Саша чёрный молитва анализ

Религиозное чтение: саша чёрный молитва анализ в помощь нашим читателям.

Саша Черный

Благодарю тебя, создатель,

Что я в житейской кутерьме

Не депутат и не издатель

И не сижу еще в тюрьме.

Что мне не вырвали язык,

Что я, как нищий, верю в случай

И к всякой мерзости привык.

Что в третью думу я не взят, –

От всей души с блаженной миной

Благодарю тебя стократ.

Что смертный час, гроза глупцов,

Из разлагающеся кожи

Исторгнет дух в конце концов.

Дай мне исчезнуть в черной мгле, –

В раю мне будет очень скучно,

А ад я видел на земле.

стихотворения сообщите нам воспользовавшись обратной связью .

Саша чёрный молитва анализ

Если ты поэт, если ты читатель. Помоги проекту-45! Помогу В другой раз

Как внести пожертовование для «45-й параллели»?

1. Переведите любую сумму на любой из доступных счетов.

2. Сообщите нам дату и способ перевода по адресу [email protected] и Ваши имя и фамилию (при желании), а также страну проживания для указания в списке меценатов.

Свяжитесь с нами по адресу [email protected], если ни один из способов Вам не подходит.

Рекомендуем стихи Саши Чёрного

Саша Чёрный. Благодарю тебя, создатель.

Саша Чёрный, настоящее имя Александр Михайлович Гликберг, родился в Одессе, в октябре 1880 года – русский поэт Серебряного века, прозаик, получивший широкую известность как автор популярных лирико-сатирических стихотворений, прозаик, переводчик.

Родился Саша в семье провизора – семье, можно сказать, зажиточной, но малокультурной. Счастливым детство Саши не назовешь. Мать, больную, истеричную женщину, дети раздражали. Отец, отличавшийся крутым нравом, не входя в разбирательство, их наказывал. В семье было 5 детей, двоих из которых звали Саша.

Блондина называли «Белый», брюнета – «Чёрный». Отсюда и псевдоним.

То, что Саша Черный состоялся как поэт, и то, что 1908-1911 годы стали его «звёздным часом», – величайшая заслуга «Сатирикона». Поэту не пришлось унизительно обивать редакционные пороги, ему сразу была предоставлена возможность выйти к широкому, поистине всероссийскому читателю. С 1908 – один из ведущих поэтов журнала «Сатирикон».

Его саркастические, но отнюдь не лишенные нежности стихи, появившиеся в «Сатириконе» (1908), сразу принесли ему популярность и, безусловно, оказали влияние на раннего Маяковского.

Маяковский знал наизусть почти все стихи Чёрного и часто декламировал их. Саша Черный по настоянию Чуковского написал и для детей 25 стихотворений.

Органический синтез сатиры, мягкого юмора и лиризма, обнаженно резкий стиль и нарочитый антиэстетизм виртуозного стиха Саши Чёрного, его принципиальная антибуржуазность, выдвинули поэта в ряд наиболее оригинальных художников Серебряного века.

В 1920 году Саша переехал в Берлин, работал в берлинском журнале «Жар-птица», а в 1924 году Саша Чёрный приехал в Париж. где сотрудничал в газетах «Последние новости», парижском «Сатириконе», «Русской газете» и др. периодических изданиях, устраивал литературные вечера, ездил по Франции и Бельгии, выступая со стихами перед русскими слушателями.

В 1929 году приобрёл участок земли на юге Франции, в местечке Ла Фавьер, построил свой дом, куда приезжали и где подолгу гостили русские писатели, художники, музыканты. Писал он в этот последний период своей жизни много и разнообразно. Написал поэму «Кому в эмиграции жить хорошо» (1931-1932), прозаические «Солдатские сказки» (1933), написанные в стиле своеобразного анекдотически-бытового реализма, близкого к сказу Н.С. Лескова и М.М. Зощенко.

Среди других его произведений — поэма «Ной» (1914г.), печально предрекающая современному поколению новый «всемирный потоп».

