Труд пост молитва

Религиозное чтение: труд пост молитва в помощь нашим читателям.

Пост. Молитва. Труд

И снова воскресенье. Лето. Дружная команда верующих православных христиан, прихожан Свято-Владимирского храма г.Кореновска , опять едет в поселок Новоберезанский потрудиться душой и телом. За две недели все успевают соскучиться по работе на стройке и в саду, и с наслаждением вдыхают чистый воздух, любуются все более расцветающей природой. Солнце! Брызги твоего света падают на лицо, ты радость, объемлющая вселенную, твои лучи кажутся тропинками в солнечную чащу, где поют соловьи и купаются в небесной колыбели белоснежные облака. Сегодня солнце не очень жгучее.

Наша поездка выпала на Петров (апостольский) пост. Он установлен в память первоверховных апостолов Петра и Павла, которые постились, готовя себя для евангельской проповеди. Он начинается через неделю после праздника Святой Троицы и продолжается до дня памяти святых апостолов – 12 июля. В этот пост приносим благодарение Богу за то, что Он сохранил нам жизнь и дал силы совершить течение весны, молим Господа и о том, чтобы Он и в летнее время устроил для нас благополучие. Под этим подвигом нужно разуметь не только пост телесный, а и пост душевный, или постоянное трезвение человека, воздержание от мирских утех, от страстей, от дурных мыслей и желаний, пренебрежение своим покоем, постоянный труд.

Как сказал архиепископ Варлаам (Ряшенцев), «Пост – ограждение добродетели, начало подвига, венец воздержных, красота девства и святыни, светлость целомудрия, начало христианского пути, матерь молитвы, источник разума, предшественник всех добрых дел». Во время поста христиане обязательно должны стремиться исповедоваться и причаститься, а также чаще посещать храм.

В этот раз наш труд начинается с водосвятного молебна, с первого молебна в строящемся храме ветхозаветного пророка Исаии. Все в сборе, звучит молитва «Царю небесный». Кажется, оживают своды, с небес опускается благодать. Наверное, каждый ощущает торжество момента. Сердце наполняется трепещущей радостью и покоем. В руках у людей зажжённые свечи – огонь, символизирующий веру и покаяние. Вместо чаши на столе стоит пластмассовое ведерко, по окончании молебна батюшка всех окропляет святой водой и вдруг неожиданно выливает все ведро на стоящих, и все только успевают вздохнуть: «Ох!» Сдерживают улыбку мужчины, от такого счастья радуются и женщины – целое ведро благодати и любви Божией. У всех еще больше поднимается настроение. Все умиротворенные, но веселые берутся за работу.

Уже поспела малина и крыжовник, кое-где спряталась клубника. Подросли кабачки, помидоры, их надо прополоть. Освободить от сорняка прекрасные кусты роз. Уже видно, как много будет винограда, яблок, груш.

Кипит работа на стройке – покраска, штукатурка. Все дружно трудятся: и мужчины, и женщины, и дети. Никто никуда не торопится, каждый спокойно с передышками выполняет свой труд. Кто-то про себя тихонько молится, где-то звучит дружный разговор на духовные и житейские темы. Незаметно идет время. Люди не успевают заметить, как быстро спряталось солнышко и надвинулись темно-синие тучи. Дождь! У него тоже есть своя история, свой смысл, своя тайна. Может быть, это слезы? Слезы радости или печали, слезы освобождения или гнета, слезы болезни и слезы очищения, слезы опустошения или слезы любви. Слезы… Дождь… Может быть это рассказ или повесть, отрезок пути из жизни неба, не веданный нами, загадочный и неподвластный. Вот капля горечи, вот капля счастья, а вот капля тихой непонятной грусти и детской печали. Они могут успокоить отчаяние и подарить радость, могут заглушить боль, а могут напомнить о ней.

Все следят за вдруг изменившейся природой. Кому-то грустно, кому-то, наоборот, радостно. Собираемся за дружным столом на вечернюю трапезу. Все постное, но очень вкусное. Борщ постный, салат из свежей капусты и огурцов, макароны с жареным луком, компот и постные пышки. В общем, бесхитростная еда, но все сыты и довольны. Пришло время духовной беседы и проповеди.

Негромким голосом отец Трифон спешит поведать нам, что есть познание истины, познание Бога. Как мы можем приблизиться к Нему, что соединяет нас с Создателем? Это покаяние! Только покаявшись, ощутив всю глубину своей греховности, человек входит в познание истины, познание Бога. «Я есмь Путь, Истина и Жизнь» – говорит Христос. И пока мы не очистим свое сердце, не освободимся от пороков, от страстей, от собственной гордыни – мы не сможем обрести веру и духовное знание. Прошел дождь, – говорит батюшка, – на землю снизошла благодать. Вся природа радуется этому обновлению, и только грешный человек ропщет: вот грязно, сыро, холодно. Не понимая, какой милостью награждает нас Господь. Ведь эта Божья благодать снисходит на нас незаслуженно. Каждого человека Господь наделил каким-либо даром: здоровьем, талантом, счастьем семейной жизни и так далее. Мы не понимаем всю глубину Божьего милосердия и Божьей любви. Очищайте свое сердце, ходите в храм, молитесь, кайтесь, исповедуетесь, причащайтесь. Потому что причастие – это такой дар Бога человеку, который мы никогда не сможем постичь своим бедным, греховным разумом. Немногим людям в жизни повезло слышать духовную проповедь. Но все равно Господь говорит с каждым через совесть, через судьбоносные события, через церковные таинства. А еще батюшка говорит основную мысль – через скорби приходит познание истины. Но все, что мы просим у Бога, исполняется. Бог слышит каждого человека, каждую зовущую Его душу.

Дождь закончился. Высохнут слезы печали и грусти, высохнут слезы отчаяния и счастья, но останется след – после дождя распускаются цветы, оживает природа, а над горизонтом, как мостик любви, встает семицветная радуга. Так давайте радоваться дождю, как и солнцу. Улыбнемся небу, когда оно в грозовых облаках и крикнем: «Нам не страшен дождь!» И он – это не слезы… А если слезы, то слезы очищения и радости.

Закончился тихий, воскресный, трудовой день. Наверное, каждый открыл для себя еще одну новую страничку нашей непростой жизни. Поблагодарим же Бога за все эти мгновения и постараемся, как природа приносит свои плоды, тоже принести плод чистого, доброго, смиренного сердца. Пусть благодать Божья окрыляет нас и дает силы на всю оставшуюся жизнь. Бог с нами, Бог в нас, Бог посреди нас, где живет пост, молитва, труд, любовь и глубокое покаяние.

У церквей попрошу прощенье,

И тихо помолюсь о покаянье.

Крест поцелую нательный,

Крест поцелую венчальный.

Земля! Какой глубиною

Твои наполнены дали.

Все выше и выше, и выше

Голуби к небу взлетали!

А я стояла и пела,

В молитве любовь созерцая.

Просила прощенья у Тела,

Я никогда не забуду

Крестов красоты лучезарной.

Весь мир наполнился смыслом.

Весь смысл исполнился тайны!

Россия, Кореновск, ул. Красная, 21 – В

Скрытая сила молитвы и поста

Очень часто в жизни можно встретить людей, находящихся во власти грехов, которые не знают, как от них освободиться. Эти грехи всем знакомы: это непрощение, пьянство, курение, ложь, блуд, одержимость и многое другое. Только молитва и пост способны высвободить силу, которая сможет контролировать все похоти, неправедные желания и поступки человеческие. Пост и молитва – два крыла души человеческой, на которых она вознесется к Богу.

Что хочет увидеть Господь, когда человек постится? Какими должны быть мотивы сердца во время молитвы? Какая цель поста и что надо в это время делать? Все эти вопросы мы попытаемся раскрыть в статье.

Молитвы во время поста

Всегда молиться – таким был завет Спасителя. Потому что молитвы – это дыхание нашей духовной жизни. Вместе с остановкой молитвы духовная жизнь замирает точно так же, как физическая – с остановкой дыхания.

