали.

Господь в Своей беседе с учениками говорит о том, что Он молится о всех верных, чтобы они были сохранены в истине и истиной были освящены. Он говорит о том, что все, что Его, принадлежит Отцу, и все, что принадлежит Отцу, Ему принадлежит, и принадлежит тем, которые верят в Него всю жизнь. «Все, что имеет Отец, есть Мое; потому Я сказал, что от Моего возьмет и возвестит вам» (Ин. 16:15).

Господь молится о тех, кто уверовал, что Он Сын Божий. Он молится не о всем мире, а только о тех, кто верует в Него. «Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои», – эти слова заставляют задуматься каждого.

Господь хочет сказать нам о том отступлении, которое будет постепенно происходить в мире, и будет возрастать, когда мир станет восприниматься уже не просто как то, что сотворено Богом и искажено грехом, а как человеческое общество, объединяющееся без Бога. И против Бога.

«Не о том Я молю, – говорит Христос, – чтобы взял их от мира», а о том, чтобы они не растворились в этом мире. Одно не менее драгоценно, чем другое. Церковь Христова не от мира сего. Только тогда, когда Церковь неотмирна, когда она не сливается с миром, с его грехом и заблуждениями, когда она устремлена к тому, чтобы причаститься Божественной силе и мудрости, – только тогда способна Церковь существовать в этом мире.

Но не для того дается Церкви Христовой дар быть не от мира сего, чтобы она ушла из мира. Не для того Христос пришел на землю и пролил Кровь, чтобы мы радовались своему благочестию и не печалились о том, что весь остальной мир, который Бог возлюбил до смерти Своего Единородного Сына, идет к гибели.

Мы слышим сегодня за Литургией молитву на Тайной Вечери Господа нашего Иисуса Христа, которая называется первосвященнической молитвой. Накануне Своих крестных страданий, прежде чем Он будет предан на поругание и отвергнут людьми, прежде чем Он принесет Себя в жертву за спасение рода человеческого, Христос молится. О ком Он молится?

Господь говорит слова, на которые мы не можем не обратить внимания: «Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои». «Я о них молю» – говорит Господь и еще раз повторяет, что Его молитва не о всем мире, а только о тех, кто верят в Бога. Такие удивительные слова – «о тех, которых Ты дал Мне», то есть Он молится только о тех, которые принадлежат Христу.

Неужели Христос ненавидит мир? Неужели Он пришел не для того, чтобы спасти всех? Нет, мы знаем, что Господь никогда не отворачивается от мира, и тем более не ненавидит его. Самое величайшее проявление Его любви в том, что Он пришел, чтобы до конца разделить скорбь, смерть и весь ужас человеческого существования. Он Сам сказал: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Что же значат Его слова о том, что Он не о мире молится, но о верующих в Него? Эти слова значат, что, в конце концов, все зависит только от Церкви, от тех, кто верит в Него – сохранится эта вера в мире или не сохранится. Судьбы каждого народа и всего человечества зависят от этого. потому что если Церковь поколеблется в своей вере и утратит ее чистоту, если Церковь отречется от Христа, тогда наступит полная тьма в мире, гибель всего человечества. И поэтому первосвященническая молитва Христа о Церкви – не только о тех, кого дал Ему Отец Небесный в земной жизни, но о всех, верующих по их слову, то есть и о всех нас.

Мы слышим сегодня в Евангелии первосвященническую молитву Спасителя. «В том вечная жизнь, – говорит Господь, – да знают Тебя Единого истинного Бога и Посланного Тобою Иисуса Христа». Не плоть и кровь открывают человеку это знание, по свидетельству Спасителя апостолу Петру, а Отец, Сущий на небесах (Мф. 16:17). Только неложное, непрелестное знание Бога, которое никто не может дать, кроме Бога, дает Церкви вечную жизнь, для которой созданы все люди и которую Церковь должна донести до всех людей. Прежде чем проповедовать истину и спасать людей истиной, Церковь – те, кто принадлежат ей – должны сами познать истину не одним умом, но ощутив в себе дыхание Божественной жизни. И со страхом и трепетом, с радостной готовностью ничего не пожалеть, только бы не утратить этого дара, свидетельствовать о присутствии Единого Истинного Бога в своей личной жизни. И если есть присутствие Его в нашей личной жизни, то она становится связанной с жизнью других людей.

И мы понимаем, что смысл нашей жизни, пребывания в Церкви заключается в том, чтобы сохранить эту истину и донести ее до всех людей, потому что она принадлежит всем – и тем, кто в Церкви, и кто еще «не двора сего» (Ин. 10:16). Истина – это любовь, которая рождается от познания вечной жизни, познания Бога.

«Я о них молю, не о всем мире молю, но о тех, кого Ты Мне дал, ибо они Твои». Неужели Господь не молится обо всех, а только о Своих учениках? Ученики Христовы, говорят святые отцы, – это добрая земля, на которой Небесным Сеятелем посеяно доброе семя. Если погибнет это семя, то весь мир зарастет дикой сорной травой. Поэтому необходимо смирение и мудрость: надо оградить вначале малое поле – то, с чего началась Церковь Христова, надо спасти то малое стадо, в котором присутствует Сам Христос, а потом уже можно идти дальше.

Сколько мечтателей было в человеческой истории и в Церкви, в том числе, таких, что горделиво предлагали осчастливить сразу весь род человеческий! Христос тоже пришел всех спасти. Но разница заключается в том, что проходило немного времени, и от обещаний этих мечтателей ничего не оставалось. Во всех этих лжеучениях была одна особенная черта: желание понравиться всем. И для этого надо было всем угодить. Для этого надо было создать другое христианство. «Православие не подходит современному человеку, – говорят враги православия, – оно слишком требовательно: посты какие-то, длинные богослужения. Надо все упростить, встать вровень с современными людьми. Приходите к нам, у нас все понятнее, приятнее, доступнее. Вообще, давайте объединимся, создадим одну общую религию, и сразу спасем всех».