Выпустил прозаический сборник «Несерьёзные рассказы» (1928), с «лёгкой улыбкой, беззлобным смехом, невинной проказливостью» (А.И. Куприн) воскрешающий петербургский, московский и провинциальный быт старой России, издалека видящейся Чёрному безвозвратно потерянным раем; по тональности близкая ему повесть «Чудесное лето» (1929); многочисленные рассказы о скудном быте, материальных лишениях и моральном унижении эмигрантской жизни. Он оставил также переводы из Г. Гейне, Р. Демеля, К. Гамсуна и др.

Высшая точка посмертного признания таланта Саши Чёрного – это создание Шостаковичем музыки на цикл его стихов.

Саша Чёрный скончался от сердечного приступа 5 августа 1932 года на 53 году жизни. Рискуя жизнью, он помогал в тушении пожара на соседней ферме, придя домой, слёг и больше не поднялся.

Говорят, когда он умер, его собака Микки легла к нему на грудь и скончалась от разрыва сердца.

В.Набоков в прощальном слове сказал с грустью и нежностью: «Осталось несколько книг и тихая прелестная тень».

Два желания

Понравилось: 3 пользователям

  • 3 Запись понравилась
  • 4 Процитировали
  • 0 Сохранили
    • 4Добавить в цитатник
    • 0Сохранить в ссылки

    Нравится мне поэзия Чёрного. Не всё, но многое нравится.

    Вот это, например. Прочитал буквально недавно в связи с днём памяти Чехова.

    И развязных гениев пера

    Ты один, тревожно-мудрый Чехов,

    С каждым днем нам ближе, чем вчера.

    Разрываешь ямы до конца

    И с беспомощной усмешкой тихо судишь

    Оскорбивших землю и Отца.

    Бесконечно ясный и простой,-

    Видел мир наш хмурый и несчастный,

    Отравлялся нашей наготой.

    Много книг, о, слишком много книг!

    С каждым днем проклятый круг всё уже

    И не сбросить “чеховских” вериг.

    Гнойники,- смеяться, плакать, мстить.

    Но теперь всё вскрыто. Как тоскливо

    Видеть, знать, не ждать и молча гнить!

    Тем более, что к нему привыкли, как к сатирическому поэту. Сатирический его стиль едкий очень, местами даже жёсткий. Беспощадный, я бы сказал.

    И, когда читаешь вот такие стихи, становится понятно – насколько многогранным он был поэтом.

    Вот ещё сильные строки:

    Прокуроров было слишком много!

    Кто грехов Твоих не осуждал.

    А теперь, когда темна дорога,

    И гудит-ревет девятый вал,

    О Тебе, волнуясь, вспоминаем,-

    Это все, что здесь мы сберегли.

    И встает былое светлым раем,

    Словно детство в солнечной пыли.

    Лечь на кровать, не глядя ни на что,

    Уснуть без снов и, любопытства ради,

    Проснуться лет чрез сто.

    В одной его книжке есть сказка “Правдивая колбаса” называется.

    Наводит на размышление: когда говорить начальству правду-до колбасы или после колбасы?

    Некоторые так приспособились, что ни до колбасы, ни после колбасы правды от них не услышишь. Они не о правде думают, а только о колбасе. Поэтому ими начальство всегда довольно. Что-то приходится выбирать, чем-то жертвовать: либо любовью к начальству и колбасе. У тех кто выбирает второе, при жизни всё хорошо: у тех, кто выбирает первое, все хорошо только после смерти.

    После смерти они живут долго, а прижизненная жизнь у них обычно короткая .

    И очень трудная – из-за нежелания жертвовать правдой.

    Именно это поэт и имел в виду , наставляя своего кота:

    Не кружись, толстяк , вкруг дуба –

    Эти сказки и баллады

    До добра не доведут…

    Вдруг очнешься : глушь и холод

    Цепь на шее все короче ,

    И вокруг кольцом собаки…

    Чуть споткнешься – и капут.

    Хотел с помощью острого слова что-то изменить, что-то перестроить в этом мире цинизма и приспособленчества, ханжества и порочности. Наивный.

    Это так может подуматься, а на самом деле – острое желание изменить действительно меняет. Пусть малость, пусть только себя, но меняет.

    Спасибо, Саня, за хороший пост. Цитирую с благодарностью.