Молитвы – это все наши разговоры и обращения к Богу, к Пресвятой Богородице, к святым. Каждый из нас в молитве может обратиться к нашему Небесному Отцу со своими печалями и радостями, попросить поддержки или снять груз со своей души. Читать молитвы можно не только на богослужениях, проповедях или молебнах, но и в любое другое время и в любом месте.

Существуют различные молитвы: утренние, дневные, вечерние. Также разным бывает и молитвенное правило у каждого человека: кто-то читает молитвы несколько минут, а кому-то требуется несколько часов. Это зависит от духовного настроя человека, степени укорененности в молитве и от того, каким количеством времени он располагает.

Особую силу имеет молитва, читаемая в пост. Такие молитвы называются усиленными. Считается, что голод, сопутствующий соблюдению поста, помогает сфокусироваться на молитвенной цели и быть конкретней в обращении к Богу.

В отличие от обычных молитв, являющихся по своей сути методом общения со Спасителем, и могут иметь множество оттенков настроения и тематик, целенаправленные молитвы во время поста – это тяжелая работа, труд, которому предшествовало решение, принятое осознанно из-за соображений о необходимости в подобных молитвах. И часто случается так, что периодически в жизни каждого человека возникают ситуации, в которых требуются именно такие молитвы. Не случайно пост и молитву называют крыльями души, на которых христианин вознесется в Царствие Небесное.

Какие молитвы читать в Великий Пост

Пост – это очень важная и древняя традиция, потому что постящийся человек не только ограничивает себя в скоромной пище, но и с особым вниманием следит за «вратами души своей», за тем, что входит не только в утробу человеческую, но и в самые сокровенные глубины всего организма. В такие дни постящийся должен задуматься о том, какой жизнью он живет или просто проживает жизнь, чем она наполнена, какие мысли и переживания заботят его душу. Особенно полезны в такие дни молитвы во время поста и чтение богословских книг и Священного Писания.

Основная цель поста – призвать человека к искреннему покаянию, к осмыслению и осознанию (именно осознанию, а не просто вспоминанию совершенных грехов) того, что каждый грех, даже праздное слово, способно материализоваться, взять в свои руки молот и ударить по гвоздям, которые пронизывают руки Спасителя нашего. И для того, чтобы прийти к этому покаянию и осознанию, человек должен осмысленно отказаться от неги, комфорта, услаждения. И любое покаяние имеет смысл только вместе с молитвой, читаемой в пост. И только пребывая в состоянии сдерживая своих телесных потребностей, человек по-особенному восприимчив к духовной работе и очищению от грехов.

Многих христиан, еще плохо знакомых с молитвами и постами, интересует вопрос: какие молитвы читать в Великий Пост? Самыми известными молитвами, читаемыми в пост, и молитвословами являются покаянный канон св. Андрея Критского и «На всякое прошение души». Но самой почитаемой и известной молитвой считается великопостная молитва Ефрема Сирина. Именно ее на протяжении всего Великого Поста читают во всех домах верующих христиан и в церквях.

Значимость и ценность молитвы Ефрема Сирина

Ефрем Сирин известен как один из самых великих богословов, христианских мыслителей и церковных ораторов. По легенде во время пребывания в тюрьме Ефрема призвал Глас Божий уверовать в Господа и покаяться. Юноша последовал этому призыву и вскоре был оправдан судом и отпущен на свободу. Это событие так перевернуло жизнь Ефрема Сирина, что он раскаялся и уединился, выбрав для себя жизнь вдали от людей до того дня, пока не встретил святого Иакова, учеником которого он и стал впоследствии.

Ефрем стал учительствовать, изучать труды мыслителей, читать работы святых старцев, помогать на службах и читать проповеди. Обладая талантом учителя, Ефрем Сирин доступно и легко доносил до людей те знания, которые постиг. К нему приходили многие люди, которые нуждались в его наставлениях и поучениях, а язычники после проповедей Ефрема уверенно и легко обращались в христианство.

Современные богословы называют Ефрема Сирина учителем покаяния и отцом церкви, потому что каждый труд его пронизан мыслью, что только покаяние является двигателем и смыслом жизни каждого человека. И только искренне раскаявшись, в слезах можно полностью уничтожить и смыть любой грех.

Покаянная молитва Ефрема Сирина состоит всего из тридцати слов, но эти три десятка слов вмещают в себя все самые важные элементы искреннего покаяния, указывая на то, к чему особенно сильно надо приложить усилия молящемуся христианину. Читая в Великий Пост эту молитву, верующий сможет определить для себя главные пути избавления от всех недугов и грехов, которые препятствуют его сближению с Создателем.

Эта молитва емко и доступно выражает основной смысл и значение Великого Поста, отражая все главные Заповеди, которые даровал человеку Господь, и помогая в простой и понятной форме осмыслить отношение молящегося к этим Заповедям. Молитва Ефрема Сирина обязательно читается в церквях и домах православных в конце каждого богослужения.

Читайте также:

Схожие публикации

  • Отзывы
    • Все отзывы
    • Отзывы о клиниках
    • Отзывы о препаратах
  • Автомобили

    и бизнес

  • заболевания

В одно прекрасное время, к нам пришло осознание того, сколько же времени люди затрачивают на поиск ответов, к своим вопросам. Они используют кучу поисковиков, вводя в поисковые строки запросы. А после этого открывают многочисленные страницы различных сайтов, с бесчисленными статьями. Так они могут, как довольно быстро найти нужную им информацию, так и бесцельно пролазить несколько часов в поисках нужного ответа. И тут к нам пришла идея!

  • Карта сайта
  • Политика конфиденциальности
  • Обратная связь
  • Ответственность
  • Реклама

© Все Здорово 2010-2017

Все права защищены. При использовании материалов сайта активная обратная ссылка обязательна!

Сокровищница духовной мудрости

Не любопытствуйте о том, какие работы сделаны другими, ни о том, кто трудился более, брат ли более тебя, или ты более его (прп. авва Исаия, 60, 8).

Поверьте мне, что покой, ослабление и тщеславие погубляют весь труд монашеский (прп. авва Исаия, 60, 9).

Если ты живешь близ знаменитого места, удручая подвигами тело свое Бога ради, и за сие люди начнут удивляться и почитать тебя, то оставь это место и удались в другое, дабы труд твой не был тщетен (прп. авва Исаия, 60, 26).

Если ты юн и не поработил еще своей плоти трудами послушания, то, слыша о великих добродетелях отцев, не стремись к оным, в той надежде, будто легко и удобно можно совершить оные: ибо не приобретешь оных добродетелей, если прежде не будешь трудиться над возделыванием их; когда же потрудишься возделывать оные, то добродетели сами собою придут к тебе (прп. авва Исаия, 60, 29).

. Человек, пока не совершит всякий труд в деятельных добродетелях, не может достигнуть свободы истинного созерцания (прп. авва Исаия, 60, 34).

Если труды наши и тщание будут благоприятны Богу, то враги наши не возмогут устоять против нас (прп. авва Исаия, 60, 37).

Если делаете какое-либо рукоделие, то трудитесь с полным усердием, но не заботьтесь знать, кто более наработал в неделю, ты или брат твой: ибо таковое изыскание безрассудно. Если вместе с братиями выйдешь на послушание, не желай, чтобы знали, что ты более всех потрудился. Ибо дело, совершаемое в тайне, Богу благоприятно (прп. авва Исаия, 60, 41).

Что ни делаешь, имей Бога перед очами твоими (прп. авва Исаия, 60, 46).

Не держи в сердце своем злобы ни на кого, иначе труды твои будут тщетны и суетны (прп. авва Исаия, 60, 49).