«Не о всем мире молю» – говорит Господь. Так всемирный потоп был, несмотря на кажущуюся жестокость, проявлением Божией заботы о всем человечестве: чтобы спасти одну чистую ветвь, надо было отсечь все остальные ветви, которые настолько прогнили, что они могли заразить смертельной болезнью и эту единственную здоровую, и тогда все древо человеческого рода навеки погибло бы. Точно так же мы должны понимать истребление нечестивых языческих народов Израилем, о котором мы читаем в Ветхом завете. Если бы не сохранился в человечестве тот чистый, незамутненный в исповедании Богом данной веры остаток, о котором апостол Павел говорит (Рим. 9:27), то не явился бы из него Мессия Христос, Спаситель всего рода человеческого.

Велико было развращение допотопных людей и язычников, но благодаря пришествию в мир Христа и для них среди беспросветного ада воссияла надежда. Вы помните, как апостол Петр говорит об этом. Христос, сойдя во ад, «находящимся в темнице духам проповедовал, некогда непокорным ожидавшему их Божию долготерпению во дни Ноя, во времена строения ковчега» (1 Пет. 3:19–20). И те из нечестивых людей, погубленных потопом или беспощадным истреблением богоизбранным народом, кто приняли проповедь покаяния, были спасены.

Судьбы человечества связаны с хранением истины. Все, что происходит в мире, все катаклизмы, потрясения, войны – все сводится к одному простому: насколько хранится истина в роде человеческом, настолько Господь хранит его. Поэтому так опасен всякий компромисс с ложью, якобы ради спасения всех, ради физического сохранения Церкви. И даже якобы ради Господа. Слово Писания отвечает таким людям: «Не говори: ради Господа я согрешил, потому что Он не имеет надобности в муже лукавом и грешном; то, что Он ненавидит, не должно делать» (Сир. 15:11–12). Пока в мире будет хоть один человек, говорят святые отцы, до конца верный истине, мир еще будет иметь смысл своего существования.

«Не о всем мире молю» – молится Христос. Весь мир так Бог возлюбил, что Сына Своего Единородного послал, чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную (1 Ин. 4:9). Христос молится о мире и умирает за этот мир. Но прежде всего Он молится за тех, кто принимают Его слово истины и веруют Ему. И Он молится о всех верующих в Него на всяком месте и во все века. И мы с вами охвачены этой молитвою Господней.

Господь видит опасность, которая исходит от мира для Церкви Его. «Сохрани их от мира» – молится наш Господь. Неужели Он хочет взять Своих учеников из этого мира, послать огненные колесницы, как послал пророку Илии, чтобы вознести их на небеса, чтобы они были избавлены от этого мира? Нет, Христос молится о другом. Он не молится о том, чтобы Его ученики могли избежать мира и его ненависти. С неизбежностью эта ненависть обрушится как на Христа, так и на Его учеников, потому что они не будут соответствовать понятиям этого мира. Мир, который лежит во зле и во лжи, и те, кто освящены Божией истиной, всегда будут противостоять друг другу. Воля Божия, воля Христова в том, чтобы мы взяли свой крест, а не сошли с него. И среди нас будут мученики, но каждый в свой черед, пока не завершится свидетельство.

Не молю о том, чтобы Ты избавил их от скорбей этого мира и от труда, и от креста – молит Господь – но о том, чтобы они были избавлены от неприязни, чтобы в этом противостоянии миру они могли победить, чтобы мир не победил их. И те, кого хранит Бог, будут всегда в безопасности, потому что кто может противостоять силе Божией! Под Божественным покровом будут всегда все, кто совершает служение Божие, кто стоит за истину. И в этот момент Спаситель обращается к Богу Отцу.

«Отче Святый» – говорит Он. Бога он называет Святым, то есть, Тем, Кто ненавидит грех. И Кто сделает святыми всех, кто Ему принадлежит и сохранит их от греха и от всякой лжи. «Сохрани их от зла» – говорит Он. «И избави нас от лукавого», – молимся мы Господу – защити от диавола искусителя, чтобы вера наша устояла. Спаси нас от губителя душ человеческих, сделай так, чтобы не было у нас смертельно опасного заблуждения, сохрани нас от зла мира сего. Не о том молится Господь, чтобы не было у нас скорбей и искушений, но чтобы мы сохранили свою веру в чистоте и непорочности, пройдя через все.

Сегодня мы, может быть, больше, чем когда-либо, нуждаемся в том, чтобы защитил нас Сам Господь. Мы погибнем, если Ты, Господи, не сохранишь нас. Но чем страшнее испытание, тем драгоценнее сияет истина, тем совершеннее радость. Сам Господь молится за нас, чтобы радость наша была совершенной. В этом смысл всего, что совершается в человеческой истории, в жизни каждого из нас. В этом смысл Его пришествия к нам. Бог желает, чтобы у нас была полнота радости, чтобы эта радость была у нас вовеки. Христос наша радость. И без Него всякая радость меркнет и становится быстро своею противоположностью.

Христос наша радость, и потому радостью нашей должен стать каждый человек, как для Него радость – каждый человек. И потому преподобный Серафим каждому приходящему к нему говорит: «Радость моя, Христос воскресе!» Оттого что Христос воскрес, это принадлежит всем людям. Каждый человек – радость для Господа, и для нас в Господе каждый человек должен стать радостью.

Потому апостол Иоанн Богослов говорит, и в этом заключается богословие святых отцов: «Для меня нет большей радости, чем видеть детей своих, ходящих в истине» (3 Ин. 1:4).

Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here