    Это тебе за благодарность:

    И шептались там не раз:

    “Туго, братцы. видно, дети

    Будут жить вольготней нас”.

    Лезли в клети в грозный час

    И вздыхали: “Наши дети

    Встретят солнце после нас”.

    Наши дети будут в Мекке,

    Если нам не суждено.

    Кто – лет двести,кто – пятьсот,

    А пока лежи в печали

    И мычи, как идиот.

    Мир умыт, причесан, мил.

    Лет чрез двести? Черта в стуле!

    Разве я Мафусаил?

    В неродившихся потомках

    Нет мне братьев и врагов.

    Для себя, пока я жив,

    От портного до поэта –

    Всем понятен мой призыв.

    Исполняя жребий свой

    И кляня свои потемки,

    Лупят в стенку головой!

    Блондина называли «Белый», брюнета – «Чёрный». Отсюда и псевдоним.”

    по сию пору спорят и гадают: почему Чёрный. а он сам так пишет:

    “Это ваш слуга покорный,

    Он зовется «Саша Черный».

    Почему? Не знаю сам.”..

    Чёрным? .. и почему именно Чёрным, а не Белым?

    Белый в литературе уже был и к тому же хорошо известен как символист, то есть поэт, весьма далёкий от

    проблем не только Житомира, но и самого Петербурга, а поэт Александр Гликберг был близок к этим

    проблемам. так, может быть, для контраста с возвышенным – Андрей Белый, – это приземлённое, будничное, не из книг, а из житейских разговоров – Саша Чёрный. как знать?

    Зрю отблеск золотистый

    Полет в туман волнистый

    Немых нетопырей. ” – это Андрей Белый))

    Двух старушек в часть ведут.

    В парке кто-то надрывается —

    Вероятно, морду бьют.

    различие между ними, мне кажется, в том, что символизм был свободен от жизни, как “полёт в туман волнистый немых нетопырей”, а социалистический реализм руководствовался определёнными правительственными установками. как знать?

    что касается меня, то мне нравятся и Саша Чёрный, и Андрей Белый ,- только

    Андрей Белый по праздникам, а Саша Чёрный на каждый день. в особенности на чёрный.

    Происхождение псевдонима интересно и версии замечательные. Спасибо вам огромное.

    Есть и еще одно предположение по поводу происхождения псевдонима Саши Чёрного.

    Он имел всероссийский успех, в том числе и у полиции, которая закрывала журналы, печатавшие его произведения, и даже арестовала его первую книжку – “Разные мотивы”. В книжке мотивы были разные, но мотив для ее ареста был один, и этот полицейский мотив и впоследствии нередко определял отношение государства к литературе. Вся жизнь Саши Чёрного-борьба с черносотенцами самых разных цветов и оттенков. И антисемитского движения.

    И не только жизнь: среди могил, уничтоженных фашистами, есть и могила Саши Чёрного. Они его ненавидели даже мёртвым.

    Корней Иванович Чуковский, не только современник, но и добрый знакомый Саши Чёрного (и даже герой его стихотворения “Корней Белинский”), сравнивал его маску с маской Козьмы Пруткова, – с той разницей, что авторы Козьмы Пруткова, -создали эту маску от себя отдельно, я Саша Чёрный надел ее на себя.

    У Козьмы Пруткова маска всегда остаётся маской, даже в лирических стихотворениях подчёркивается их нелепая, пародийная суть. А к Саше Чёрному его маска словно прирастает, и его сатиры звучат как лирика. Не потому ли он оставил себе псевдоним Саша

    Чёрный, чтоб не было соблазна заговорить от себя?

    От себя он заговорил лишь тогда, когда оказался не у себя. В эмиграции маска ему не понадобилась.

    Это тоже одна из версий происхождения псевдонима.

    И вот с таким настроением он покинул Россию. Хотя отъезд произошёл немного позднее.

    Бронхитное небо слезится опять,

    И дачники, бросив сырые кочевья,

    Бегут, ошалевшие, вспять.

    (Цветочки и летнее солнце – увы!),

    Творим городское, ненужное дело

    До новой весенней травы.