Некоторый человек имел двух рабов и послал их на поле жать пшеницу, приказав каждому сжать в один день по семи некоторых участков земли. Один из них употребил все свои силы на то, чтобы исполнить повеление господина его, однако же не мог вполне совершить сего дела: ибо оно превышало силы его, а другой предался праздности. Кто, говорил он сам с собою, в состоянии совершить такое дело в один день? И так пренебрегая повелением господина, хотя он тревожился и беспокоился сим, однако же провел весь день без дела, то предаваясь сну, то зевая, то вертясь на все стороны, как вертится дверь на своих крючьях. Когда же наступил вечер, они возвратились к господину. Он, узнав о труде прилежного слуги, похвалил его, хотя дело и не вполне им было совершено; другого же, как беспечного и ленивого презрителя, приказал жестоко наказать и выгнать из дома своего. Так и мы во всяком деле и скорбном подвиге не должны лениться, а трудиться рачительно по мере сил наших; и Бог, без сомнения, дарует нам наследие со святыми Своими (прп. авва Исаия, 60, 66—67).

Кто прибегает к Богу и просит Его помощи при всяком труде, тот найдет в нем покой (прп. авва Исаия, 60, 87).

Труд по Богу бывает помощником добродетели; праздность есть матерь пороков (прп. авва Исаия, 60, 93).

В дом, в котором отверсты окна и двери, вползают всякого рода змеи; сему дому подобен человек, который трудится, но не хранит трудов своих (прп. авва Исаия, 60, 95).

Упражняйся в трудах и рукоделии, дабы нищий мог получить от тебя хлеб: ибо праздность есть смерть и погибель души (прп. авва Исаия, 60, 96).

. Будем пребывать в страхе Божием, охотно подъемля труды в возделывании добродетелей, которыми укрощается злоба врагов: ибо труды сии не только хранят нас от страстей и врагов, но и уготовляют душе венцы, прежде исхода ее из тела (прп. авва Исаия, 60, 98—99).

Кто не полагается на свои труды, тот наиболее ощущает помощь Божию (прп. авва Исаия, 60, 138).

. Человек никогда не должен доверять себе, но постоянно пребывать в труде, доколе находится в теле (прп. авва Исаия, 60, 142).

Если кто не потрудится даже до смерти представить тело свое таковым, каково было у возлюбленного Иисуса, тот не возможет сретить Его с радостию, и не освобождается от горького рабства (прп. авва Исаия, 60, 178).

. Горе тем, кои трудятся для пользы других, а для себя самих не употребляют трудов. (прп. авва Исаия, 60, 194).

Телесные труды суть орудия добродетелей и спасительны для души (прп. Антоний Великий, 90, 78).

Понуждай себя на труд рукоделия; и вселится в тебя страх Божий (прп. Антоний Великий, 90, 97).

Избери себе труд, и он, вместе с постом, молитвою и бдениями, избавит тебя от всех скверн, потому что телесный труд приносит чистоту сердца, а чистота сердца делает то, что душа приносит плод (прп. Антоний Великий, 90, 108).

. Если работаешь с немощным, не любопрись в сердце своем, желая наделать более его. (прп. авва Исаия, 90, 309).

Кто в силах, тот должен работать и делиться с имеющими нужду. Ибо кто не хочет работать, тот не признается достойным и есть (свт. Василий Великий, 7, 354).

Хотя бы поручаемые тебе службы казались низкими, бойся злоупотребления, допуская превозношение и презрение, потому что за тобою надзирает Бог (свт. Василий Великий, 9, 50).

Не должно в праздности есть хлеб тому, кто способен работать, а занявшийся исполнением чего-либо во славу Христову должен принуждать себя к ревности в деле, по мере сил (свт. Василий Великий, 10, 55).

Если и к делу простираешь руки, то пусть язык творит псалом, а ум молится (прп. Ефрем Сирин, 31, 71).

Один неутомимо занимается работой из сребролюбия, другой много работает по любви к благотворению (прп. Ефрем Сирин, 31, 134).

. Трудная работа в самое время труда утомляет, по утомлении же доставляет здравие и благосостояние (прп. Ефрем Сирин, 31, 137).

Человеку, который в силах работать, не хорошо есть хлеб в праздности, когда Апостол говорит: без стужения себе соблюдох и соблюду (ср.: 2 Кор. 11,9) (прп. Ефрем Сирин, 31, 146).

Не всегда дует одинаковый ветер, но в ветрах бывают перемены, посему надобно приучать себя к делу, ибо не знаем, что родит находяй день (ср.: Притч. 27, 1) (прп. Ефрем Сирин, 31, 150-151).

Приятна тебе праздность, но горек конец ее. Изнемогаешь работая, но возвеселишься впоследствии (прп. Ефрем Сирин, 31, 186).

Кто празднословит во время дела, тот развлекается в деле; а кто углубляется мыслию в святое слово, тот больше успеет (прп. Ефрем Сирин, 31, 204).

Не бойся труда и не говори: «Не изнемочь бы мне», а представляй лучше в уме, что все святые страданиями благоугождали Богу (прп. Ефрем Сирин, 31, 205).

Если. кто тяготится утомлением за делом, то сколько в мире таких, у которых болят руки и ноги. которые ни днем, ни ночью не имеют покоя (прп. Ефрем Сирин, 31, 413).

Трудись с ведением и рассуждением, чтобы ничего не пропало из сделанного тобою (прп. Ефрем Сирин, 31, 493).

Люби труды в это краткое время, чтобы покоиться целые веки; потому что сам ты пойдешь туда, а дело твое останется здесь (прп. Ефрем Сирин, 31, 518).

. Люби труды до конца, чтобы не был за тебя хулим Бог, когда неверные скажут: «И Бог не спас его!» Но как сказал Господь, тако да просветится свет ваш перед человеки, яко да видят ваша добрая дела: и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16) (прп. Ефрем Сирин, 31, 519).

Если вышел ты. вместе с братиями своими на поделие; то, по мере сил, дарованных тебе Господом, помогай более немощному, зная, что получишь от Господа награду за труд и за сострадание. Если же ты худосилен и немощен, то не пускайся много говорить, приказывать и вольничать, но лучше молчи и безмолвствуй, и Господь, видя твое смирение, убедит сердце братии твоей не налагать на тебя бремени (прп. Ефрем Сирин, 31, 566—567).

. , кто раздает работы, сделает замечание касательно доброты сработанного, то без огорчения приими обличение (прп. Ефрем Сирин, 31, 568).

. Старайся дневную работу и оканчивать в назначенный день; и ум, не связанный заботою и печалию, будет иметь свободное время для молитвы. (прп. Ефрем Сирин, 31, 575).

. Кто в силах и не трудится вместе с братиею, тот во многих отношениях вредит самому себе: во-первых, лишает себя награды, а во-вторых, подает повод к ропоту и к пересудам, как сделавший дело самолюбия (прп. Ефрем Сирин, 31, 588).

Во время трудов возводи душевное око горе и, созерцая оную радость, не будешь отрекаться от трудов (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

Неутомимо предайся труду, чтобы избежать тебе утомительности суетных трудов; потому что труды праведных произращают плод жизни, а труды грешников исполнены гибели (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

Трудящиеся для суетной жизни стараются запнуть трудящихся с ведением, чтобы близ себя не иметь обличения (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

. Не должно уклоняться от труда, напротив того, если брат вспомоществует брату, то они не уловимы сетями диавольскими (прп. Ефрем Сирин, 32, 120).

. Если усильно будешь работать сверх должного, и не станешь снабжать других, то будешь побежден. Напротив того, когда имеешь избыток, доброхотно отдавай неимущему: доброхотно бо дателя любит Бог. (2 Кор. 9, 7) (прп. Ефрем Сирин, 32, 172).

Всякое. дерево познается по своим плодам, и трудолюбивый человек виден с молодых его лет (прп. Ефрем Сирин, 32, 178).

Миряне трудятся для мирского, а духовные скорбят в делах духовных. Но печаль мира смерть соделывает, а печаль яже по Бозе, покаяние в жизнь вечную (ср.: 2 Кор. 7, 10) (прп. Ефрем Сирин, 32, 214).

Кто ненавидит труд, тот будет человеком негодным (прп. Ефрем Сирин, 32, 214).

Будем трудолюбивыми, но в делах обыкновенных не более, чем в деле Божием (прп. Ефрем Сирин, 32, 626).

Когда трудимся сверх меры, то даем повод винить нас в ненасытности (прп. Ефрем Сирин, 32, 626).

. Труды временной жизни приобретут вам великое дерзновение в жизни будущей; и нужды настоящей жизни будут для нас в упокоение, возвышение и похвалу в жизни будущей, и нынешний плач обратится для вас в утешение и покой (прп. Ефрем Сирин, 33, 125).

Будьте чадами послушания в трудах, чтобы стать отцами в упокоении. Пребывая в трудах, не будете увлекаться обычаем, потому что труд изгоняет страстный навык (прп. Ефрем Сирин, 33, 261).

. Если не будем охотно с сердечным желанием переносить всякий труд, не будем с умилением и сокрушенным сердцем посевать слез, то как, не плакав здесь, станем пожинать там. (прп. Ефрем Сирин, 33, 263).

Труд человека и мал, и велик; мал на самом деле, велик по воле, которой желание беспредельно (прп. Ефрем Сирин, 35, 281).

Блажен, кто многотрудными руками чтит царя и для многих служит законом жизни (свт. Григорий Богослов, 15, 274).

. Человеку надобно, по собственному произволению, возделывать землю сердца своего и трудиться; потому что Бог требует от человека труда, усилия и делания. Но если не явятся свыше небесные облака и благодатные дожди, ни в чем не успеет трудящийся земледелатель (прп. Макарий Египетский, 68, 197).

Вот признак христианства: сколько ни потрудишься, сколько ни совершишь праведных дел, оставаться в той мысли, будто бы ничего тобою не сделано; постясь, говорить: «я не постился»; молясь: «не молился»; пребывая в молитве: «не пребывал, полагаю только начало подвигам и трудам». Хотя бы и праведен был ты перед Богом, должен говорить: «я не праведник, не тружусь, а каждый день начинаю только». Но должно также христианину всякий день иметь упование, радость и чаяние будущего Царства и избавления, и говорить: «если не избавлен я сегодня, буду избавлен на утро». Насаждающий у себя виноградник, прежде нежели приступить к труду, имеет в себе радость и надежду, и когда вина еще нет, живо представляет в уме точило, вычисляет доходы, и в таких мыслях принимается за труд; надежда и ожидание заставляют его трудиться усердно, и делает он пока большие издержки в доме. А подобным образом домостроитель и земледелец сперва расточают много своей собственности, в надежде на будущую прибыль. Так и здесь, если не будет у человека перед очами радости и надежды, что приимет избавление и жизнь, то не возможет стерпеть скорбей и принять на себя бремя и шествие тесным путем. А сопровождающие его надежда и радость делают, что он трудится, терпит скорби, и принимает на себя бремя, и идет тесным путем (прп. Макарий Египетский, 68, 197-198).

. Человек не тотчас, как услышит Божие слово, делается уже достойным благой части. А если бы вместе с тем, как услышит, делался достойным благой части, то не было бы уже подвигов, или случаев к брани, или поприща для борьбы; но всякий без труда, как скоро услышал бы, достигал упокоения и меры совершенства. На деле бывает не так. Утверждая противное, отнимаешь у человека волю и отрицаешь бытие сопротивной силы, противоборствующей уму. Мы же говорим, что слушающий слово приходит в сокрушение и потом, поелику благодать, по Божию смотрению к пользе человека, удаляется от него, начинает он упражняться и поучаться во брани, борется и подвизается против сатаны, и после долгого состязания и борения одерживает победу и делается христианином. А если бы, слышанием только, без труда достигал кто благой части, то и лицедеи, и все блудники вошли бы в Царство и в жизнь. Но никто не даст им жизни без труда и подвига, потому что узок и тесен путь (см.: Мф. 7, 14). Сим-то негладким путем и надобно шествовать, и терпеть, и скорбеть, и таким образом войти в жизнь (прп. Макарий Египетский, 68, 218).

Поелику дары велики, то невозможно найти достойных трудов. Но велики должны быть вера и надежда, чтобы ими, а не трудами измерялось воздаяние (прп. Макарий Египетский, 68, 329—330).

. Труды молитвы, и поста, и прочих дел должно переносить с великим удовольствием и благою надеждою, цветы же и плоды трудов признавать действиями Духа (прп. Макарий Египетский, 68, 341).

. Неполезно для тебя беструдное приобретение благ (прп. Макарий Египетский, 68, 395).

Всякое видимое в мире дело делается в надежде получить пользу от трудов. И если кто вполне не уверен, что насладится трудами, то неполезны ему и труды (прп. Макарий Египетский, 90, 212).

. Кто не пренебрегает меньшими делами, тот покажет великую ревность и о величайших, а кто пренебрегает первыми, тот оставит и последние (свт. Иоанн Златоуст, 45, 35).

Не будем охуждать труд, не будем пренебрегать работою; потому что от них мы получаем, еще прежде Царствия Небесного, величайшую награду — сопровождающее их удовольствие. но что еще важнее удовольствия — самое цветущее здоровье (свт. Иоанн Златоуст, 46, 40).

. Бог наложил на человека груд не в наказание и мучение, но для вразумления и научения его (свт. Иоанн Златоуст, 46, 40).

Хотя наказанием и мучением кажутся слова: в поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт. 3, 19), но на самом деле они — некоторое внушение, и вразумление, и врачевство против ран, происшедших от греха (свт. Иоанн Златоуст, 47, 188).

Что узда для коня, то работа для нашей природы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 188).

Для того нам и даны руки, чтобы мы и себе помогали, и увечным по телу доставляли, по возможности, все необходимое из нашего имущества. (свт. Иоанн Златоуст, 47, 189).

. Через занятие работой мы и дурные помыслы легко исторгнем из души, и будем помогать нуждающимся, и не станем беспокоить двери других, и исполним закон Христов, который говорит: блаженнее есть паче даяти, нежели приимати (Деян. 20, 35) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 189).

. Не о трудности только дела помышляй. но прежде всего рассуждай с самим собою о том, какой можешь ты удостоиться чести, и мысль об этой чести сделает для тебя легким тяжкое и трудное (свт. Иоанн Златоуст, 48, 30).

. Жизнь наша сопряжена с трудами, так как без трудов мы обыкновенно развращаемся. Природа наша не может бездействовать, а иначе легко преклоняется ко злу (свт. Иоанн Златоуст, 52, 233).

. Почему, скажешь, мы ныне трудимся? Потому что ты не хотел вести благоразумно жизнь без трудов. Если исследовать внимательно, то ведь бездействие и без того обыкновенно развращает нас и причиняет много трудов (свт. Иоанн Златоуст, 52, 234).

. Почему, скажешь, не признано за лучшее, чтобы добро делалось без труда? Такие слова свойственны животным и чревоугодникам, которые почитают богом свое чрево (свт. Иоанн Златоуст, 52, 234).

Если ты будешь иметь успех в своих трудах, то, очевидно, при помощи свыше, впрочем, когда и сам ты трудишься, когда обнаруживаешь желание. (свт. Иоанн Златоуст, 56, 115).

. Мы напрасно трудимся в таком случае, если все считаем своим, если не приписываем большей части Богу (свт. Иоанн Златоуст, 56, 115).

. Если послушаешься Христа Бога и будешь подражать всепремудрому Павлу, то или обучи трудиться , или объясни предлог, по которому будут питаться, и жить в покое, и быть чистыми от лукавых помыслов те, которые и Христу не повинуются, и Павлу не последуют (прп. Исидор Пелусиот, 61, 33).