    Как призраки, носятся тени людей..

    Опять одинаковость сереньких масок

    От гения до лошадей.

    Безрадостный город и жизнь без надежд,

    С презреньем, зевая, на землю толкает

    Несчастных, случайных невежд.

    И сослепу косит, пьяна и сильна.

    Всё мало и мало – коса не тупеет,

    И даль безнадежно черна.

    И мелочи будут, скучая, жевать,

    А мелочи будут сплетаться в оковы,

    И их никому не порвать.

    К оконным глазницам припал человек:

    Он видит бесформенный мрак безобразный,

    И в страхе, что это навек,

    Выходит на улицу, ищет людей.

    Как страшно найти одинаковость масок

    От гения до лошадей!

    хотя понятия “чёрный юмор” тогда ещё не было, но самого чёрного юмора хватало.

    и может быть, из –за этого чёрного юмора поэту в течении многих лет был закрыт доступ в нашу светлую действительность? – в действительность наших тридцатых, сороковых и пятидесятых годов. ..

    как знать..да и неважно теперь это..

    Ни подняться, ни вздохнуть:

    На разведке ранен в грудь.

    У отцовского крыльца.

    Утки плещутся в канавке,

    За плетнем кричит овца.

    Каждый камень – словно друг.

    Ключ бежит тропой знакомой

    За овраг в зеленый луг.

    Глянь-ка, воду не пролей!

    Бедра вправо, ведра влево,

    Пятки сахара белей.

    Не удержишь – поплыла,

    Поплыла, как лебедь белый,

    Вдоль широкого села.

    За оврагом скрип колес.

    Эх, земля моя Россия,

    Да хранит тебя Христос!

    Как же русскую литературу оставить без Пушкина?

    Может, закрыть глаза на этого арапа, а на остальных предков пошире открыть? Заодно закрыть глаза на

    молдавский анализ крови Антиоха Кантемира, с которого, по утвержденную Белинского, начиналась не молдавская, а русская литература.

    Все эти столпы нашей литературы, нечистокровные как люди, но чистокровные как писатели (к ним можно

    добавить Фонвизина, Герцена и многих других), дают основание отнести Сашу Чёрного, несмотря на его еврейское происхождение, к чистокровным русским писателям.

    Не русскоязычным, а русским.

    Потому что писатель-это не только язык. Да простят меня те, кто привык заглядывать писателю в кровь, вместо того чтобы заглядывать в его произведения.

    И правы вы, что лучше заглядывать поэту, писателю в его произведения, чем делать анализы крови.

    И уже в эмиграции или потому что в эмиграции писал он с болью в сердце и душе:

    Саша Черный – Молитва

    Благодарю тебя, создатель, Что я в житейской кутерьме Не депутат и не издатель И не сижу еще в тюрьме. Благодарю тебя, могучий, Что мне не вырвали язык, Что я, как нищий, верю в случай И к всякой мерзости привык. Благодарю тебя, единый, Что в Третью Думу я не взят,— От всей души, с блаженной миной Благодарю тебя стократ. Благодарю тебя, мой боже, Что смертный час, гроза глупцов, Из разлагающейся кожи Исторгнет дух в конце концов. И вот тогда, молю беззвучно, Дай мне исчезнуть в черной мгле,— В раю мне будет очень скучно, А ад я видел на земле.

    Эта электронная библиотека создана на некоммерческой основе, все книги взяты из открытых источников, предназначены только для ознакомления и не должны использоваться в коммерческих целях.

    Саша Черный. МОЛИТВА

    Благодарю Тебя, Создатель,

    Что я в житейской кутерьме

    Не депутат и не издатель

    И не сижу еще в тюрьме.

    Что мне не вырвали язык,

    Что я, как нищий, верю в случай

    И к всякой мерзости привык.

    Что в Третью Думу я не взят, –

    От всей души, с блаженной миной,

    Благодарю Тебя стократ.

    Что смертный час, гроза глупцов,

    Из разлагающейся кожи

    Исторгнет дух в конце концов.

    Дай мне исчезнуть в черной мгле –

    В раю мне будет очень скучно,

    А ад я видел на земле.