Кто делит свое время между рукоделием и молитвой, тот тело укрощает трудом и беспорядочные его требования доводит до мерности, а душу, которая, трудясь вместе с телом, вожделевает наконец отдохновения, располагает через то к молитве, как к делу более легкому, и приводит к ней усердную и с живыми силами. Ибо она чувствует утешение, при перемене дела и переходе от одного к другому, между тем как скучает, долго занимаясь одним и тем же; тяготится она однообразием, разнообразию же занятий радуется; кажется ей, что, оставляя одно дело, она как бы слагает с себя всякое утруждение, почему к другому приступает со свежими будто силами, как бы начинающая только трудиться (прп. Нил Синайский, 91, 244).

Кто не любит работать, тот бездействием питает страсти и пожеланиям дает свободу устремляться к сродным им предметам, — что наипаче обнаруживается во время молитвы; ибо тогда внимание ума бывает все поглощено тем, чем занято сердце, и он только и делает, что в помыслах перебирает внушаемое пришедшею в движение страстию, вместо того чтобы беседовать с Богом и просить у Него полезного себе. Зная сие, святой Павел с ревностью нападает на праздность и всех апостольской властью обязует к труду (см.: 2 Сол. 3, 6—12). Дело есть якорь для мысли и дает ей безопасное направление. Пусть отовсюду приближаются бури и порывы ветров, угрожают крушением, мысль стоит неуклонно, удерживаемая делом, как якорем; несколько волнуется она поднимающимися помыслами, но не увлекается в опасность, потому что держащие ее узы крепче гонящих ее ветров (прп. Нил Синайский, 91, 244—245).

Что ни делаешь, имей Бога перед очами твоими (прп. авва Исаия, 60, 46).

Не держи в сердце своем злобы ни на кого, иначе труды твои будут тщетны и суетны (прп. авва Исаия, 60, 49).

Некоторый человек имел двух рабов и послал их на поле жать пшеницу, приказав каждому сжать в один день по семи некоторых участков земли. Один из них употребил все свои силы на то, чтобы исполнить повеление господина его, однако же не мог вполне совершить сего дела: ибо оно превышало силы его, а другой предался праздности. Кто, говорил он сам с собою, в состоянии совершить такое дело в один день? И так пренебрегая повелением господина, хотя он тревожился и беспокоился сим, однако же провел весь день без дела, то предаваясь сну, то зевая, то вертясь на все стороны, как вертится дверь на своих крючьях. Когда же наступил вечер, они возвратились к господину. Он, узнав о труде прилежного слуги, похвалил его, хотя дело и не вполне им было совершено; другого же, как беспечного и ленивого презрителя, приказал жестоко наказать и выгнать из дома своего. Так и мы во всяком деле и скорбном подвиге не должны лениться, а трудиться рачительно по мере сил наших; и Бог, без сомнения, дарует нам наследие со святыми Своими (прп. авва Исаия, 60, 66—67).

Кто прибегает к Богу и просит Его помощи при всяком труде, тот найдет в нем покой (прп. авва Исаия, 60, 87).

Труд по Богу бывает помощником добродетели; праздность есть матерь пороков (прп. авва Исаия, 60, 93).

В дом, в котором отверсты окна и двери, вползают всякого рода змеи; сему дому подобен человек, который трудится, но не хранит трудов своих (прп. авва Исаия, 60, 95).

Упражняйся в трудах и рукоделии, дабы нищий мог получить от тебя хлеб: ибо праздность есть смерть и погибель души (прп. авва Исаия, 60, 96).

. Будем пребывать в страхе Божием, охотно подъемля труды в возделывании добродетелей, которыми укрощается злоба врагов: ибо труды сии не только хранят нас от страстей и врагов, но и уготовляют душе венцы, прежде исхода ее из тела (прп. авва Исаия, 60, 98—99).

Кто не полагается на свои труды, тот наиболее ощущает помощь Божию (прп. авва Исаия, 60, 138).

. Человек никогда не должен доверять себе, но постоянно пребывать в труде, доколе находится в теле (прп. авва Исаия, 60, 142).

Если кто не потрудится даже до смерти представить тело свое таковым, каково было у возлюбленного Иисуса, тот не возможет сретить Его с радостию, и не освобождается от горького рабства (прп. авва Исаия, 60, 178).

. Горе тем, кои трудятся для пользы других, а для себя самих не употребляют трудов. (прп. авва Исаия, 60, 194).

Телесные труды суть орудия добродетелей и спасительны для души (прп. Антоний Великий, 90, 78).

Понуждай себя на труд рукоделия; и вселится в тебя страх Божий (прп. Антоний Великий, 90, 97).

Избери себе труд, и он, вместе с постом, молитвою и бдениями, избавит тебя от всех скверн, потому что телесный труд приносит чистоту сердца, а чистота сердца делает то, что душа приносит плод (прп. Антоний Великий, 90, 108).

. Если работаешь с немощным, не любопрись в сердце своем, желая наделать более его. (прп. авва Исаия, 90, 309).

Кто в силах, тот должен работать и делиться с имеющими нужду. Ибо кто не хочет работать, тот не признается достойным и есть (свт. Василий Великий, 7, 354).

Хотя бы поручаемые тебе службы казались низкими, бойся злоупотребления, допуская превозношение и презрение, потому что за тобою надзирает Бог (свт. Василий Великий, 9, 50).

Не должно в праздности есть хлеб тому, кто способен работать, а занявшийся исполнением чего-либо во славу Христову должен принуждать себя к ревности в деле, по мере сил (свт. Василий Великий, 10, 55).

Если и к делу простираешь руки, то пусть язык творит псалом, а ум молится (прп. Ефрем Сирин, 31, 71).

Один неутомимо занимается работой из сребролюбия, другой много работает по любви к благотворению (прп. Ефрем Сирин, 31, 134).

. Трудная работа в самое время труда утомляет, по утомлении же доставляет здравие и благосостояние (прп. Ефрем Сирин, 31, 137).

Человеку, который в силах работать, не хорошо есть хлеб в праздности, когда Апостол говорит: без стужения себе соблюдох и соблюду (ср.: 2 Кор. 11,9) (прп. Ефрем Сирин, 31, 146).

Не всегда дует одинаковый ветер, но в ветрах бывают перемены, посему надобно приучать себя к делу, ибо не знаем, что родит находяй день (ср.: Притч. 27, 1) (прп. Ефрем Сирин, 31, 150-151).

Приятна тебе праздность, но горек конец ее. Изнемогаешь работая, но возвеселишься впоследствии (прп. Ефрем Сирин, 31, 186).

Кто празднословит во время дела, тот развлекается в деле; а кто углубляется мыслию в святое слово, тот больше успеет (прп. Ефрем Сирин, 31, 204).

Не бойся труда и не говори: «Не изнемочь бы мне», а представляй лучше в уме, что все святые страданиями благоугождали Богу (прп. Ефрем Сирин, 31, 205).

Если. кто тяготится утомлением за делом, то сколько в мире таких, у которых болят руки и ноги. которые ни днем, ни ночью не имеют покоя (прп. Ефрем Сирин, 31, 413).

Трудись с ведением и рассуждением, чтобы ничего не пропало из сделанного тобою (прп. Ефрем Сирин, 31, 493).

Люби труды в это краткое время, чтобы покоиться целые веки; потому что сам ты пойдешь туда, а дело твое останется здесь (прп. Ефрем Сирин, 31, 518).

. Люби труды до конца, чтобы не был за тебя хулим Бог, когда неверные скажут: «И Бог не спас его!» Но как сказал Господь, тако да просветится свет ваш перед человеки, яко да видят ваша добрая дела: и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16) (прп. Ефрем Сирин, 31, 519).

Если вышел ты. вместе с братиями своими на поделие; то, по мере сил, дарованных тебе Господом, помогай более немощному, зная, что получишь от Господа награду за труд и за сострадание. Если же ты худосилен и немощен, то не пускайся много говорить, приказывать и вольничать, но лучше молчи и безмолвствуй, и Господь, видя твое смирение, убедит сердце братии твоей не налагать на тебя бремени (прп. Ефрем Сирин, 31, 566—567).

. , кто раздает работы, сделает замечание касательно доброты сработанного, то без огорчения приими обличение (прп. Ефрем Сирин, 31, 568).

. Старайся дневную работу и оканчивать в назначенный день; и ум, не связанный заботою и печалию, будет иметь свободное время для молитвы. (прп. Ефрем Сирин, 31, 575).

. Кто в силах и не трудится вместе с братиею, тот во многих отношениях вредит самому себе: во-первых, лишает себя награды, а во-вторых, подает повод к ропоту и к пересудам, как сделавший дело самолюбия (прп. Ефрем Сирин, 31, 588).

Во время трудов возводи душевное око горе и, созерцая оную радость, не будешь отрекаться от трудов (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

Неутомимо предайся труду, чтобы избежать тебе утомительности суетных трудов; потому что труды праведных произращают плод жизни, а труды грешников исполнены гибели (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

Трудящиеся для суетной жизни стараются запнуть трудящихся с ведением, чтобы близ себя не иметь обличения (прп. Ефрем Сирин, 32, 104).

. Не должно уклоняться от труда, напротив того, если брат вспомоществует брату, то они не уловимы сетями диавольскими (прп. Ефрем Сирин, 32, 120).

. Если усильно будешь работать сверх должного, и не станешь снабжать других, то будешь побежден. Напротив того, когда имеешь избыток, доброхотно отдавай неимущему: доброхотно бо дателя любит Бог. (2 Кор. 9, 7) (прп. Ефрем Сирин, 32, 172).

Всякое. дерево познается по своим плодам, и трудолюбивый человек виден с молодых его лет (прп. Ефрем Сирин, 32, 178).

Миряне трудятся для мирского, а духовные скорбят в делах духовных. Но печаль мира смерть соделывает, а печаль яже по Бозе, покаяние в жизнь вечную (ср.: 2 Кор. 7, 10) (прп. Ефрем Сирин, 32, 214).

Кто ненавидит труд, тот будет человеком негодным (прп. Ефрем Сирин, 32, 214).

Будем трудолюбивыми, но в делах обыкновенных не более, чем в деле Божием (прп. Ефрем Сирин, 32, 626).

Когда трудимся сверх меры, то даем повод винить нас в ненасытности (прп. Ефрем Сирин, 32, 626).

. Труды временной жизни приобретут вам великое дерзновение в жизни будущей; и нужды настоящей жизни будут для нас в упокоение, возвышение и похвалу в жизни будущей, и нынешний плач обратится для вас в утешение и покой (прп. Ефрем Сирин, 33, 125).

Будьте чадами послушания в трудах, чтобы стать отцами в упокоении. Пребывая в трудах, не будете увлекаться обычаем, потому что труд изгоняет страстный навык (прп. Ефрем Сирин, 33, 261).

. Если не будем охотно с сердечным желанием переносить всякий труд, не будем с умилением и сокрушенным сердцем посевать слез, то как, не плакав здесь, станем пожинать там. (прп. Ефрем Сирин, 33, 263).

Труд человека и мал, и велик; мал на самом деле, велик по воле, которой желание беспредельно (прп. Ефрем Сирин, 35, 281).

Блажен, кто многотрудными руками чтит царя и для многих служит законом жизни (свт. Григорий Богослов, 15, 274).

. Человеку надобно, по собственному произволению, возделывать землю сердца своего и трудиться; потому что Бог требует от человека труда, усилия и делания. Но если не явятся свыше небесные облака и благодатные дожди, ни в чем не успеет трудящийся земледелатель (прп. Макарий Египетский, 68, 197).

Вот признак христианства: сколько ни потрудишься, сколько ни совершишь праведных дел, оставаться в той мысли, будто бы ничего тобою не сделано; постясь, говорить: «я не постился»; молясь: «не молился»; пребывая в молитве: «не пребывал, полагаю только начало подвигам и трудам». Хотя бы и праведен был ты перед Богом, должен говорить: «я не праведник, не тружусь, а каждый день начинаю только». Но должно также христианину всякий день иметь упование, радость и чаяние будущего Царства и избавления, и говорить: «если не избавлен я сегодня, буду избавлен на утро». Насаждающий у себя виноградник, прежде нежели приступить к труду, имеет в себе радость и надежду, и когда вина еще нет, живо представляет в уме точило, вычисляет доходы, и в таких мыслях принимается за труд; надежда и ожидание заставляют его трудиться усердно, и делает он пока большие издержки в доме. А подобным образом домостроитель и земледелец сперва расточают много своей собственности, в надежде на будущую прибыль. Так и здесь, если не будет у человека перед очами радости и надежды, что приимет избавление и жизнь, то не возможет стерпеть скорбей и принять на себя бремя и шествие тесным путем. А сопровождающие его надежда и радость делают, что он трудится, терпит скорби, и принимает на себя бремя, и идет тесным путем (прп. Макарий Египетский, 68, 197-198).

. Человек не тотчас, как услышит Божие слово, делается уже достойным благой части. А если бы вместе с тем, как услышит, делался достойным благой части, то не было бы уже подвигов, или случаев к брани, или поприща для борьбы; но всякий без труда, как скоро услышал бы, достигал упокоения и меры совершенства. На деле бывает не так. Утверждая противное, отнимаешь у человека волю и отрицаешь бытие сопротивной силы, противоборствующей уму. Мы же говорим, что слушающий слово приходит в сокрушение и потом, поелику благодать, по Божию смотрению к пользе человека, удаляется от него, начинает он упражняться и поучаться во брани, борется и подвизается против сатаны, и после долгого состязания и борения одерживает победу и делается христианином. А если бы, слышанием только, без труда достигал кто благой части, то и лицедеи, и все блудники вошли бы в Царство и в жизнь. Но никто не даст им жизни без труда и подвига, потому что узок и тесен путь (см.: Мф. 7, 14). Сим-то негладким путем и надобно шествовать, и терпеть, и скорбеть, и таким образом войти в жизнь (прп. Макарий Египетский, 68, 218).

Поелику дары велики, то невозможно найти достойных трудов. Но велики должны быть вера и надежда, чтобы ими, а не трудами измерялось воздаяние (прп. Макарий Египетский, 68, 329—330).

. Труды молитвы, и поста, и прочих дел должно переносить с великим удовольствием и благою надеждою, цветы же и плоды трудов признавать действиями Духа (прп. Макарий Египетский, 68, 341).

. Неполезно для тебя беструдное приобретение благ (прп. Макарий Египетский, 68, 395).

Всякое видимое в мире дело делается в надежде получить пользу от трудов. И если кто вполне не уверен, что насладится трудами, то неполезны ему и труды (прп. Макарий Египетский, 90, 212).

. Кто не пренебрегает меньшими делами, тот покажет великую ревность и о величайших, а кто пренебрегает первыми, тот оставит и последние (свт. Иоанн Златоуст, 45, 35).

Не будем охуждать труд, не будем пренебрегать работою; потому что от них мы получаем, еще прежде Царствия Небесного, величайшую награду — сопровождающее их удовольствие. но что еще важнее удовольствия — самое цветущее здоровье (свт. Иоанн Златоуст, 46, 40).

. Бог наложил на человека груд не в наказание и мучение, но для вразумления и научения его (свт. Иоанн Златоуст, 46, 40).

Хотя наказанием и мучением кажутся слова: в поте лица твоего снеси хлеб твой (Быт. 3, 19), но на самом деле они — некоторое внушение, и вразумление, и врачевство против ран, происшедших от греха (свт. Иоанн Златоуст, 47, 188).

Что узда для коня, то работа для нашей природы (свт. Иоанн Златоуст, 47, 188).

Для того нам и даны руки, чтобы мы и себе помогали, и увечным по телу доставляли, по возможности, все необходимое из нашего имущества. (свт. Иоанн Златоуст, 47, 189).

. Через занятие работой мы и дурные помыслы легко исторгнем из души, и будем помогать нуждающимся, и не станем беспокоить двери других, и исполним закон Христов, который говорит: блаженнее есть паче даяти, нежели приимати (Деян. 20, 35) (свт. Иоанн Златоуст, 47, 189).