    Саша Черный. НЕВОЛЬНАЯ ДАНЬ (Сб. САТИРЫ):

    • Добавить комментарий
    • 55 комментариев

    Android

Выбрать язык Текущая версия v.208.1

Молитва (Цветаева) 3 Ещё молитва (Цветаева) 3

Молитва (Александр Малышко)

А

молясь не говорите лишнего,

Как язычники, ибо они думают,

Услышаны; не уподобляйтесь им,

Ибо знает Отец ваш, в чем вы

Имеете нужду, прежде вашего

Прошения у Него.

© Малышко Александр, 1991, http://lim.lib.ru/doc.phtml/99

Песенка-молитва, которую надо прочесть перед самым отлетом (Галич)

Когда – под крылом – добежит земля

К взлетному рубежу,

Зажмурь глаза и представь, что я

Пилот на табло зажег огоньки,

А

я касаюсь твоей руки

И шепотом говорю:

– Помолимся вместе, чтоб этот путь

Стал Божьей твоей судьбой.

Помолимся тихо,чтоб где-нибудь

Нам свидеться вновь с тобой!

Я твердо верю, что будет так, –

Всей силой моей любви!

Твой каждый вздох и твой каждый шаг,

Её не допустит Бог!

Ещё, ты, я знаю, откроешь дверь

Однажды – на мой звонок!

Ещё очистительная гроза

Подарит нам правды свет!

Моя – на ладони твоей – слеза,

Но нет меня рядом, нет!

© Александр Галич, Москва, 9 января 1972, http://www.ruthenia.ru/60s/galich/pes_molitva.htm

Молитва (Саша Черный)

Благодарю тебя, создатель,

Не депутат и не издатель

И не сижу еще в тюрьме.

Благодарю тебя, могучий,

Что мне не вырвали язык,

Что я, как нищий, верю в случай

И к всякой мерзости привык.

Благодарю тебя, единый,

Благодарю тебя стократ.

Благодарю тебя, мой боже,

Что смертный час, гроза глупцов,

И вот тогда, молю беззвучно,

А ад я видел на земле.

© Саша Черный, 1907, http://www.silverage.ru/poets/cherny_poet.html#st10

АРАПКИНА МОЛИТВА (Саша Чёрный)

Повторяй за мной:

Хозяин людей и зверей!

Ты все понимаешь,

Ты всех защищаешь.

Прости меня, собаку,

Прости, что я стянул у кухарки

Всего ложек шесть –

Очень хотелось есть.

Спешил и разбил посуду.

Прости меня, добрый бог!

Чтоб соседний не грыз меня дог,

Чтоб блохи меня не кусали,

Чтоб люди меня не толкали,

Чтоб завтра утром с восхода

Была хорошая погода.

Чтоб собаки все были сыты

Чтоб я нашел на помойке

Я тоже буду хороший,

Буду слушаться только Антоши,

Уйму свою злость.

А я не могу – сам буду выть,

Не могу выносить!

И еще, если можно, пусти меня в рай

Вместе с Антошей.

Ты ведь хороший.

Помилуй меня, не забудь, не покинь!

© САША ЧЕРНЫЙ, 1932 год http://dog.mify.org/stihi/20/chernuy5.shtml

МОЛИТВА МИРИАМ КОЭН (Киплинг)

О Господи, затми тщетой

Мятущийся наш взор,

Чтоб слепо шли мы на убой

И слепо на костер.

Свои Деяния от нас

Чтоб мы не поднимали глаз

И наши души сохрани

Куда, покинув плоть, они

Свой Путь, Свой Промысел сокрой

И отврати Глагол,

Чтоб нас и Шепот даже Твой

Пусть вечно разделяет нас

Глухой завесой Тьма,

Чтоб Око Божие и Глас

Нас не свели с ума.

© Редьярд Киплинг (перевод С. Степанова), http://alis6.narod.ru/kipling.html

ОТПУСТИТЕЛЬНАЯ МОЛИТВА (Киплинг)

Бог праотцев, преславный встарь,

Господь, водивший нас войной,

Судивший нам – наш вышний Царь! –

Ц

арить над пальмой и сосной,
Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here