. Не о трудности только дела помышляй. но прежде всего рассуждай с самим собою о том, какой можешь ты удостоиться чести, и мысль об этой чести сделает для тебя легким тяжкое и трудное (свт. Иоанн Златоуст, 48, 30).

. Жизнь наша сопряжена с трудами, так как без трудов мы обыкновенно развращаемся. Природа наша не может бездействовать, а иначе легко преклоняется ко злу (свт. Иоанн Златоуст, 52, 233).

. Почему, скажешь, мы ныне трудимся? Потому что ты не хотел вести благоразумно жизнь без трудов. Если исследовать внимательно, то ведь бездействие и без того обыкновенно развращает нас и причиняет много трудов (свт. Иоанн Златоуст, 52, 234).

. Почему, скажешь, не признано за лучшее, чтобы добро делалось без труда? Такие слова свойственны животным и чревоугодникам, которые почитают богом свое чрево (свт. Иоанн Златоуст, 52, 234).

Если ты будешь иметь успех в своих трудах, то, очевидно, при помощи свыше, впрочем, когда и сам ты трудишься, когда обнаруживаешь желание. (свт. Иоанн Златоуст, 56, 115).

. Мы напрасно трудимся в таком случае, если все считаем своим, если не приписываем большей части Богу (свт. Иоанн Златоуст, 56, 115).

. Если послушаешься Христа Бога и будешь подражать всепремудрому Павлу, то или обучи трудиться , или объясни предлог, по которому будут питаться, и жить в покое, и быть чистыми от лукавых помыслов те, которые и Христу не повинуются, и Павлу не последуют (прп. Исидор Пелусиот, 61, 33).

Кто делит свое время между рукоделием и молитвой, тот тело укрощает трудом и беспорядочные его требования доводит до мерности, а душу, которая, трудясь вместе с телом, вожделевает наконец отдохновения, располагает через то к молитве, как к делу более легкому, и приводит к ней усердную и с живыми силами. Ибо она чувствует утешение, при перемене дела и переходе от одного к другому, между тем как скучает, долго занимаясь одним и тем же; тяготится она однообразием, разнообразию же занятий радуется; кажется ей, что, оставляя одно дело, она как бы слагает с себя всякое утруждение, почему к другому приступает со свежими будто силами, как бы начинающая только трудиться (прп. Нил Синайский, 91, 244).

Кто не любит работать, тот бездействием питает страсти и пожеланиям дает свободу устремляться к сродным им предметам, — что наипаче обнаруживается во время молитвы; ибо тогда внимание ума бывает все поглощено тем, чем занято сердце, и он только и делает, что в помыслах перебирает внушаемое пришедшею в движение страстию, вместо того чтобы беседовать с Богом и просить у Него полезного себе. Зная сие, святой Павел с ревностью нападает на праздность и всех апостольской властью обязует к труду (см.: 2 Сол. 3, 6—12). Дело есть якорь для мысли и дает ей безопасное направление. Пусть отовсюду приближаются бури и порывы ветров, угрожают крушением, мысль стоит неуклонно, удерживаемая делом, как якорем; несколько волнуется она поднимающимися помыслами, но не увлекается в опасность, потому что держащие ее узы крепче гонящих ее ветров (прп. Нил Синайский, 91, 244—245).

Отказывающиеся от рукоделий под предлогом, что должно непрестанно молиться, на самом деле и не молятся. Они тем самым, чем думают в праздности доставить душе свободу от забот, запутывают ее в лабиринте неисходных помыслов и через то делают ее неспособною к молитве. Тело, трудящееся над делом, удерживает при себе мысль, которая не меньше глаз должна наблюдать за тем, что делается, и содействовать телу для непогрешительности в действии, а покоющееся тело дает мысли свободу кружиться; потому что во время покоя возбуждаются страсти и при каждом похотливом воспоминании увлекают мысль и овладевают ею, как пленницею (прп. Нил Синайский, 91, 245).

Когда сердце какою-либо сластию подвигнется с места трудолюбия, тогда оно, подобно тяжелому камню, катящемуся вниз, бывает неудободержимо (прп. Марк Подвижник, 70, 35).

Ничего не думай и не делай без цели по Богу; ибо бесцельно путешествующий напрасно тратит труд (прп. Марк Подвижник, 90, 525).

Кто не пребывает добросовестно в созерцании, тот не восприемлет и телесных трудов ради благочестия (прп. Марк Подвижник, 90, 536 ).

Кто не подъемлет произвольно трудов за истину. тот невольными гораздо тяжелее наказан будет (прп. Марк Подвижник, 90, 536).

Семя не прорастает без земли и воды; и человек не получит пользы без произвольных трудов и Божественного заступления (прп. Марк Подвижник, 90, 544).

Если не можешь потрудиться телом своим, поскорби хотя мысленно (прп. Исаак Сирин, 59, 410).

Увлеченные обольщением чувственной сласти, предпочли мы истинной жизни смерть. Понесем же благодарно убивающий сию сласть труд телесный, чтобы, когда смертью ее уничтожится вместе с нею через нее происшедшая смерть, восприять возвращающуюся к нам жизнь, прежде проданную за сласть, а теперь опять купленную за немногие труды плоти (прп. Максим Исповедник, 92, 250).

. Да будут труды ваши всесторонне безукоризненны и достойны воздаяния (прп. Феодор Студит, 93, 45).

В какой мере кто отмеряет на братство своего труда и усердия, в такой и отмерится ему (прп. Феодор Студит, 93, 221).

Не будем отрицаться и от трудов телесного подвижничества; ибо как из земли пшеница, так от них произрастает духовная радость и опытность в добре (прп. Филофей Синайский, 92, 415).

Труды же и поты всегда сопровождают человека в настоящей жизни, по промыслительному устроению человеколюбивого Бога, чтобы иначе не потерял он опять того, что стяжал трудами и потами (прп. Симеон Новый Богослов, 77, 332).

Иди ко мравию, о, лениве (Притч. 6, 6) — и научись от него трудолюбному деланию. Но при этом не забывай, что во благих наших не имеет нужды Бог, ни в чем не имеющий недостатка и всем преисполненный; но Сам благотворит богатно даровито, и спасает по благодати благоумных, и верных Ему произволением, и благодарных; хотя человеколюбно приемлет посильные их делания. Итак, если ты трудишься как должник Ему за прежние Его тебе блага, добре творишь и близка к тебе милость Божия; если же должником думаешь иметь Бога за делаемое тобою по видимому добро, то ты заблудил, уклонясь от прямого пути: ибо как Благодетель — должник? Впрочем, теки и так, как наемник; и, мало-помалу преуспевая, достигнешь, по милости Божией, искомого (прп. Феогност, 92, 385).

. От сильного тела требуется при молитве труд; без него сердце не сокрушится, молитва будет бессильной и не истинной (свт. Игнатий Брянчанинов, 40, 162).

В поте лица добывается вещественный хлеб: при усиленном труде, душевном и телесном, насевается хлеб небесный, доставляющий Вечную Жизнь в сердце человеческое. (свт. Игнатий Брянчанинов, 43, 271).

Надо прежде труды и поты подъять, потом уже начнут показываться плоды. Но условие неотложное — не жалеть себя (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 81, 189).

Труд с терпением без саможаления все преодолевает. (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 26).

Ни одного еще человека не было, который бы без трудов, тревог и смущений крутых достиг Царствия Божия (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 179).

Трудитесь, не ленитесь, но и не засматривайтесь на труды. Хуже всего сие последнее (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 181).

. Всякий, ищущий с терпением и верою, обретает. если не всегда то, чего желает, то всегда то, что благоволит Бог во благо ему. (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 83, 250).

Бог любит тружеников, только бы они смиренны были и о себе много не думали (свт. Феофан, Затв. Вышенский, 84, 184-185).

В Келлиях был старец, авва Аполлос. Если кто из братий приглашал его к труду или работе, то он немедленно шел со всей радостью, говоря: «Сегодня я иду трудиться с Царем моим, Христом, ради спасения души моей» (107, 71).

Рассказывают о святом авве Антонии Великом, что он, жительствуя в пустыне, однажды подвергся душевному смущению, унынию и особенному нашествию мрачных помыслов. Находясь в этом состоянии, он начал изливать печаль свою перед Богом. «Господи, — говорил он, — хочу спастись, но помышления мои никак не допускают мне совершить это. Что мне делать со страстями моими? Как мне спастись?» Встав с места того, на котором сидел, и немного отойдя, он сел на другое место, и вот видит неизвестного ему человека, тщательно занятого трудом рук своих. Этот человек то вставал, оставляя рукоделие, и молился, то опять возвращался к рукоделию. Он сшивал листья пальмы. Потом он опять вставал и молился, после молитвы опять принимался за рукоделие. Поступавший таким образом был Ангел, посланный Богом ободрить Антония и возбудить его к мужеству. И услышал Антоний глас, исшедший от Ангела: «Антоний! Поступай так, и спасешься». Услышав его, Антоний очень обрадовался и ободрился: он и начал так поступать, и спасся (107, 37—38).

. Авва Павел, опытнейший между отцами, когда пребывал в обширной пустыне, называемой Порфирион, будучи обеспечен плодами пальм и маленьким садиком, имел достаточный материал для пищи и жизни, и не мог заниматься каким-нибудь другим делом, которым бы содержаться, потому что жилище его в той пустыне отстояло от городов и обитаемой земли на семь дней пути или еще дальше, и больше требовалось платы за провоз, нежели сколько цены можно было получить за готовую работу, — собрав листья пальм, постоянно требовал от самого себя ежедневный урок работы, как будто этим он должен содержаться. Когда работою целого года пещера его наполнялась, то сделанное с заботливым старанием, подложив огонь, он ежегодно сжигал. Этим он показывал, что без дела рук невозможно монаху пребывать на одном месте, ни достигнуть когда-нибудь верха совершенства, так что, хотя необходимость пропитания вовсе и не требовала этого, он делал для одного очищения сердца, собранности помыслов и постоянного пребывания в келье или для победы и прогнания самого уныния (57, 134).

Братия, усмотрев, что Антоний Новый способен ко всякой работе, брали его с собой и, дав ему в руки лопату, заставляли копать землю. Удручаемый трудом, омываемый непрестанно потом и слезами, он воздыхал и молился мысленно Богу: «Господи! Виждь смирение и труд мой, и остави вся грехи моя». По прошествии довольного времени он видит во сне некоего мужа в великой славе. Муж этот держал весы в руке своей; на левой стороне весов положены были все грехи Антония, содеянные им от юности, а на правой все добродетели. Сперва обе чаши весов стояли на одной высоте; потом начала перетягивать левая, в которую положены были согрешения. Тогда славный муж, взяв лопату, которой копал Антоний, положил ее в правую чашу, которая и перетянула тяжесть согрешений, а славный муж, взглянув на Антония, сказал: «Вот! Бог показал тебе значение трудов твоих и простил тебе все согрешения твои» (107, 77).

Один брат пошел к авве Силуану в гору Синайскую. Увидев, что братия работают, он сказал старцу: «Делайте не брашно гиблющее (Ин. 6, 27); Мария же благую часть избра (Лк. 10, 42)». Старец сказал своему ученику: «Захария! Подай брату книгу и отведи его в пустую келью». Когда наступил девятый час, тот стал прислушиваться у двери, не посылают ли звать его к трапезе. Но как никто его не звал, он сам, встав, пошел к старцу и говорит ему: «Авва! Ужели братия сегодня не ели?» «Ели», — отвечал старец. «Почему же не позвали меня?» — опять спросил брат. «Потому, — отвечал старец, — что ты человек духовный и не имеешь нужды в такой пище, а мы плотские, хотим есть и потому работаем. Ты же избрал себе благую часть — читать целый день, и не хочешь вкушать плотской пищи». Брат, выслушав его, поклонился старцу и сказал: «Прости меня, авва!» Тогда старец ответил ему: «Так и Мария имеет нужду в Марфе; ибо и Мария похваляется из-за Марфы» (98, 260).

Некогда некоторые монахи, называемые евхиты, пришли к авве Лукию в Енат, и спросил их старец, говоря: «Какое ваше рукоделие?» Они отвечали: «Мы не занимаемся рукоделием, но, как говорит Апостол, непрестанно молимся». И сказал старец: «Вы не едите и не спите?» «Едим и спим», — отвечали они. Старец говорит: «А кто молится за вас, когда вы едите, и пьете, и спите?» На это им нечего было сказать. Тогда старец сказал им: «Простите мне, но вы не делаете, как говорите. Я же покажу вам, что, занимаясь рукоделием, непрестанно молюсь. Замочив немного прутьев, я сажусь и, плетя из них веревку, говорю: «Помилуй мя Боже, по велицей Твоей милости. (ср.: Пс. 50, 1). Не молитва ли это? Проводя так целый день в работе, я зарабатываю более или менее шестнадцати монет. Две из них подаю нищим, а на остальные ем. И молится за меня принимающий две монеты, когда я ем или сплю, и по благодати Божией у меня совершается непрестанная молитва» (99, 39-40).

Один великий старец имел ученика, который жил рядом с ним, в особой келье. Однажды старец услышал бесов, вопиявших: «Горе нам от этим монахов: и к старцу приблизиться не можем, и к ученику его тоже, потому что последний разоряет и строит и никогда не видим его праздным». Слыша это, старец понял, что от него самого гонит бесов присущая ему благодать Божия, а об ученике недоумевал: что это значит: разоряет и строит? Вечером он пришел к ученику и спросил: «Как живешь?» Ученик отвечал: «Хорошо, отче». Старец стал выпытывать у него, не впадает ли он в уныние. Тогда ученик указал рукою на лежавшие около него камни и сказал: «Из этого камня я отрою стены, а потом снова разрушаю их и, поступая так, не ощущаю уныния». Тут великий старец и понял, что бесы потому не могли приблизиться к его ученику, что никогда не видели его праздным, и стал поощрять ученика к продолжению труда.

Другим же старец об этом говорил: «Знаю, что своим деланием ученик мой не приносил никакой прибыли ни себе, ни другим, но зато, поскольку не был праздным, бесы не находили времени, чтобы приблизиться к нему» (113, 919-920).

В скиту, в лавре аввы Сисоя, жил один слепой старец. Келья находилась около полумили от колодца, и он не дозволял, чтобы кто-нибудь другой приносил ему воды. Он сплел себе веревку, один конец привязал у колодца, а другой у своей кельи, веревка же лежала на земле. Отправляясь за водой, он шел по веревке. Старец делал это для того, чтобы по веревке отыскать колодец. Если поднимавшийся от ветра песок засыпал веревку, то старец брал ее рукой, стряхивал песок и снова клал на землю. Однажды брат просил старца, чтобы позволил ему приносить воду. Старец отвечал: «Как же, брат? Я уже двадцать два года ношу себе таким образом воду, и ты хочешь отнять у меня мой труд?» (103, 154-155).

В кельях Хузива жил сострадательный старец. Если он видел, что кто-то из односельчан по бедности не мог засеять свое поле, он брал свой скот и семена и ночью засеивал, так что никто об этом не знал. Когда он ушел в пустыню, то и там творил дела милосердия. Он брал хлеб и воду и выходил на дорогу, ведущую от Иордана к Иерусалиму, и, когда замечал кого утомившимся, брал его ношу и провожал до святой горы Елеонской. На обратном пути тоже помогал кому-нибудь. Иногда можно было видеть, как он чинит одежду. И если он встречал нагого, то снимал с себя одежду и отдавал ему. Трудился он целый день. И если случалось ему находить мертвого, он хоронил его (103, 29).

Заметили ошибку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Оценка 4.1 проголосовавших: 27
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here